Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Решение суда зачет однородных требований

Решение суда зачет однородных требований

Решение суда зачет однородных требований

Зачет «просуженного» долга против «непросуженного» // Комментарий к определению экономколлегии ВС

Запись посвящается моему другу и коллеге — Тимуру Фахретдинову, с которым мы когда-то в далеком уже 2006 г. написали о зачете обязательств. Эта запись — мой подарок ему на день рождения, который он отмечает сегодня.

В зачете обязательств есть один очень старый вопрос: если один долг подтвержден решением суда, а другой нет, допустим ли зачет по одностороннему заявлению одного из кредиторов? Обычно на него отвечали отрицательно — нет, невозможен. С чем это связано? Как мне кажется, корень позиции о том, что засчитывать требования, в отношении которых состоялось судебное разбирательство, против требований, в отношении которых такого разибрательства не было, лежит в глубинах истории развития зачета.

В одних юрисдикциях (романских) зачет считается имеющий эффект eo ipso, то есть, простое совпадение встречных требований прекращает их. Поэтому ответчику лишь достаточно в суде (или уже потом, в ходе исполнительного производства) возразить о том, что мол требование-то уже прекратилось, так как случился зачет. В других юрисдикциях (германских) для зачета требуется заявление, зачет сам по себе не наступает.

Россия относится ко второму типу юрисдикций, у нас зачет требует заявления стороны. Соответственно, возникает вопрос: в какой форме следует делать заявление, если в отношении одного требования подан иск? Российское процессуальное право устанавливает такое основание для предъявления встречного иска как возможность засчитывания против первоначального иска.
Российское процессуальное право устанавливает такое основание для предъявления встречного иска как возможность засчитывания против первоначального иска. Из этого положения практика пришла к выводу о том, что зачет против требования, по которому был подан иск, возможен лишь путем подачи встречного иска (п.

1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65

«Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований»

). Более того, в п. 2 Обзора № 65 специально подчеркивается, что на стадии исполнительного производства зачет возможен если оба требования подтверждаются исполнительными листами.

На первый взгляд, все довольно просто и разумно.

Но меня в свое время довольно долго интересовала одна вещь. Если отбросить все догматические рассуждения о предопределенности процессуальной формы заявления о зачете (путем подачи встречного иска) в случае предъявления иска по одному из требований, то явно прослеживается следующая картина. В чем принципиальное отличие требования, по которому состоялось судебное решение, от требования, по которому такого решения нет?

В том, что одно ясное и определенное, сомнений в наличии этого долга уже нет. А что с другим требованием? Видимо, с ним какие-то проблемы, оно спорное. Иначе почему же тогда ответчик не предъявил встречный иск, когда с него взыскивали долг?

Или даже шире — не потому ли истец и предъявил иск, так как он полагал, что встречная обязанность у него по отношению к ответчику отсутствует? Из этого следует, что с точки зрения спорности вопроса о наличии действительного встречного обязательства, пригодного для зачет, было бы очень желательно, чтобы оно стало предметом исследования со стороны суда. Здесь надо вспомнить еще одно качество обязательств, которые засчитываются (и которое, кстати, отсутствует у нас в ГК) — это требование бесспорности обоих обязательств (его выдвигали некоторые законодательства, оно широко обсуждается в теоретической литературе по зачету; отчасти его след — в прежней (до ППВАС 12990/11) практике арб.

судов, которые не допускали зачет неустойки или убытков против основного долга в связи со спорностью первых). Выходит, требование, подтвержденное судом, — бесспорно; а то, которое не подтверждено судебным актом — спорное.

Поэтому и зачет не допустим. Процедурные вопросы, связанные с исполнением судебного акта, как мне кажется, являются лишь техникой исполнительного производства. Продолжением этого является требования строгой процессуальной формы зачета не только на этапе судебного акта, но и на этапе исполнительного производства.

Об этом — уже упомянутый п. 2 Обзора № 65, а также положения ст.

88.1 ФЗ об исполнительном производстве, которым установлено, что зачет требований, по которым состоялись судебные акты, допускается на основании постановления судебного пристава. По всей видимости, иной формы для зачета на этой стадии отношений сторон, закон не предусматривает. Это устоявшаяся в течение 15 лет практика.
Это устоявшаяся в течение 15 лет практика.

И тут эконом. коллегия Верховного суда, кажется, начинает от нее отходить.

Я имею в виду дело № . Фабула дела такова. С СЗЛК в пользу МРСК взыскано 15,6 млн. руб., решение вступило в силу, исполнительный лист выдан 11.06.2013.

СЗЛК предъявило 20.12.12 иск о взыскании с МРСК 2,2 млн. руб., потом увеличило требование до 22,9 млн.

