Вторая часть. Психологические эффекты телевидения

VIP Telegram-канал по торговле акциями США и криптовалютами
8 часов назад
Густые и красивые волосы — это реально!
7 часов назад

Часть вторая. Психологические эффекты телевидения

Привет ребята! Здесь начинается вторая часть статьи. Я не буду долго медлить, лучше начнем прямо сейчас. Сегодня будет очень интересно.

Эффекты «повышения интеллекта».

С появлением и развитием телевидения человечество значительно расширило свой кругозор и усилило познавательные способности – память, внимание, мышление. Когда-то экспериментально было доказано, что кратковременная память человека равна магическому числу 7+2, то есть от 5 до 9 единиц информации. Сейчас, в век телевидения, стало очевидным, что даже пожилые люди могут запомнить десятки имен персонажей, вспомнить их биографии, вспомнить актеров, играющих в сериалах, и режиссеров-режиссеров, которые их снимают. Любители спорта помнят целые футбольные команды, передачи и голы в образах, лидеров гонок, судей с непростыми иностранными именами. Появляются телелюбители с феноменальными математическими способностями. Они запоминают ярлыки акций и их котировки за одну ночь! Более того, они могут очень быстро придумывать комбинации для расчета прибыли.

Телевидение — это прогресс. По форме.

Телевидение становится транснациональным, и скоро новое поколение зрителей будет смотреть телевизор на нескольких языках без затруднений с переводом.

Единственное, за что ругают программы и целые каналы, — это контент.

Потому что телевидение, созданное для многомиллионной аудитории, постоянно снижает планку. Он пытается удовлетворить мифического среднего зрителя. И этот средний зритель становится все более бездарным, неизящным и глупым. Развивая познавательные способности, тренируя память и внимание, телевидение не формирует одного: критического отношения к себе. С другой стороны, уровень критичности того или иного человека нельзя определить исключительно на основе телевидения. Либо оно есть и тогда касается всех сторон жизни, либо его нет и человек «застревает» в инфантильной стадии развития, воспринимая телевидение как игрушку, которая иногда надоедает, иногда «не слушает», иногда ломает. вниз. Сегодня телевидение в основном является аттракционом, тренирующим пассивные познавательные процессы, т.е. память и внимание. Телевидение душит творчество. Эксперименты на детях показали, что те, кто много смотрит телевизор, хуже справляются с новыми, нестандартными задачами. Их мышление убивают телевизионные стереотипы.

Эффекты «увеличения символического капитала».

С точки зрения социальной психологии, а не клинической психологии, эфирное время стало «символическим капиталом». По мнению другого французского философа Бурдье, кроме денег мы можем заработать или унаследовать, то есть экономический капитал, если еще и символический — наше имя, возможность влияния на других. Отсюда ощущение поднятия своего статуса и психологическая нагрузка тех, кто был «там» на съемочной площадке, даже в качестве зрителей. Чем чаще вы появляетесь на экране, тем больше у вас репутации. Это как в советское время уважали тех, кто сумел получить дефицит.

Эффекты «продления жизни».

Чужие жизни, прожитые вместе с героями фильма или сериала, могут показаться более привлекательными и веселыми, чем ваша собственная. В фильмах события сменяют друг друга, герои быстро передвигаются, женятся, разводятся, заводят детей. Телевизионное время кажется сконцентрированным. И этот концентрат мы получаем бесплатно.

Психологическое время имеет свойство конденсироваться вокруг значимых событий. Чем более значимые важные для человека события происходят, тем богаче кажется жизнь в этом месте и тем быстрее течет время. Известно, что когда ничего не происходит, возникает чувство скуки, пустоты и подавленности. Время идет медленнее. Верна поговорка: «Нет ничего хуже ожидания…». Законы психологического времени открыл отечественный психолог Александр Кроник. В частности, они объясняют, как возникает ощущение полноты и насыщенности жизни у зрителя, который в реальной жизни каждый вечер просто свернувшись калачиком на диване.

