Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Судебная практика по 327 ч 3 ук

Судебная практика по 327 ч 3 ук

Что ожидает виновного


Несмотря на то что санкции в виде изоляции от общества отсутствуют в части 3 статьи 327 УК РФ, наказание, ожидающее злоумышленника, будет здесь не менее суровым. Поэтому, если судебный орган признает гражданина виновным в том, что он использовал ненастоящие документы, и при этом последний знал о том, что бумаги подложные, то преступника ожидает: – штраф до 80 тысяч рублей или заработная плата (другой доход) осужденного за период до полугода; – либо обязательные работы (до 480 часов); – также предусмотрен исправительный труд на срок не более 2-х лет; – и последнее – это арест на период не больше 6-ти месяцев. Здесь необходимо сразу отметить, что наказание, прописанное в части 3 ст. 327 УК РФ, является альтернативным.

Иными словами, судебный орган самостоятельно определяет, какую из прописанных в законе санкций применить к виновному за содеянное.

Приговоры судов по ч. 3 ст. 327 УК РФ

Единаров А.С.

совершил незаконное использование средств индивидуализации товаров, совершенное неоднократно, группой лиц по предварительному сговору, при следующих обстоятельствах.Так, Единаров А.С., в неустановленное время, но не позднее 15 апреля. Исаков Д.И. будучи в состоянии опьянения, управляя автомобилем, совершил нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2016 года).Так, Исаков Д.И., , будучи лишен. © 2021 sud-praktika.ru |

ПОЗИЦИИ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТНОСИТЕЛЬНО КВАЛИФИКАЦИИ СЛУЖЕБНОГО ПОДЛОГА

Один из вопросов, которому уделено внимание в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», — квалификация служебного подлога (п.

35). Принятию данного Постановления предшествовало обсуждение его проекта на научно-практической конференции

«Актуальные вопросы квалификации преступлений коррупционной направленности»

, состоявшейся в Верховном Суде Российской Федерации 28 марта 2013 г., а также на страницах юридической печати.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации сформулировал положения по ряду спорных вопросов установления признаков состава служебного подлога. Однако остались вопросы, на которые в Постановлении или нет ответа, или разъяснения недостаточно конкретизированы.

1. Наибольшие проблемы в теории и на практике при установлении признаков состава преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, вызывает вопрос о предмете служебного подлога. Именно с него Пленум Верховного Суда Российской Федерации и начал свои разъяснения, посвященные квалификации служебного подлога.

Именно с него Пленум Верховного Суда Российской Федерации и начал свои разъяснения, посвященные квалификации служебного подлога. Согласно диспозиции ст. 292 УК РФ предметом служебного подлога является официальный документ. В теории уголовного права под документом обычно понимают носитель информации с реквизитами.

Носитель информации чаще всего является бумажным.

В то же время современный документооборот все больше становится электронным. Отсюда и необходимость признания документами и электронных носителей информации. К реквизитам документа принято относить источник документа, дату составления, печать (штамп) и т.

п. Содержание документа составляет та информация, о которой в нем идет речь. Документ, как правило, имеет определенную форму. В соответствии с названным Постановлением «предметом преступления, предусмотренного статьей 292 УК РФ, является официальный документ, удостоверяющий факты, влекущие юридические последствия в виде предоставления или лишения прав, возложения или освобождения от обязанностей, изменения объема прав и обязанностей.

К таким документам следует относить, в частности, листки временной нетрудоспособности, медицинские книжки, экзаменационные ведомости, зачетные книжки, справки о заработной плате, протоколы комиссий по осуществлению закупок, свидетельства о регистрации автомобиля».

Пленум Верховного Суда Российской Федерации выделяет следующие признаки документа как предмета служебного подлога: 1) официальность документа; 2) удостоверяющее значение документа; 3) факты, которые он удостоверяет, влекут юридические последствия в виде предоставления или лишения прав, возложения или освобождения от обязанностей, изменения объема прав и обязанностей. Признак официальности документа в Постановлении не определяется. В теории уголовного права он является дискуссионным.

Бесспорно отнесение к официальным документов, которые исходят от государственных и муниципальных органов, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований Российской Федерации. Споры возникают в отношении документов, имеющих иное происхождение, но вместе с тем попадающих в документооборот государственных и муниципальных органов, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований Российской Федерации.

Правильным видится подход, в соответствии с которым официальным признается документ, за которым государство в лице государственных органов или органов местного самоуправления в установленном законом или иным нормативным актом порядке признает юридическое значение.

Если такой документ попадает в документооборот государственных и муниципальных органов и учреждений, то он может быть при наличии иных признаков предметом служебного подлога. Ведь общественная опасность служебного подлога связана прежде всего с тем, что возможно использование «юридической силы» поддельного документа. Такая возможность возникает и в том случае, когда подделываются документы, исходящие от граждан, коммерческих организаций, при их попадании в официальный документооборот.

При обсуждении проекта Постановления предлагалось в определении официального документа указать, что он подпадает под действие системы регистрации, строгой отчетности и контроля за обращением(1). Это предложение представляется оправданным.

Второй признак официального документа, выделяемый Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, — наличие удостоверяющей силы. Не имеют удостоверяющей силы документы информационного характера, в которых могут излагаться факты, но этим документом они не удостоверяются.

Информационные документы могут иметь статус официальных, но не признаются предметом служебного подлога.

Президиум Свердловского областного суда отметил, что по смыслу ст. 292 УК РФ предметом служебного подлога являются лишь официальные документы, т. е. такие, которые удостоверяют события или факты, имеющие юридическое значение и влекущие соответствующие юридические последствия, либо предоставляют права, возлагают обязанности или освобождают от них.

Статистические карточки являются формой первичного учета выявленных преступлений и лиц, их совершивших, и служат целям контроля за своевременностью поступления первичной учетной документации, подбора отдельных сведений о преступности, результатах расследования по делу и иных справочных сведений. Статистические карточки форм 1.1-99, 2-2000 носят информационный характер и как документы первичного учета преступлений применяются только для решения ведомственных задач.

Указанные статистические карточки как не устанавливающие каких-либо юридических фактов и не влекущие правовых последствий нельзя признать официальными документами. По изложенным мотивам выводы суда о признании этих карточек официальными документами и о наличии в действиях С.

состава преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, являются ошибочными(2). На практике постоянно возникают споры относительно возможности признания предметом служебного подлога отчетов, которые составляются в государственных и муниципальных органах, государственных и муниципальных учреждениях и используются для оценки эффективности их работы, а также при планировании работы и распределении средств на будущее.