руб., впоследствии была произведена замена истца (в связи с цессией; сам же СЗЛК прекратился в результате присоединения к некой ООО) на компанию Лидер-Строй. В итоге по этому делу в пользу Лидер-Строй с МРСК было взыскано 11 млн. руб. Исп. лист был выдан 12.11.2013.

Письмом от 05.11.2013 МРСК уведомило Лидер-Строй о зачете своего требования к первоначальному кредитору (СЗЛК) требованием Лидер-Строй к МРСК в сумме 11 млн.

руб. Письмо было получено компенсатом 08.11.2013. Видимо, между сторонами возник спор относительного того, состоялся ли зачет или нет, так как МРСК обратилось в суд с иском о признании обязательств прекращенными зачетом. Суды удовлетворили иск, признав, что

«непредъявление МРСК встречного иска не является основанием для ограничения права МРСК на зачет»

(пост.

ФАС СЗО). По всей видимости, суть позиции Лидер-Строя заключалась в том, что нарушена процессуальная форма зачета, поэтому он не состоялся. Как мне показалось, причины возникновения спора просты.

МРСК это большая организация с серьезными активами, взыскание с нее долга в ходе исполнительного производства более чем вероятно; одного другого фигуранта зачета — СЗЛК уж нет, его присоединили к другому ООО, вероятность удовлетворения требования к которому скорее всего крайне низкая. Поэтому МРСК и борется на за то, чтобы снизить сумму долга, который с него взыщут, до нуля (ведь свой долг с правопреемника СЗЛК в сумме 15,6 млн.

руб. МРСК скорее всего никогда не получит). Судья ВС И.А. Букина сочла заслуживающим внимания доводы Лидер-Строя о нарушении МРСК процессуальной формы зачета на стадии исполнительного производства и передала дело для рассмотрения по существу на заседании коллегии. Однако коллегия с судьей не согласилась и оставила судебные акты в силе.

Мотивировка определения довольно скудная и невнятная, из нее совершенно не понятны мотивы коллегии, например, почему она не согласилась с идеей о том, что раз уж на этапе судебного разбирательства требуется особая процессуальная форма зачета — встречный иск, то почему от нее можно отойти в исполнительном производстве (исп.

лист против исп. листа, как это в свое время предполагал ВАС РФ в п. 2 обзора № 65). Как мне кажется, идея «зачет исп.

лист только против исп. листа

» имеет в своей основе тот самый принцип защиты интересов лица, имеющего более «

сильное» требование, подтвержденное вступившим в законную силу судебным актом, против менее «сильного» требования, которое таким актом не подтверждено. Однако в этом деле ВС о зачет как раз заявил «более сильный» — то лицо, которое уже имело на руках исп. лист — МРСК. Он-то и просил зачесть свое требование против требования «слабого», листом не подтвержденного.

Раз он сам отказался от той гарантии, которую ему дает закон (и судебная практика), то почему бы не допустить и такой зачет, пусть и совершенный не в должной процессуальной форме?

Если под этим определением ВС действительно лежит эта идея (о чем мы не знаем и нам остается только гадать и горевать о том, что русские судьи, даже умея правильно разрешать дела по существу, совершенно не имеют хорошо свои решения мотивировать), то вообще-то следующий шаг неизбежно должен быть такой: почему бы не допустить зачет по заявлению истца по требованию, в отношении которого состоялся судебный акт, против требования к истцу, в отношении которого судебный акт еще не состоялся (или даже производство не возбуждено)?

Ведь такой компенсант сам отказывается от тех благ и гарантий, которые дает ему судебный акт (принудительная исполнимость, бесспорность и т.п.). Мне кажется, что если на секунду забыть о догматике (процессуальная форма зачета в суде — встречный иск) и попытаться просто представить себе, ради кого она существует, то у меня никаких сомнений нет в том, что зачет подтвежденного судом требования против неподтврежденного, должен быть допущен. Вот только проблема в том, что нам всего этого судебная коллегия не объяснила.

Хотя вполне могла.

Проведение зачета в рамках судебного дела

Во-первых, если судом принят к рассмотрению иск о взыскании с ответчика в пользу истца какой-либо денежной суммы, то заявленное в суде исковое требование уже не может быть погашено ответчиком путем проведения зачета во внесудебном одностороннем порядке.

Правило о том, что «для зачета достаточно заявления одной стороны», неприменимо после возбуждения дела в суде, так как правоотношение сторон перешло в сферу правосудия или даже третейского разбирательства и возникшие разногласия должны быть урегулированы в установленном процессуальном порядке.

Процессуальный порядок разрешения споров, имеющих частноправовую природу, ограничивает правовые возможности спорящих сторон. В частности, заявление ответчика о погашении предъявленного к нему искового требования зачетом, которое сделано после возбуждения дела судом, не приведет к прекращению обязательства и не явится основанием для отказа в иске.