Плотность событий в многоканальном телевидении гораздо больше, чем в жизни отдельного человека. Что человек может делать в течение дня? Встаньте пораньше, сходите на утреннюю пробежку, прочитайте последнюю газету, приберитесь, приступайте к работе, сделайте что-нибудь, поговорите с коллегами, пообедайте, снова сделайте что-нибудь. Например, сделать маникюр, обсудить личную жизнь Иванова-Петрова-Сидорова, пойти домой, приготовить, накормить всех, постирать, помыть посуду. А когда мы устаем от монотонного рабочего дня, приходит время для заслуженных полутора-двух часов другой, более насыщенной, более очаровательной жизни. Погони, встречи, расставания, любовные ссоры, перестрелки, революции и войны из расчета «одно событие в две минуты», а самое большее раз в пять минут. Форматы современных программ превосходят друг друга по скорости передачи информации. Вы замечали, что если старый черно-белый кинотеатр кажется сегодня слишком медленным. Раньше это был шанс почувствовать себя героем, удовлетворить эмоции. Чувствовать и плакать. Сегодня мы только следим за сюжетом. Опытное телевидение позади. Главный упор сегодня делается не на ощущения, а на видение. Телевидение становится все более рациональным, холодным, активным, напористым и безжалостным. И наше восприятие становится все более поверхностным, «заезженным».

Жалость. Все так хорошо начиналось.

Эффекты болтовни.

Мусор это мусор на экране. То, что неприлично, нельзя показать. Ненормальные, изуродованные, просто неприглядные люди, редкие, но ужасающие события, грязные аллеи, дикие комментарии… Есть лица, которые нельзя показывать по телевизору. Их изображение нарушает элементарные санитарные нормы и приводит, образно говоря, к тяжелым инфекционным заболеваниям головного мозга. Проще говоря — заражение мозга. Если мы вырастем в окружении плохих, недовольных жизнью, мироненавистников, вообще нездоровых людей, очень быстро живые, красивые и талантливые люди будут нас раздражать и вызывать желание ударить их чем-нибудь. Помните, как в сказке о Снежной королеве? Злой волшебник ударил маленького мальчика Кая осколком зеркала в глаз. И сердце его стало холодным и жестоким. Разбитое в клочья зеркало – плохой телевизор. Зло более заразно и опасно, чем добро, потому что оно не требует большого умственного напряжения и мыслительного напряжения. Его проще реализовать. Это чистое действие, действие.

Вначале телевидение было блестящим, оно показывало нам сияющую реальность и, таким образом, носило высокий стандарт внешней красоты. Однако с быстро растущей конкуренцией телевидение начало гоняться за новыми форматами, темами и снижать планку. Новаторство и нестандартность ценились больше, чем красота и традиционализм. Примером высочайшего пренебрежения этическими нормами стала постановка голландского реалити-шоу «Большой донор». По замыслу его организаторов, вопрос о том, кто из трех тяжелобольных отдаст свою почку неизлечимо больной женщине, должен был решаться в прямом эфире. Демонстрация вызвала массовые протесты по всей Европе и в нашей стране, продемонстрировав, что общество еще способно сопротивляться. Однако, если бы он вышел в эфир, прибыль для вещателя была бы огромной. Одним из мотивов просмотра таких дрянных шоу является банальная скука. Шокирующие события вызывают выброс адреналина, одного из самых сильных внутренних наркотиков организма. Скучная жизнь – благоприятный фон для появления тяги к наркотикам.

В России канал НТВ имеет заслуженную репутацию «мусорного» канала, передачи которого также вызывают заслуженные протесты.

Эффекты «разрушения самоконтроля».

То, что психиатры называют снижением критицизма, а точнее порогом критического отношения к себе и действительности, связано с постепенным разрушением внутреннего контроля личности, таких «контролирующих наше поведение» инстанций, как совесть, стыд, смущение. Контроль, если воспользоваться терминологией знаменитого Эрика Берна, писавшего об играх, в которые мы играем, символизирует Взрослого в каждом из нас. Взрослый мешает детям убежать и исполнить свои желания напрямую. Если мы изгоняем из своей психики Взрослого, то есть попадаем в детство, мы уже не играем в игры, а игры начинают играть нами. Это вроде как ситуация из фильма «Один дома», когда ты наконец-то можешь делать что хочешь и как хочешь. Вырвавшийся на свободу ребенок, брошенный взрослыми и родителями, забывает об отдыхе, еде и сне, переключении на другие виды деятельности. Он очень быстро устает, его психика истощается.

Удовольствие может сыграть злую шутку, сделав нас рабами собственных желаний.

Но в то же время Ребенок испытывает огромное удовольствие, радость от того, что ему удалось «оторваться», трепет от непроизвольной активности. Это то, что никогда не забывается. И если бурю безудержных эмоций не наказать, ребенок снова потребует свою дозу радости. Каждый раз просят еще.