На практике постоянно возникают споры относительно возможности признания предметом служебного подлога отчетов, которые составляются в государственных и муниципальных органах, государственных и муниципальных учреждениях и используются для оценки эффективности их работы, а также при планировании работы и распределении средств на будущее.

Ключевым при отнесении этих документов к предмету служебного подлога является именно их удостоверяющая сила.

Если отчет обладает таковой, то он может быть предметом служебного подлога (например, бухгалтерский отчет).

Если же отчет носит исключительно информационный характер, а удостоверяющее значение имеют документы, на основании которых он составлен, то его нельзя признавать предметом служебного подлога.

В то же время следует отметить, что вопрос о наличии удостоверяющей силы документа не всегда очевиден. Наконец, третий признак — документ удостоверяет факты, которые влекут юридические последствия в виде предоставления прав или их лишения, возложения обязанностей или освобождения от них, изменения объема прав и обязанностей. Так, Верховный Суд Российской Федерации указал, что постановления о возбуждении и прекращении уголовного дела удостоверяют такие события и факты, которые имеют юридическое значение и влекут юридические последствия, в связи с чем внесение в эти документы заведомо ложных сведений должностными лицами органов внутренних дел из иной личной заинтересованности, выразившейся в желании улучшения показателей раскрываемости преступлений, является служебным подлогом, ответственность за совершение которого предусмотрена ст.

292 УК РФ(1). В теории уголовного права вопрос об обязательности этого признака является дискуссионным. В диспозиции ст. 292 УК РФ о нем не упоминается.

Тогда как в другом составе, предусмотренном в ст. 327 УК РФ, где предметом также указан официальный документ, данный признак назван. Толкование уголовного закона Пленумом исключает из числа официальных документов, которые могут признаваться предметом служебного подлога, протоколы допросов, протоколы судебного заседания и т.

п. Эти документы сами по себе не предоставляют прав и не освобождают от обязанностей, однако они имеют важное юридическое значение. Их исключение из числа предметов служебного подлога вряд ли соответствует закону(2). Представляется обоснованным смягчить требования, предъявляемые к предмету служебного подлога.

Следует привести не жесткий императив о том, что факты, которые удостоверяются документом, вызывают последствия в виде предоставления прав или освобождения от обязанностей, а отметить возможность этих фактов влиять на наступление последствий в виде предоставления прав или освобождения от обязанностей.

2. Второй вопрос по квалификации служебного подлога, на который обращает внимание Пленум Верховного Суда Российской Федерации, — это действия, образующие объективную сторону преступления.

Согласно ст. 292 УК РФ общественно опасное деяние может быть двух видов: 1) внесение в официальный документ заведомо ложных сведений (интеллектуальный подлог); 2) внесение в документ исправлений, искажающих его действительное содержание (физический, или материальный подлог).

В Постановлении выделяется два вида служебного подлога: 1) отражение и (или) заверение заведомо не соответствующих действительности фактов в уже существующих официальных документах (подчистка, дописка и др.); 2) изготовление нового документа, содержащего заведомо ложные сведения, в том числе с использованием бланка соответствующего документа. Анализ УК РФ и Постановления показывает, что Пленум Верховного Суда Российской Федерации дал разъяснение, отступив от буквы закона.

Во-первых, признал наличие служебного подлога и в случае изготовления нового документа, содержащего заведомо ложные сведения.

С этим следует согласиться, поскольку непризнание служебным подлогом изготовления поддельного документа что называется «с нуля» противоречит системному смыслу закона. Данное разъяснение хотя и выходит за рамки грамматического толкования закона, но совпадает с системным смыслом уголовно-правовой нормы. Иное толкование привело бы к абсурду.

И во-вторых, Пленум Верховного Суда Российской Федерации посчитал, что служебный подлог будет иметь место не только в случае внесения в документ заведомо ложных сведений, но и когда заверяется документ с заведомо ложными сведениями. Эту рекомендацию также следует считать обоснованной в силу того, что в результате заверения заведомо ложной информации изготавливается поддельный официальный документ. Опять же толкование, данное в Постановлении, выходит за рамки грамматического смысла закона, но совпадает с его системным смыслом.

3. Последний вопрос по квалификации служебного подлога, получивший разъяснение в Постановлении, связан с определением субъекта преступления.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации, как и в диспозиции ст. 292 УК РФ, говорит о должностных лицах, а также о государственных служащих и служащих органа местного самоуправления, не являющихся должностными лицами. При этом он отмечает не всех должностных лиц, а только тех, которые наделены полномочиями по удостоверению фактов, отражаемых в документе.Данное разъяснение нуждается в уточнении.

При этом он отмечает не всех должностных лиц, а только тех, которые наделены полномочиями по удостоверению фактов, отражаемых в документе.Данное разъяснение нуждается в уточнении. Отвечать за служебный подлог могут только те лица, которые в силу служебных полномочий имеют доступ к официальным документам.

Должностное лицо, государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, не имеющие доступа в силу своих полномочий к официальному документу и внесшие в него изменения, при наличии иных признаков состава могут отвечать по ст.

327 УК РФ. Так, если государственный служащий, не являющийся должностным лицом, проникает в помещение, где хранятся официальные документы и куда у него нет доступа, тайком вносит в официальный документ изменения, то ответственность для него должна наступить, при наличии иных признаков состава, по ст. 327 УК РФ за подделку официального документа.

Это первое уточнение. Второе уточнение состоит в том, что по ст. 292 УК РФ подлежат ответственности не только те должностные лица, в обязанность которым вменено удостоверение фактов, но и иные должностные лица, которые имеют доступ к официальным документам и при этом не наделены полномочиями по удостоверению соответствующих фактов.

292 УК РФ подлежат ответственности не только те должностные лица, в обязанность которым вменено удостоверение фактов, но и иные должностные лица, которые имеют доступ к официальным документам и при этом не наделены полномочиями по удостоверению соответствующих фактов. Например, составляют документ, но не удостоверяют отражаемые в нем факты. Если согласно распределению полномочий на государственного или муниципального служащего возложена функция по составлению документа (внесению в него соответствующих сведений), а функция удостоверения фактов, содержащихся в документе, возложена на должностное лицо, то служебный подлог может быть совершен и указанными служащими.

Таким образом, субъектом служебного подлога могут быть должностные лица, государственные или муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами, которые наделены полномочиями по работе с официальными документами (заполнение, выдача официальных документов, хранение, контроль за правильностью их заполнения и т.