В частности, заявление ответчика о погашении предъявленного к нему искового требования зачетом, которое сделано после возбуждения дела судом, не приведет к прекращению обязательства и не явится основанием для отказа в иске. В связи с этим, как представляется, приведенное правило статьи 410 ГК РФ целесообразно дополнить оговоркой:

«за исключением тех случаев, когда предъявленное к должнику требование принято к рассмотрению судом или третейским судом»

. Во-вторых, если, возражая против предъявленного к нему иска, ответчик будет ссылаться на то, что денежное требование истца погашено зачетом до возбуждения дела в суде, тогда должны быть представлены доказательства проведения зачета в одностороннем порядке, а именно: 1) полученное ответчиком от истца требование об уплате долга; 2) направленное ответчиком истцу заявление о погашении полностью или в части предъявленного требования зачетом имеющегося у ответчика встречного однородного требования к истцу; 3) документальные подтверждения того, что истец должен ответчику определенную денежную сумму.

При наличии этих документов ответчику нет необходимости предъявлять встречный иск; суд разрешит спор с учетом представленных документов.

Если же до возбуждения дела в суде зачет не был проведен, ответчик вправе использовать встречный иск как способ защиты своих интересов. В-третьих, после предъявления в суде искового имущественного требования погашение этого требования зачетом возможно только в суде и только путем заявления ответчиком встречного иска.

Юрист Лебедев Антон Дмитриевич

Зачет встречных однородных требований может быть произведен путем подачи встречного иска. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Определение от 16 августа 2018 г. по делу N 305-ЭС18-3914 Резолютивная часть определения объявлена 09.08.2018.

Полный текст определения изготовлен 16.08.2018. Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего судьи Кирейковой Г.Г., судей Букиной И.А.

и Капкаева Д.В. — рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Фармалайн» на решение Арбитражного суда города Москвы от 27.07.2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 16.01.2018 по делу N А40-79380/2017.

В судебное заседание явились представители: общества с ограниченной ответственностью «Фармалайн» — Чургулия Э.В., Захарова Н.С.

(доверенность от 08.08.2018); акционерного общества «СИА Интернейшнл ЛТД» — Осипов Н.С. (доверенность от 09.01.2018), Фальковский В.В. (доверенность от 09.01.2018).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кирейковой Г.Г., объяснения представителей участвующих в деле лиц, изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила: акционерное общество «СИА Интернейшнл ЛТД» (далее — компания) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Фармалайн» (далее — общество) о взыскании 11 375 794,38 руб.

неустойки. Решением Арбитражного суда города Москвы от 27.07.2017 (судья Шарина Ю.М.), оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2017 (судьи Чеботарева И.А., Захаров С.Л., Свиридов В.А.) и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 16.01.2018 (судьи Матюшенкова Ю.Л., Анциферова О.В., Котельников Д.В.), с общества в пользу компании взыскана неустойка в сумме 8 354 579,84 руб. Общество обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит отменить названные судебные акты и направить дело на новое рассмотрение.

Заявитель считает, что в силу положений названой статьи и сформировавшейся судебной практики встречные и однородные обязательства сторон прекращаются в момент наступления срока исполнения более позднего из них.

По его мнению, на начало периода начисления пеней по настоящему делу (13.05.2016) обязательства частично прекратились зачетом (до 01.03.2016).

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кирейковой Г.Г. от 06.07.2018 кассационная жалоба общества вместе с делом N А40-79380/2017 переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации. Компания направила отзыв на жалобу, в котором против удовлетворения жалобы возражает.

По мнению истца, после передачи спора на рассмотрение арбитражного суда стороны утратили право на зачет в общем порядке; зачет первоначального и встречного исковых требований произведен решением суда по делу N А40-242406/2015. В судебном заседании представители общества поддержали доводы кассационной жалобы, а представители компании — доводы отзыва. Обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и в отзыве сторон, объяснениях представителей сторон, проверив материалы дела, судебная коллегия считает, что жалоба подлежит удовлетворению.

Как установлено судами и следует из материалов дела, между компанией (продавцом) и обществом (покупателем) заключен договор поставки от 17.12.2010 N СБ-002234, по которому поставленный товар оплачен с нарушением установленного срока. При несвоевременной оплате полученного товара пунктом 6.1 договора предусмотрено взыскание неустойки в размере 0,1% от стоимости неоплаченного товара за каждый день просрочки.

Между теми же сторонами 15.10.2015 заключен договор поставки фармацевтической продукции и товаров N 162573-10/2015, по которому поставщиком являлось общество, а покупателем — компания. Дополнительным соглашением от 29.11.2015 N 1 к этому договору стороны предусмотрели, что все расчеты за поставленную и принятую продукцию производятся в соответствии со статьей 410 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) путем зачета встречных однородных требований.