Эффекты «навязывания сценариев и стереотипов».

Дебаты о пагубном влиянии телевидения вращаются вокруг опасных моделей поведения, которые зрители усваивают, просматривая криминальные новости, скандальные ток-шоу, откровенные информационные бюллетени, боевики и мультфильмы для идиотов. Но не только плохому, но и хорошему поведению обучаются с одинаковым успехом. Есть механизм идентификации с героями передач. Если зритель чувствует сходство, он «переживает» жизнь такого персонажа с внутренним восторгом, а затем может подражать ему в реальности. Иногда не осознавая этого.

«Но чтобы идентифицировать себя с персонажем, вы должны быть похожи на него или предрасположены к его образу жизни и мышлению», — говорят телепродюсеры. Интервью с одним из них, генеральным продюсером ТНТ Романом Петренко, вы можете прочитать в третьей главе. Сам он похож на стильги из семидесятых – флисовые штаны, длинные косы.

— Я всегда хотел носить длинные волосы, как ребята из Битлз. И теперь я могу себе это позволить!

Свой образец для подражания Роман позаимствовал с телевидения. Первое поколение, которое выросло перед телевизором, родилось в 1960-х годах, и сейчас оно определяет телевизионную политику.

Телевидение диктует не только сценарии поведения, но и сценарии опыта. У экранных персонажей мы учимся плакать, смеяться и возмущаться в тех или иных ситуациях. А телережиссеры умело выдавливают из нас слезы или заставляют нас плакать своими юмористическими программами. Где должен быть смех: пауза, сдержанный смех, усиление сцены. Где крик: меланхоличная музыка, слезы на глазах актера, пауза для подкрепления, наращивание эмоций, синхронное усиление звука. Или: герой достает пистолет и стреляет каждый раз, когда чувствует, что ему причиняют боль. Восемь раз в фильме и отрабатывается модель поведения. «Железный человек». Нарушено табу «не убий». А еще у нас есть мальчики, которые убивают 37 человек в год. Конечно, телевидение не мотивирует, в этом смысле оно ни в чем не виновато. Но он предлагает ответы на вопросы, которые висят в воздухе. Он создает атмосферу фаворитизма, «узаконивает» и дает разрешение на осуществление самых страшных планов и фантазий. Он снимает самообладание с предохранителя и говорит: действуй!

Мой издатель Алексий Орлович писал об этом: «Искусственные телевизионные эмоции вытесняют живые. Люди кричат ​​на своих детей, когда те просят внимания во время просмотра программы. Люди беспокоятся о Луи Альбере больше, чем о собственной семье. Политические новости (очевидный продукт телевидения) становитесь интереснее собственного здоровья.Вы перестаете испытывать собственные эмоции,то есть живете своей жизнью.Когда я приехал из США(учился там 2 года)мне казалось,что люди говорят фразы из телевизора.Но в США было не проще.я спрашивал у американцев.почему они Афганистан бомбят?

Мы действуем и принимаем чужие решения, делаем чужой выбор (не осознавая этого). Моя жена покупает Ариэль, полагая, что она лучше стирает. Однажды я поймал себя на том, что не осуждаю своего сотрудника по его поступкам, а скорее придаю ему черты персонажа из популярного фильма.

Эффекты «Мода на ТВ».

Тихонов-Штирлиц, Баталов-Гуров, Безруков-Беляев, Вертинская-Ассоль, Заворотнюк-Няня… Разнообразие моделей — каждая в свое время стала легендарной телемоделью. В сегодняшней индустрии мыльных опер модели начинают появляться сезонно, как в высокой моде. Этим летом было модно смотреть фильм «Сваха», главную роль в котором сыграла Анна Большова. Прошлым летом это была Лена Корикова в «Бедной Насте». Нет, это было еще раньше, а недавно — «Не родись красивой» с Нелли Уваровой. Чем больше каналов, тем сложнее зрителю «держаться на острие», тем больше усилий требуется, чтобы оставаться «в курсе».

Любые стереотипы, предлагаемые телевидением – положительные или отрицательные – их вмешательство в наше сознание стирает индивидуальность. Программирует нас быть одинаковыми, быть универсальными. На такие начищенные мозги легко поддаются влиянию рекламы: «Ешь и радуйся!», «Купи и радуйся!», «Одень и забудь!