д.). Последнее, на что следует обратить внимание при определении круга лиц, подлежащих ответственности за служебный подлог, это вопрос о квалификации действий служащих государственных и муниципальных учреждений.

По закону они не относятся к государственным и муниципальным служащим. В силу этого если они не наделены полномочиями должностного лица, то и отвечать по ст.

292 УК РФ не могут. По общему правилу не подлежат ответственности за служебный подлог инспектор отдела кадров образовательного учреждения, медицинская сестра лечебного учреждения, поскольку они не наделены полномочиями должностного лица и не являются государственными и муниципальными служащими.

4. Вопрос, который не нашел отражения в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и даже не обсуждался при подготовке его проекта, но который важен для практики, — это оценка подделки официального документа, когда этот документ не включается в официальный документооборот, и более того, его и не предполагается вводить в официальный документооборот.

На кафедре уголовного права СПбГУ в свое время обсуждался запрос, в котором речь шла об одной из таких ситуаций. Участковый уполномоченный в целях улучшения статистических показателей своей работы незаконно составил протокол об административном правонарушении, которого в реальности не было. Однако на основании этого протокола административное дело не возбуждалось и к административной ответственности никто не привлекался.

Свою «юридическую роль» официального документа протокол не сыграл и не мог сыграть, поскольку возбуждение административного дела не планировалось. Он был нужен только в «информационных» целях.

При таких обстоятельствах изготовление поддельного документа не обладает общественной опасностью, которая связана с наличием реальной угрозы вреда порядку управления. Общественная опасность имеет место только в случае, когда предполагается использовать поддельный документ. Можно провести аналогию с преступлением, предусмотренным в ст.

186 УК РФ. Ответственность за фальшивомонетничество наступает, если имеют место сбыт поддельных денег или их изготовление, хранение либо перевозка в целях сбыта.

То есть когда либо имеет место непосредственно ввод подделок в обращение, либо предполагается это сделать. Представляется, что, оценивая общественную опасность подделки официального документа, следует учитывать данное обстоятельство. Если изготовление поддельного официального документа не сопровождается его последующим вводом в обращение и исключается возможность его использования, то содеянное нельзя квалифицировать как преступление, предусмотренное ст.

292 УК РФ, в силу малозначительности. Хотя деяние формально и обладает признаками служебного подлога, тем не менее преступлением его признать нельзя по причине отсутствия общественной опасности.

В связи с изложенным представляется целесообразным дополнить рекомендации Пленума Верховного Суда Российской Федерации по квалификации служебного подлога положением о критерии общественной опасности деяния, предусмотренного ст.

292 УК РФ.

Ст 327 УК Судебная практика.

Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков

>> >> Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков П Р И Г О В О Р именем Российской Федерации город Москва «27» января 2012 года Гагаринский районный суд г.

Москвы в составе председательствующего федерального судьи О.В. Шаровой, единолично, при секретаре Сусалёвой О.В., с участием государственного обвинителя — помощника Гагаринского межрайонного прокурора г.

Москвы Каировой О.А., защитника – адвоката МГКА АК № 13. г. Москвы Романченко В.А., представившего соответствующее удостоверение № 9257 и ордер за № 1969 от 16.12.2011 года, защитника – адвоката МГКА АК № 13.

г. Москвы Канивец Ю.М., представившего соответствующее удостоверение № 10250 и ордер за № 1590 от 10.10.2011 года, с участием переводчика ООО «Рабикон К» Якубовой О.И., представившей соответствующую доверенность № 78/01 от 24.01.2012 года, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении: Кардаук М., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 327, ч.3 ст. 327 УК РФ, УСТАНОВИЛ: ф 5 виновна в совершении пособничества совершению подделки иного официального документа, предоставляющего права, в целях его использования, предоставлением информации, средств совершения преступления.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах: Кардаук М., имея преступный умысел, направленный на пособничество в подделке иного официального документа, в целях его использования, предоставлением информации, средств совершения преступления, ДД.ММ.ГГГГ, примерно в 15 час.

00 минут, находясь по адресу: , Ленинский пр-т , при неустановленных обстоятельствах, содействуя неустановленному лицу в совершении преступления, предоставила неустановленному дознанием лицу информацию о себе, а именно передала копию паспорта и две свои фотографии, с целью изготовления иного официального документа — поддельного разрешения на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства и дальнейшего приобретения данного документа. Неустановленное дознанием лицо изготовило бланк разрешения на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства 77 № на имя Кардаук М., после чего ДД.ММ.ГГГГ примерно в 15 час.

00 мин., находясь по адресу: , Ленинский пр-т , сбыло Кардаук М. поддельный официальный документ за 8000 рублей.

ф 5 виновна в совершении использования заведомо подложного документа. Преступление совершено при следующих обстоятельствах: Кардаук М., являясь гражданкой Республики Молдова ДД.ММ.ГГГГ, примерно в 15 час. 00 мин., находясь по адресу: , Ленинский пр-т , при неустановленных дознанием обстоятельствах, у неустановленного лица, имея умысел на использование заведомо подложного документа, приобрела на своё имя за 8000 рублей, не выдававшееся ей в установленном законом порядке заведомо подложное разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 №, бланк, которого, согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, изготовлен не по технологии предприятий, осуществляющих выпуск данного вида полиграфической продукции, и выполнен способом струйной печати при помощи копировально-множительного устройства.

Кардаук М., незаконно использовала данное заведомо подложное разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на свое имя вплоть до ДД.ММ.ГГГГ, когда примерно 15 часов 00 минут она, находясь по адресу: , в целях трудоустройства, осознавая подложность документа, предъявила инспектору отдела кадров ООО « », заведомо подложное разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на своё имя. Допрошенная в судебном заседании подсудимая ф 5 свою вину согласно предъявленного ей обвинения по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 327, ч.3 ст.

327 УК РФ, при изложенных выше обстоятельствах фактически не признала в полном объёме, сообщив о том, что приобретая разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на свое имя полагала, что оно легально и для его приобретения достаточно произвести оплату в размере 8000 рублей, передав ранее незнакомому лицу, предоставив копию своего паспорта и фотографии.

Из показаний, данных в ходе дознания, оглашённых по ходатайству стороны государственного обвинения с согласия участников процесса в порядке ст. 276 ч.1 п.1 УПК РФ, данными ф 5 в качестве подозреваемой, с участием защитника, следует, что вину в совершении преступлений, предусмотренных ч.