Остановитесь, пока это не убило вас и ваши деньги.
10 часов назад
VIP Telegram-канал по торговле акциями США и криптовалютами
10 часов назад

Последствия «зависимости».

Существует гипотеза, еще не подтвержденная экспериментально, что химическая траектория пристрастия к телевидению аналогична пристрастию к любви. Он развивается по тем же законам. Во-первых, возбуждение и изумление, выброс гормонов из группы адреналина, эндорфинов, дофамина, т.е. гормонов счастья. Далее следует позитивная привычка и высвобождается более слабый, но не менее приятный стимулятор – серотонин. Достаточно наблюдать за бурными вегетативными реакциями на лицах людей, чтобы понять силу химических реакций, происходящих внутри их тел. Повышается артериальное давление, сердце бьется быстрее, а жители обильно потеют. После съемок в студии может пахнуть казармой с тысячами новобранцев.

Никто не готовит людей к эфирам, а психологов нет ни до, ни после, потому что они нужны всем, кто прошел через эмоциональные потрясения. Радость так же обременительна для тела и психики, как и печаль.

Я бы отнес телезрителей, которые умирают на домашнем телевидении, к вторичным жертвам. А те, кто внутри, в непосредственной близости от ТВ-реактора, получают более сильную дозу.

В коридорах Останкино можно встретить большое количество фриков (фриков), которые под любым именем, в любом гриме и одежде готовы заявить, что они, например, отцы 787 детей, матери третьих тройняшек, похищенных проклятая итальянская мафия, агенты иностранных спецслужб и гомосексуалы. Их можно угадать по зоркому взгляду. Это их звездный час. Как наркоманы, которые сделают все, чтобы выпить. Сидя на экспертных диванах, я не раз наблюдал крайний восторг героев шоу. Психологически они «выгорают» — теряют способность контролировать свои эмоции и поведение. Похоже на экзальтацию — состояние, при котором человек начинает говорить вещи, которые в обычной жизни не сказал бы, испытывает первобытные, дикие эмоции, плохо осознает, что с ним происходит. Если кто-то уберет все табу, страхи, внутренние ограничения, он почувствует огромное облегчение. Но это обманчиво.

Программа «Минута славы» использует эти комплексы – хоть раз дотянуться до звезд, предстать перед страной во всей красе, получить максимальную дозу обожания, т.е. облучения.

Помимо фриков, существует большая армия постоянных зрителей ток-шоу, которые поддерживают программу аплодисментами в студиях. Ими движет любопытство, интерес и желание приблизиться к «звездам». Они видели Малахова, Лолиту и Молчанова вживую! А они могут грамотно сказать, какие они на самом деле? И даже сфотографироваться, взять автограф или просто потрогать.

Выдох, эмоциональные потрясения, сильное возбуждение до и после передачи могут лишить человека самой способности мыслить.

Но есть еще одна очень сильная базовая потребность, которую удовлетворяет телевидение. Это потребность в принятии и обожании. Нам так же нужна эмоциональная поддержка извне. Но когда по ту сторону экрана находится многомиллионная аудитория, «доза обожания» многократно превышает ежедневную потребность человека в любви и принятии. Это тот кайф, который не может дать тебе ни один любящий человек в мире.

Неслучайно многие пары расстаются после того, как одна из них оказывается на телевидении. Бывшая возлюбленная меркнет по сравнению с ярким Юпитером. Механизм тут простой. При обычном общении человек получает ответ, пропорциональный количеству людей, с которыми он разговаривает. Чаще это общение один на один. Если у вас есть вторая половинка, которая любит и принимает вас, кем бы вы ни были, этого достаточно, чтобы нормально жить и работать. Конечно, если в семье два, три или пять человек, а еще есть друзья, то полученная «доза обожания» во много раз превышает норму. Но к этому можно привыкнуть, купаться в счастье. И самое главное — найдите время посочувствовать друг другу. Последнее очень важно, поскольку является показателем нормального психического равновесия. Мужчина не может отдавать меньше, чем получает, иначе он начнет «пухнуть» от удовольствия, а само удовольствие станет целью его жизни. Больше не нужно будет прилагать никаких усилий для получения «дозы» удовольствия. И не будет никакого смысла прилагать усилия. Вы больше не можете одаривать такого человека любовью и принятием.

Такую любовь можно только имитировать. Подражание чувствам — это изюминка профессии актера, телеведущего и певца. Если вы не научитесь это делать, вас могут поймать. Нельзя воспринимать всерьез зрителей, их любовь. Да и сама аудитория должна вырасти и научиться критически относиться к своим телекумирам. В противном случае нет выхода из этого порочного круга зависимости.