5 ст. 33, ч. 1 ст. 327, ч.3 ст.

327 УК РФ, полностью признала, раскаялась в содеянном, и показала, что в она приехала ДД.ММ.ГГГГ с целью трудоустройства. Для осуществления трудовой деятельности в городе Москве ей необходимо было оформить разрешение на работу иностранного гражданина или лица без гражданства. ДД.ММ.ГГГГ примерно в 12 часов 30 минут, ф 5 находилась по адресу: , Ленинский пр-т , когда к ней подошла неизвестная женщина и предложила помощь в оформлении разрешения на работу иностранного гражданина или лица без гражданства, пояснив, что разрешение на работу будет поддельным, но хорошего качества, стоимость которого составит 8000 рублей, при этом для его оформления потребуется предоставление ф 5 копия ф 5 паспорта, 2 цветные фотографии.

ф 5 знает, что законным способом разрешение на работу выдается в УФМС, однако понимала, что будет проще не оформлять его как положено, а приобрести, не обращаясь в официальные органы. ф 5 необходимо было время, чтобы снять с паспорта копию и сфотографироваться.

Примерно в 15 часов 00 минут ф 5 вновь встретилась с неизвестной женщиной у по Ленинскому проспекту в , где передала ей вышеперечисленные документы, а именно копию своего паспорта и две фотографии, договорились о встрече на ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ примерно в 15 часов 00 минут по адресу : , Ленинский проспект, она передала той же женщине денежные средства в размере 8000 рублей, в обмен на переданное ей поддельное разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на имя ф 5, с её фотографией. ДД.ММ.ГГГГ примерно в 15 часов 00 минут ф 5 приехала по адресу: , где расположен ООО «Силуэт», с целью трудоустройства на работу.

В данной организации ей была предложена должность уборщика производственных и служебных помещений. ф 5 согласилась поступить на работу на данную должность, при оформлении документов по трудоустройству ф 5 предъявила инспектору отдела кадров ф 2 поддельное разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на своё имя, временную регистрацию по месту жительства в городе Москве и паспорт на свое имя, после чего между ф 5 и ООО « » был заключён трудовой договор сроком на один год.

(том 1 л.д. 46-48) Вина подсудимой ф 5 в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 327 УК РФ, ч.3 ст. 327 УК РФ полностью подтверждается исследованными в судебном заседании совокупностью доказательств, представленных стороной обвинения.

Оглашёнными в судебном заседании по ходатайству стороны обвинения в порядке ч.1 ст.

281 УПК РФ, с согласия сторон, показаниями свидетеля ф 2 (инспектор отдела кадров в ООО « ») , данными в ходе досудебного следствия, из которых следует, что ф 5 ДД.ММ.ГГГГ, примерно в 15 часов 00 минут, обратилась к ней с целью трудоустройства в ООО « », предъявив паспорт на своё имя, свидетельство о регистрации и разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 №. Данной гражданке была предложена должность уборщика производственных и служебных помещений, на что ф 5 согласилась и между ней и ООО « » был составлен трудовой договор сроком на 1 год. В последствии предъявленное ф 5 разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства вызвало у ф 2 сомнение в подлинности, в связи с чем ДД.ММ.ГГГГ ф 2 обратилась в ОВД по у с заявлением, по факту проверки на подлинность разрешения на работу (том №; л.д.

67-68); Оглашёнными в судебном заседании по ходатайству стороны обвинения в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ, с согласия сторон, показаниями свидетеля ф 3, который показал, что до ДД.ММ.ГГГГ подсудимая ф 5 ему была не знакома, неприязненных отношений к ней не испытывает. ДД.ММ.ГГГГ примерно в 14 часов 30 минут, когда он находился в помещении торгового центра, расположенного по адресу: , к нему подошёл сотрудник милиции и попросил присутствовать в качестве понятого при изъятии поддельного документа.

ДД.ММ.ГГГГ примерно в 14 часов 30 минут, когда он находился в помещении торгового центра, расположенного по адресу: , к нему подошёл сотрудник милиции и попросил присутствовать в качестве понятого при изъятии поддельного документа.

ДД.ММ.ГГГГ примерно в 14 часов 40 минут по адресу: , ф 3 и второму понятому были разъяснены права и обязанности понятого, после чего, ранее неизвестной женщине, которая представилась, как Кардаук М., была разъяснена ст.

51 Конституции РФ, при этом Кардаук М. пояснила, что, является гражданкой Республики Молдова, русским языком владеет свободно, в услугах переводчика не нуждается. Далее ф 5 было добровольно выдано разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на её имя, которое было упаковано в прозрачный полиэтиленовый файл с пояснительной надписью.

По поводу изъятия ф 5 пояснила, что данное разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства, она приобрела у неизвестного мужчины за 8.000 рублей, а не в законном порядке. А так же пояснила, что для изготовления данного поддельного разрешения на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства, она предоставила неизвестному мужчине следующие документы: копию паспорта на свое имя, две цветные фотографии, после того как поддельное разрешение на работу было готово, ф 5 предала ему денежные средства в размере 8.000 рублей. В ходе изъятия был составлен соответствующий протокол, в котором расписались все присутствующие лица (том №; л.д.61).

Оглашёнными в судебном заседании по ходатайству стороны обвинения в порядке ч.1 ст.

281 УПК РФ, с согласия сторон, показаниями свидетеля ф 4 (понятой) , который дал показания аналогичные по содержанию вышеизложенным показаниям свидетеля ф 3 (том №; л.д.58).

Показаниями свидетеля ф 6 (участкового уполномоченного отдела МВД России по ) , данными в ходе судебного следствия и оглашенными в судебном заседании по ходатайству стороны обвинения в порядке ч.3 ст.

281 УПК РФ, с согласия сторон, в соответствии с которыми ДД.ММ.ГГГГ ему на исполнение поступило заявление ф 2 по факту проверки разрешения на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на имя Кардаук Марины, которое она предъявила ДД.ММ.ГГГГ при трудоустройстве в ООО « ».

По ответу на запрос УФМС по было установлено, что разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на имя Кардаук М. не выдавалось. ДД.ММ.ГГГГ в 14 часов 40 минут по адресу: , в присутствии ф 2 и понятых, которым были разъяснены права и обязанности понятого, гражданке Кардаук М. была разъяснена ст. 51 Конституции РФ, при этом ф 5 пояснила, что, являясь гражданкой , русским языком владеет и в услугах переводчика не нуждается, после чего ф 5 добровольно выдала разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на с воё имя, пояснив, что данное разрешение на работу является поддельным, которое она приобрела у неизвестного мужчины за 8000 рублей, предоставив для его изготовления копию своего паспорта и фотографии.