Первые признаки надвигающейся болезни видны у зрителей, которые первыми прослушивают программу.

Горизонт сужается к горлышку бутылки, то есть к объективу камеры. Все остальное в мире кажется досадным недоразумением.

Если сравнить это с фазами алкоголизма, то есть аналогия:

На первом этапе человека забавляет небольшая доза. На второй фазе он все откладывает на потом, а свое участие в телепрограммах ставит выше всех остальных приоритетов. И он создает команду партнеров, таких же фанатов, как и он сам. Им есть о чем поговорить, их объединяет общий интерес к вещанию. На третьем неважны также друзья, которые на самом деле являются конкурентами. Алкоголики похожи на филателистов — они любят вместе поговорить о марках, но каждый из них понимает, что редких марок на всех не хватит и что обычные марки их уже не интересуют. И вскоре бывший любитель, а ныне высокий профессионал, становится тихо страдающим изгоем.

Судя по всему, время от времени в окрестностях Останкиной можно встретить бездомных фанатов. Некоторые из них потеряли разум и память. Но они счастливо улыбаются, потому что находятся в самом святом месте страны — Останкино!

Это потому, что мы переоцениваем телевидение и его важность в нашей жизни.

Симптомы деформации личности человека, ставшего эфирным наркоманом, описала одна из звезд политического телевидения Ирина Хакамада. Она черпала из наблюдения и самонаблюдения. Некоторые из симптомов:

2. начинает долго и с недоверием рассказывать о своем телевыступлении, показывает кассеты с записью и подробно их комментирует.

4. Человек готов бросить работу в любой момент, если его позовут на телевидение. Они начинают обсуждать детали своего предстоящего шоу с кем попало.

6. Человек готов тратить не только время, мозг, просто чтобы провести немного времени у телевизора, он готов потратить деньги на изменение внешности, одежду, гримера и подарки для сотрудников телевидения.

Но пристрастие к телевидению, как видите, проявляется не только у депутатов, психическое здоровье которых давно вызывает сомнения. Неузнаваемость в стране — это нагрузка на психику? А по телевизору они уже давно, как их не деформировать?

Эффекты «куриного гипноза».

Константин Сурнов, психолог, часто появляющийся на телевидении и знающий предмет вдоль и поперек, считает телевидение куриным гипнозом. Состояние, близкое к коллапсу. Возникает при фокусировке на движущихся объектах. Всем известно, что кричащего ребенка можно успокоить, повесив над ним игрушку и начав раскачивать ее в ритме — вперед-назад. Эту же технику используют гипнотизеры. Константин считает, что телевидение «занимает» весь мозг. «Телевидение — это, конечно, волшебство, это мистика и немного психофизиологии. Упрощая вещи для скорости и ясности, телевизионное изображение занимает правое полушарие нашего мозга, а речь, звук и понимание — левое полушарие. У нас нет других полушарий, поэтому мы получаем «гипноз». Курица. «Человек, ребенок или взрослый, просто смотрит и не может жить своей жизнью, не может думать о своей жизни, живет жизнью телевидения. Если выключить звук или отвернуться от картинки, становится немного легче».

Интересный природный эксперимент был проведен в США. Когда они открыли спутниковый канал, наступило время, когда им нечего было транслировать, поэтому они поставили камеру перед аквариумом и несколько дней транслировали плавание рыб. А когда начали транслировать настоящие программы, стал сыпаться контент канала, возмущенные звонки, жалобы и письма слушателей. Суть просьб и требований сводилась к следующему: «Верните рыбу!» Известно, что аквариумы покупают и выставляют в офисах, чтобы создать успокаивающую, расслабляющую атмосферу, если вам нравится тип «полного отключения мозга», который происходит под гипнозом.

Эффекты «успокоения, успокоения» явно заложены в телевидении. Но они таятся не только в кино, но и в драматургии программ и фильмов. Большинство телепроектов построено на идее заинтриговать зрителя с самого начала, заставить его следить за ходом событий и создать иллюзию сопричастности самого зрителя, позволяя ему в какой-то мере контролировать действия персонажей. При этом каждый раз, когда зритель начинает привыкать, расслабляться, на экране происходит что-то непредвиденное, как говорят режиссеры, «фишки рушатся», и зритель в очередной раз попадается на новый сюжет.