В ходе изъятия был составлен протокол осмотра места происшествия, в котором расписались все участвующие лица.

Изъятый документ был направлен на исследование, из справки об исследовании № от ДД.ММ.ГГГГ следовало, что бланк разрешения на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на имя ф 5 изготовлен не по технологии предприятий, осуществляющих выпуск данного вида полиграфической продукции, и выполнен способом струйной печати при помощи копировально-множительной техники. Учитывая вышеизложенное и то, что в действиях гр-ки Кардаук М. усматривались признаки преступлений, предусмотренных ч.5 ст.33, ч.1 ст.327, ч.

3 ст. 327 УК РФ, данный материал проверки был передан в ОД отдела МВД России по .

(том №; л.д. 66). Кроме того, виновность подсудимой ф 5 в совершении преступления, предусмотренного ч.

5 ст. 33, ч. 1 ст. 327 УК РФ, ч.3 ст. 327 УК РФ полностью подтверждается исследованными в ходе судебного заседания письменными материалами дела: — рапортом от ДД.ММ.ГГГГ участкового уполномоченного отдела МВД России по у лейтенанта милиции ф 6 об обнаружении в действиях Кардаук М. признаков преступления, предусмотренного ст.

33 ч.5, ст.327 ч.1 УК РФ, ч.3 ст. 327 УК РФ, с указанием о совершении пособничества в подделке иного официального документа, а именно разрешения на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 №.

с предоставлением копии своего паспорта и фотографии, а так же в незаконном его использовании при трудоустройстве в ООО « » (том №; л.д. 5); — заявлением ф 2, зарегистрированным в КУСП № от ДД.ММ.ГГГГ в ОВД по о проверки на подлинность разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на имя ф 5 (том №; л.д. 6); — протоколом осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому ф 5, добровольно выдала разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на своё имя (том №; л.д.

36); — ответ из УФМС России по о том, что разрешение на работу серии 77 № на имя ф 5 не выдавалось (том №; л.д. 37); — справкой об исследовании № от ДД.ММ.ГГГГ., согласно которой бланк разрешения на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на имя ф 5, изготовлен не по технологии предприятий, осуществляющих выпуск данного вида полиграфической продукции, и выполнен способом струйной печати при помощи копировально-множительной техник (том №; л.д. 39); — заключением технико-криминалистической экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно выводов, которой бланк разрешения на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на имя Кардаук М.

изготовлен не по технологии предприятий, осуществляющих выпуск данного вида полиграфической продукции, и выполнен способом струйной печати при помощи копировально-множительного устройства (том №; л.д.

55-56); — протоколом осмотра документов от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому было осмотрено разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на имя Кардаук М.

и откопирован (том №; л.д. 70), который постановлением дознавателя ОД отдела МВД по ф 9 вещественным доказательством.

(том №; л.д.73). Какие – либо доказательства, подтверждающие невиновность подсудимой ф 5 в совершении преступлений, предусмотренной ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 327, ч.3 ст. 327 УК РФ, стороной защиты, как и на стадии дознания, так и в ходе судебного разбирательства суду представлены не были.

Анализируя и оценивая исследованные в судебном заседании доказательства, представленные стороной обвинения, суд находит, что они согласуются между собой, дополняют друг друга, а потому не сомневается в их достоверности и допустимости. У суда нет оснований не доверять вышеприведённым последовательным показаниям свидетелей ф 2, ф 3, ф 4, ф 6, данными суду и оглашёнными в судебном заседании, полученными в ходе судебного и досудебного следствия, судом не установлено обстоятельств, указывающих на возможность оговора названными лицами подсудимой ф 5 Свидетели ф 3 и ф 7 в своих показаниях, данных в ходе досудебного следствия, подтвердили факт своего участия в качестве понятых при производстве сотрудниками полиции изъятия разрешения на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства ф 5 серии 77 №.

Факт совершения подсудимой ф 5 пособничества совершению подделки официального документа, а также использования заведомо подложного документа при вышеуказанных обстоятельствах доказан вышеприведёнными достаточными и допустимыми доказательствами, а так же показаниями свидетеля ф 2, которая подтвердила факт использования ф 5 разрешения на работу иностранным гражданином или лица без гражданства серии 77 № с целью трудоустройства в ООО « » на должность уборщика производственных и служебных помещений, на основании которого вместе с паспортом и свидетельством о регистрации между ф 5 и ООО « » в лице генерального директора С.А.

ф 1 заключён трудовой договор сроком на 1 год, однако впоследствии предъявленное ф 5 разрешение на работу вызвало у ф 2 сомнение в подлинности, в связи с чем ДД.ММ.ГГГГ ф 2 обратилась в ОВД по у г Москвы с заявлением по факту проверки на подлинность.

Факт совершения ф 5 в части пособничества совершению подделки официального документа подтверждается вышеизложенными показаниями ф 5, данными в ходе проведения дознания по уголовному делу в качестве подозреваемой, оглашенными в ходе проведения судебного следствия и исследованные судом, в которых она сообщила о предоставлении ею для изготовления поддельного временного разрешения копии своего паспорта и фотографии. Подтвердив указанные сведения в ходе проведения осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ и последующего изъятия разрешения на работу иностранным гражданином или лица без гражданства серии 77 № в присутствии понятых свидетелей ф 4, ф 3 Кроме того, факт совершения подсудимой ф 5 преступлений, указанных в описательной части, связанного с совершением пособничества совершению подделки иного официального документа, а также использования заведомо подложного документа полностью подтверждён вышеуказанными письменными доказательствами, полученными в ходе проведения предварительного следствия по настоящему уголовному делу. Судом так же не установлено в ходе проведения судебного следствия по уголовному делу какие-либо личные неприязненные отношения, которые могли стать причиной для умышленного оговора подсудимой со стороны ф 8, сообщившей о возникших у неё сомнения относительно представленного его ф 5 документа, что не оспаривалось подсудимой, а так же её защитником, как в ходе проведения дознания, так и при проведении судебного следствия по настоящему уголовному делу.