Эффекты «нарушения монотонности жизни».

Проблемные персонажи создают дополнительную мотивацию к жизни. При нарушении нормального положения дел человек становится возмущенным, возмутительным, плачущим, жалующимся, то есть возбудимым, отклоняющимся от состояния абсолютного покоя. Это значит жить. Телевидение создает постоянный поток новых стимулов для тех, кому его не хватает в жизни. И это заставляет обычного человека думать, волноваться и смеяться над чем-то. Замечено, что люди, переутомленные или имеющие свою напряженную внутреннюю жизнь, например, влюбленные или, наоборот, разведенные, не смотрят телевизор. Настоящая боль или радость меняет гормональный фон психики, и люди вынуждены искать вполне конкретные раздражители, которые подходят только им. В любви они должны читать, видеть, слушать и, прежде всего, говорить и писать о любви. В эти редкие периоды мы превращаемся в киногероев собственных историй. Ищем и создаем свои сценарии, либо копируем их с экранов, пробуя то одно, то другое. Мы находимся на переднем плане нашей собственной жизни. И это самая нормальная часть как нашей личности, так и биографии.

Эффекты «сытости».

В конце концов, телевидение скучно. Социологические агентства фиксируют неуклонный спад просмотров. Почему мы меньше смотрим телевизор? Ни один продюсер или телеаналитик не может с уверенностью сказать, чего хочет зритель, скорее полновесный и быстрый. Почему взрослые женщины смотрят молодежные реалити-шоу, футбол, а юноши – мексиканские мыльные оперы? Куда уходят зрители в предрождественский период, т.е. в новогоднюю ночь? Каналы выкатывают свои лучшие проекты, а показать их некому. Моя гипотеза, хотя и ироничная, состоит в том, что шопинг — настоящая конкуренция для телевидения. Женщины ходили по магазинам, мужчины ходили по магазинам для женщин. Теперь они тоже ходят по магазинам. Если только контролировать семейный бюджет. И дети бегут на улицу, пока родителей нет дома.

Зрители и программисты составляют два основных класса населения России. Два параллельных мира. Они оба смотрят друг на друга по разные стороны экрана, тыча пальцами и корча рожи. Думая, что ты их не видишь. То есть не видя их истинного лица и намерений. Оба поражены глупостью тех, кто «за стеклом». Они жалуются, что «совесть окончательно потеряли», «цинично потребляют нас», «считают нас лохами и уродами». Но оба сейчас очень нужны.

Другие психотерапевтические «воздействия». Психотерапевтическая роль телевидения заключается в том, что:

Это показывает обычному человеку, что он еще больший идиот, чем он.

Он во многом решает проблему отдыха для большей части общества. Те, кто не может ходить на концерты или в клубы, могут делать это дома.

Телевидение создает иллюзию общения, спасает от одиночества. Зритель счастлив, что рядом с ним кто-то есть и что кто-то с ним разговаривает: «Дорогие зрители… Я хочу показать вам… Как вы думаете?..»

Для людей, прикованных к постели или в инвалидном кресле, телевидение действительно является чуть ли не единственным окном в мир. Для пожилых людей это еще и спасение от одиночества. Хотя есть еще книги, музыка, кино, в общем, всегда есть какой-то выбор… Но в случае с одинокими больными и стариками все более-менее понятно.

Телевидение может помочь вам выжить психологически. Захватывающие истории любви и мелодраматические сериалы помогают пройти через катарсис, процесс очищения, которого сложно добиться даже в психотерапевтических ситуациях.

Сегодня телевидение является тестом интеллекта, чувства юмора, личностной зрелости, социальной мобильности и идеологической приверженности. Говорить о том, что семья смотрит по телевизору, значит говорить со всеми. Их предпочтения, привычки, яркие спонтанные реакции, ночные кошмары, затянувшиеся ожидания и убеждения. Человек — это то, что он смотрит по телевизору.

На самом деле скрытых психологических эффектов телевидения, комплексов, которые оно эксплуатирует, гораздо больше. Каждая программа имеет свой набор «хитростей» и «хитростей».

Итак, статья заканчивается. Я надеюсь, вам понравилось, и это было интересное чтение для вас. Увидимся в следующий раз!

Scalper X6 - новейший форекс-индикатор с двойным фильтром!
7 часов назад
Scalper X6 - новейший форекс-индикатор с двойным фильтром!
8 часов назад

Читайте также