В ходе проведения судебного следствия по уголовному делу ф 5 заявлено о том, что она русским языком не владеет и не владела в полной мере при производстве дознания по уголовному делу. С учетом доводов подсудимой, для выяснения указанного обстоятельства в судебном заседании в качестве свидетеля допрошен дознаватель ОД отдела МВД по ф 9, которая в судебном заседании показала, что в ходе проведения допроса подозреваемой ф 5 в присутствии защитника – адвоката ф 10 ДД.ММ.ГГГГ, ей были разъяснены соответствующие права, предусмотренные положениям ст.

46, 49, 16, 18 УПК РФ. В начале проведения допроса ф 5 сообщила о том, что в услугах переводчика не нуждается, желает давать показания на русском языке. В ходе проведения дознания по уголовному делу не возникало сомнений в знании ф 5 русского языка, которая понимала задаваемые её вопроса, отвечала на них, ею собственноручно были написаны заявления на имя дознавателя о том, что в услугах переводчика не нуждается, русским языком владеет свободно, а так же о согласии на осуществление защиты адвокатом ф 10 в ходе проведения дознания по уголовному делу.

Суд оценивает критически указанный довод подсудимой ф 5, полагая, что он заявлен в ходе судебного следствия в целях ухода от уголовной ответственности по инкриминируемым ей деяниям и опровергается исследованными и оглашёнными в судебном заседании показаниями свидетелей ф 3 и ф 7, участвующих на стадии дознания по делу в качестве понятых, показаниями свидетеля ф 11, которые в свою очередь подтвердили, что после разъяснения ф 5 соответствующих прав, ею было сообщено о том, что она является гражданской Республики Молдова, русским языком владеет свободно, в услугах переводчикам не нуждается. Кроме того, в материалах уголовного дела имеется заявления ф 5 собственноручно исполненные ею, что подтверждено подсудимой в ходе проведения судебного следствия о том, что она в услугах переводчика не нуждается, поскольку русским языком владеет свободно (л.д. 45) и согласна на осуществление защиты адвокатом ф 10( л.д.

44). Довод подсудимой о произведении ею указанных записей посредством переписывания с заранее написанного текста объективно не подтвержден, опровергнут вышеперечисленными доказательствами по уголовному делу.

В процессе рассмотрения данного уголовного дела судом не выявлено фактов фальсификации доказательств должностными лицами, производившими досудебное следствие, кроме того, судом не установлено нарушений норм действующего уголовно-процессуального законодательства, которые могут служить основанием для исключения из числа доказательств каких-либо вышеперечисленных процессуальных документов, исследованных судом и положенных в основу обвинения подсудимой ф 5 в совершении преступлений, указанных в описательной части. Государственный обвинитель просил признать подсудимую ф 5 виновной по инкриминируемым ей эпизодам в полном объеме. Сторона защиты просила оправдать подсудимую ф 5 по ч.

5 ст. 33, ч. 1 ст. 327 УК РФ в связи с её непричастностью к инкриминируемому преступлению, поскольку она обратилась к иным лицам для производства поддельного документа, не принимала личного участия при оформлении поддельного документа, а по ч.3 ст.

327 УК РФ, просили назначить минимальное наказание.

Подсудимой ф 5 на стадии произнесения последнего слова заявлено о раскаянии в содеянном. По убеждению суда, доказательства представленные стороной обвинения, получены в полном соответствии с УПК РФ, а потому, в своей совокупности, являются достаточными, допустимыми и достоверными доказательствами, объективно и полно подтверждающими виновность подсудимой ф 5 в совершении преступлений, предусмотренных ч.

5 ст. 33, ч. 1 ст. 327, ч.3 ст. 327 УК РФ. Таким образом, суд считает, что виновность ф 5 в совершении преступлений, изложенных в описательной части доказана полностью, действия подсудимой, суд квалифицирует по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 327, ч.3 ст.

327 УК РФ, как совершение пособничества совершению подделки иного официального документа, предоставляющего права, в целях его использования, предоставлением информации, средств совершения преступления; а также использования заведомо подложного документа. Назначая наказание подсудимой ф 5, суд учитывает требования ст.

60 УК РФ, а именно характер и степень общественной опасности содеянного, преступлений по ч.

5 ст. 33, ч. 1 ст. 327, ч.3 ст. 327 УК РФ каждый из эпизодов в соответствии с ч.

2 ст. 15 УК РФ относятся к категории преступлений небольшой тяжести; личность подсудимой, которая ранее не судима, официально не трудоустроена, генеральным директором ООО « » ф 1 характеризуется положительно, в браке состоит, на учёте у врачей в НД и ПНД не состоит, а так же наличие смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств. К обстоятельствам, предусмотренным ч.

2 ст. 61 УК РФ, смягчающим наказание подсудимой ф 5, суд относит раскаяние в совершении преступлений, предусмотренных ч.

5 ст. 33, ч. 1 ст. 327, ч.3 ст. 327 УК РФ. В соответствии с п.

«г» ч.1 ст. 61 УК РФ, суд относит наличие на иждивении малолетнего ребёнка Кардаук В.

ДД.ММ.ГГГГ года рождения. Обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, отягчающим наказание подсудимого ф 5, судом не установлено. Вместе с тем, следуя принципам индивидуализации наказания, учитывая конкретные черты данного дела, учитывая у подсудимого наличие малолетнего ребёнка, раскаяние в содеянном, суд находит возможным признать исключительными, существенно уменьшающими степень общественной опасности преступления, совокупность указанных обстоятельств и приходит к выводу о возможности назначения наказания ф 5 с применением положений ст.

64 УК РФ по каждому эпизоду, назначив более мягкий вид наказания, чем предусмотрен санкцией ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 327УК РФ, а именно в виде штрафа; и ниже низшего предела, предусмотренного ч.3 ст. 327 УК РФ. Суд квалифицирует действия ф 5 в редакции Федерального закона № от ДД.ММ.ГГГГ.

Суд полагает принять во внимание указанную совокупность вышеприведённых обстоятельств как указание на то, что исправление и перевоспитание подсудимой возможно без изоляции её от общества, полагая назначить наказание в виде штрафа по каждому из эпизодов инкриминируемых деяний, полагая, что указанный вид наказания будет являться препятствием совершения противоправных действий ф 5 впредь, такое наказание служит цели её исправления и перевоспитания. На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.307-309 УПК РФ, — ПРИГОВОРИЛ: Признать Кардаук М. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.

5 ст. 33, ч. 1 ст. 327, ч.3 ст. 327 УК РФ и назначить наказание: — по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 327 УК РФ с применением положений ст.

64 УК РФ в виде штрафа в размере 8000 рублей.

— по ч.3 ст. 327 УК РФ с применением положений ст.

64 УК РФ в виде штрафа в размере 2500 рублей. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить ф 5 наказание в виде штрафа в размере 10000 рублей в доход государства.

Меру пресечения ф 5 в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении после вступления приговора в законную силу отменить. Вещественное доказательство: 1. Разрешение на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства серии 77 № на имя Кардаук М., хранящееся в материалах уголовного дела (Том № л.д.73) после вступления приговора в законную силу хранить при материалах уголовного дела.

Приговор может быть обжалован в Московский городской суд в течение 10 дней со дня провозглашения. В случае обжалования приговора осуждённый имеет право ходатайствовать о своем участии при рассмотрении уголовного дела в кассационной инстанции.

Федеральный судья: О.В. Шарова

bathord

МОДЕРАТОР МОДЕРАТОР Регистрация 12 Июл 2010 Сообщения 977 Конституционный суд разделил документы на официальные и иные (по ч. 3 ст. 327 УК РФ) КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 19 мая 2009 г. N 534-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ КОСТЕВОЙ ЕЛЕНЫ НИКОЛАЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 327 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ​ Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, С.Д.

Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П.

Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я.

Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Мельникова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданки Е.Н.

Костевой, установил:​ 1. Приговором мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского района города Екатеринбурга от 15 августа 2006 года, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 18 сентября 2006 года и определением суда кассационной инстанции от 18 октября 2006 года, гражданка Е.Н. Костева за представление в банк поддельных справок о заработной плате с целью получения кредита на сумму 40 000 рублей была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного частью третьей статьи 327 УК Российской Федерации (использование заведомо подложного документа), и приговорена к штрафу. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Е.Н.

Костева утверждает, что примененная в ее деле норма уголовного закона, как не содержащая разъяснения употребленных в ней понятий «использование» и «документ», является неопределенной в части, касающейся признаков объективной стороны преступления. По мнению заявительницы, это позволяет суду произвольно трактовать данные понятия, что привело в ее конкретном деле к нарушению прав, гарантированных статьями 15 (часть 4), 17 (часть 1), 19 (часть 1), 46 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. По смыслу статей 55 (часть 3), 71 (пункт «о») и 76 Конституции Российской Федерации, ответственность за совершение преступлений и сопряженные с ответственностью ограничения прав и свобод человека и гражданина могут быть установлены только федеральным законом. Предусмотрев в части третьей статьи 327

«Подделка, изготовление или сбыт документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков»

УК Российской Федерации уголовную ответственность за использование заведомо подложных документов, федеральный законодатель — исходя из того, что данная норма направлена на обеспечение порядка управления (глава 32 УК Российской Федерации), в том числе в части, касающейся надлежащего оборота документов, а также учитывая их разнообразие, различное предназначение и множество порождаемых ими последствий, — разделил документы на официальные (часть первая данной статьи) и иные.

Общим для всех предусмотренных названной статьей составов преступлений выступает то, что документ, предоставляющий те или иные права или освобождающий от обязанностей, является поддельным (квалифицирующий признак), причем, если документ не обладает данным свойством, он не может быть признан предметом преступления. Тем самым законодатель наделил правоприменителя правом в каждом конкретном случае оценивать свойства документа и признавать его либо предоставляющим права (освобождающим от обязанностей), либо нет и в зависимости от этого привлекать или не привлекать к ответственности за использование документа как подложного.

Поэтому само по себе то, что в Уголовном кодексе Российской Федерации не содержится определение понятия «документ», в том числе для целей его статьи 327, не может расцениваться как неопределенность уголовно-правового запрета и основание для произвольного применения данной статьи.

3. Использование поддельного документа в смысле статьи 327 УК Российской Федерации означает его представление лицом в соответствующее учреждение либо должностному лицу, иным лицам в качестве подлинного с целью получения прав или освобождения от обязанностей; в других случаях лицо не несет уголовной ответственности на основании данной статьи, поскольку в его действиях отсутствует какая-либо общественная опасность.

Из такого понимания смысла этой статьи исходит и сложившаяся правоприменительная практика. Как следует из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов, заявительница была привлечена к уголовной ответственности за использование для получения потребительского кредита двух заведомо подложных справок о доходах, представление которых в банк, иную кредитную организацию наряду с другими документами для подтверждения наличия у лица трудовых отношений и дохода, необходимого для последующего возврата кредита, является одним из условий его предоставления.

Таким образом, оспариваемая заявительницей норма в ее истолковании правоприменительной практикой не содержит неопределенности в понимании терминов «документ» и «использование» и, следовательно, ее конституционные права не нарушает. Утверждение заявительницы о необходимости усиления формализации признаков того или иного преступления и дополнения оспариваемой нормы определениями понятий «документы» и «использование» направлено на внесение целесообразных, с ее точки зрения, изменений и дополнений в уголовное законодательство, что не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, а является прерогативой федерального законодателя.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:​ 1.

Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Костевой Елены Николаевны, поскольку разрешение поставленных заявительницей вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно и поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой. 2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит. Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН Судья-секретарь Конституционного Суда Российской Федерации Ю.М.ДАНИЛОВ​

Судебная практика по статье 327 УК РФ:

  1. Приведенные доказательство опровергают доводы Любарца о том что он не имел умысла на подделку документов. Любарец обоснованно осужден по ст. 327 ч.2 УК РФ, поскольку по собственной инициативе предоставил свой паспорт для поделки — внесения в него заведомо ложных сведений о прописке для облегчения незаконного проникновения в квартиру потерпевшего.
  2. Постановлением Цивильского районного суда Чувашской Республики от 23 ноября 2011 года судебное разбирательство по уголовному делу в отношении Петровой И.А., обвиняемой в совершении преступлений предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 327, ч. 1 ст. 201 УК РФ, отложено рассмотрением на 24 ноября 2011 года. Мера пресечения Петровой И.А. в виде заключения под стражу оставлена без изменения, срок содержания ее под стражей продлен на 3 месяца, то есть до 9 марта 2012 года включительно.
  3. Кроме того, с целью придания правомерного вида владению похищенными деньгами приобретала ювелирные изделия, которые впоследствии заложила в ломбарде. Действия Ремез Г.Я. квалифицированы по ч. 3 ст. 160, ч. 2 ст. 327, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ. Суд на основе анализа обвинительного заключения и пояснений подсудимой Ремез Г.Я. пришел к выводу о том, что органами предварительного следствия допущены нарушения норм ст. 220 УПК РФ являющиеся препятствием для рассмотрения уголовного дела, исключающие возможность постановления приговора и иного судебного решения.

+Еще.

Комментарий к ст. 327 УК РФ

Основной объект преступления — нормальная деятельность органов государственной власти и управления. Дополнительный объект — права и законные интересы граждан и юридических лиц. Предметом преступления являются удостоверение и другие официальные документы, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей, поддельные государственные награды РФ, РСФСР, СССР, штампы, печати, бланки.

Понятие указанных предметов (за исключением понятия бланка и удостоверения) было дано при рассмотрении состава преступления, предусмотренного ст. 324 УК РФ. Бланк представляет собой лист бумаги с оттиском на нем штампа. Оттиск может быть угловым или центральным.

Изображение штампа осуществляется типографским способом, но может быть выполнено и с использованием штампа.

Бланк используется для изготовления документа. Бланки могут быть обычные и строгой отчетности (номерные).

Удостоверение — это документ, которым подтверждаются личность физического лица и (или) его статус или право. Удостоверение выдается уполномоченным на то органом, заверяется надлежащим лицом, может также заверяться и печатью (например, водительские права, охотничий билет, удостоверение сотрудника милиции, военный билет и т.д.).

Объективная сторона преступления может быть выполнена совершением трех видов альтернативных действий: — подделка удостоверения либо иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей; — сбыт указанных предметов; — изготовление или сбыт поддельных государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков. Подделка представляет собой незаконное изменение удостоверения или иного официального документа.

Способ подделки не влияет на квалификацию деяния и может быть любым: подчистка, дописка, подделка подписи, заверение поддельной печатью, переклеивание фотографии. Подделка может касаться всего подделываемого документа или его части, например только изменения фамилии в удостоверении. Подделкой признается и полное изготовление фальшивого документа.

Сбытом является отчуждение предмета преступления, при котором изменяется его владелец. Как и при подделке, способ сбыта не имеет значения для состава преступления. Сбыт может быть совершен путем продажи, обмена, дарения, при передаче в уплату долга и пр.

Изготовление дубликатов государственных наград, штампов, печатей бланков представляет собой их полное создание или внесение в них таких изменений, которые меняют статус предмета, например изменение ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени на орден «За заслуги перед Отечеством» I степени. Незаконность означает изготовление указанных предметов в нарушение существующих правовых предписаний. Если подделка официального документа является приготовлением к совершению хищения, например мошенничества, деяние следует квалифицировать по ч.

1 ст. 30, ст. 159 УК РФ. Подделка официального документа должностным лицом или государственным служащим или служащим органов местного самоуправления, не являющимися должностными лицами, при наличии соответствующих признаков может быть квалифицирована по ст.

292 УК РФ как служебный подлог.

Состав преступления формальный.

Преступление окончено с момента подделки в целях использования сбыта указанных в диспозиции статьи предметов или их изготовления.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла и специальной целью — использовать или сбыть подделанный или изготовленный предмет преступления. Субъект преступления общий — вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст.

327 УК РФ) предусматривает ответственность за совершение рассматриваемого деяния с целью скрыть другое преступление либо облегчить его совершение. Например, виновный подделывает документы с целью скрыть совершенное хищение.

Использование заведомо подложного документа (ч. 3 ст. 327 УК РФ) является самостоятельным составом преступления.

Использование означает, что виновный извлекает или пытается извлечь полезные свойства документа, например поступление на работу с использованием поддельного диплома о высшем образовании, бесплатный проезд на транспорте и др. Использование документа осуществляется в форме его предъявления, вручения, передачи и т.п. В ч. 3 ст. 327 УК РФ отсутствует указание на уголовно-правовой запрет использования именно официального документа.

Поэтому предметом этого преступления следует признать также и личный документ. Использование заведомо подложного документа лицом, совершившим его подделку, охватывается ч.

1 ст. 327 УК РФ, и дополнительной квалификации по ч.

3 ст. 327 УК РФ не требуется. Заведомо подложный документ может быть использован и при совершении преступлений различного рода. При этом квалификация деяний осуществляется в зависимости от содержания состава преступления.

Так, например, действия призывника или лица, проходящего альтернативную гражданскую службу, подделавших официальный документ и использовавших его в целях уклонения от призыва на военную службу или увольнения с альтернативной гражданской службы, подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответственно ч.

1 или ч. 2 ст. 328 и ч. 1 ст. 327 УК РФ. Если указанные лица лишь использовали заведомо подложный официальный документ, то содеянное следует квалифицировать по ч.

1 или ч. 2 ст. 328 и ч. 3 ст. 327 УК РФ. Лицо, подделавшее по просьбе призывника или лица, проходящего альтернативную гражданскую службу, официальный документ в целях уклонения от призыва на военную службу или увольнения с альтернативной гражданской службы, подлежит ответственности по ч.

5 ст. 33, ч. 1 или ч. 2 ст. 328 и ч. 1 ст. 327 УК РФ. Хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенное с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ и соответствующей частью ст.

159 УК РФ. Если лицо подделало официальный документ, однако по независящим от него обстоятельствам фактически не воспользовалось этим документом, содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст. 327 УК РФ. Содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с ч.

1 ст. 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умыслом лица охватывалось использование подделанного документа для совершения преступлений, предусмотренных ч. 3 или ч. 4 ст. 159 УК РФ. В том случае, если лицо использовало изготовленный им самим поддельный документ в целях хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло изъять имущество потерпевшего либо приобрести право на чужое имущество, содеянное следует квалифицировать как совокупность преступлений, предусмотренных ч.

1 ст. 327, а также ч. 3 ст. 30 УК РФ и в зависимости от обстоятельств конкретного дела — соответствующей частью ст.

159 УК РФ. Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенное с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ. В тех случаях, когда лицо в целях уклонения от уплаты налогов и (или) сборов осуществляет подделку официальных документов организации, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, а также штампов, печатей, бланков, содеянное им при наличии к тому оснований влечет уголовную ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 198 или ст. 199 и ст. 327 УК РФ.

Частями 1 и 2 ст. 327 УК РФ не установлена ответственность за сбыт поддельного личного документа. В этой связи сбыт такого документа следует признать его использованием и квалифицировать действия виновного по ч. 3 ст. 327 УК РФ. Состав использования заведомо поддельного документа формальный.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Субъект преступления общий — вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+