Обязательства общества по первому договору прекращаются с момента получения компанией товара по второму договору. Для зачета достаточно заявления одной из сторон (пункты 3 и 4 дополнительного соглашения). С момента заключения договора поставки от 15.10.2015 по 29.02.2016 общество поставило компании товар и продукцию на сумму 23 587 282 руб., что установлено решением Арбитражного суда города Москвы от 15.11.2016 по делу N А40-242406/2015.

В рамках названного дела рассмотрены исковые требования компании к обществу о взыскании задолженности по договору от 17.12.2010 и неустойки, а также встречный иск общества к компании о взыскании задолженности по договору от 15.10.2015. Арбитражный суд города Москвы решением от 15.11.2016 по указанному делу удовлетворил первоначальные и встречные исковые требования компании и общества: взыскал с общества задолженность по договору поставки от 17.12.2010 в сумме 35 087 466,67 руб. и 12 296 378,51 руб. неустойки по *** 12.05.2016, а с компании — 23 587 282 руб.

задолженности по договору поставки от 15.10.2015 (требование о неустойке не заявлено). В результате зачета встречных однородных требований в пользу компании с общества взыскано 11 500 184,67 руб. задолженности и 12 296 378,51 руб.

пеней. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.03.2017 по тому же делу, остановленным без изменения постановлением Арбитражного суда Московского округа от 05.06.2017, решение от 15.11.2016 отменено в части взыскания задолженности в связи с частичным погашением обществом суммы основного долга.

С общества в пользу компании взыскано 10 957 221,65 руб.

долга; в остальной части решение оставлено без изменения.

Компания обратилась в арбитражный суд с требованием о взыскании с общества неустойки, начисленной с 13.05.2016 по 27.03.2017 на сумму основного долга (35 087 466,67 руб.), и далее на сумму долга с учетом погашения части суммы в результате зачета по решению суда и тремя платежами 17.04.2017, 18.04.2017 и 19.04.2017.

Компания обратилась в арбитражный суд с требованием о взыскании с общества неустойки, начисленной с 13.05.2016 по 27.03.2017 на сумму основного долга (35 087 466,67 руб.), и далее на сумму долга с учетом погашения части суммы в результате зачета по решению суда и тремя платежами 17.04.2017, 18.04.2017 и 19.04.2017.

По мнению компании, зачет, произведенный судом, прекращает обязательства в момент вступления решения в законную силу (в данном случае 27.03.2017). Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды, руководствуясь статьями 330, 410, 506, 516 ГК РФ, разъяснениями, изложенными в пункте 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.2001 N 65

«Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований»

, пришли к выводу о наличии оснований для взыскания неустойки, удовлетворив заявленные требования в части. Рассчитывая неустойку, суды исходили из того, что обязательства ответчика прекратились в день принятия решения судом, который произвел зачет.

Рекомендуем прочесть:  Ставропольская войсковая часть 7593

Между тем судами первой, апелляционной и кассационной инстанций не учтено следующее.

Согласно положениям статьи 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен момент востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Из приведенной нормы следует, что для зачета по одностороннему заявлению необходимо, чтобы встречные требования являлись однородными, срок их исполнения наступил (за исключением предусмотренных законом случаев, при которых допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил).

Подача заявления о зачете является выражением воли стороны односторонней сделки на прекращение встречных обязательств и одновременно исполнением требования закона, установленного к процедуре зачета (статьи 154, 156, 410 ГК РФ). Дата такого заявления не влияет на момент прекращения обязательства, который определяется моментом наступления срока исполнения того обязательства, срок которого наступил позднее (пункт 3 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.2001 N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом однородных требований»).
Дата такого заявления не влияет на момент прекращения обязательства, который определяется моментом наступления срока исполнения того обязательства, срок которого наступил позднее (пункт 3 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.2001 N 65

«Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом однородных требований»

).

Предъявление встречного иска, направленного к зачету первоначальных исковых требований, является по сути тем же выражением воли стороны, оформленным в исковом заявлении и поданном в установленном процессуальным законодательством порядке. Изменение порядка оформления такого волеизъявления — подача искового заявления вместо направления заявления должнику/кредитору — не должно приводить к изменению момента прекращения обязательства, поскольку предусмотренные статьей 410 ГК РФ основания для зачета (наличие встречных однородных требований и наступление срока их исполнения) остаются прежними.

В ином случае материальный момент признания обязательства по договору прекращенным ставится в зависимость от процессуальных особенностей разрешения спора, на которые эта сторона повлиять не может.

При зачете нет принципиальных различий по правовым последствиям для лица, исполнившего обязательство по договору, и лица, обязательство которого прекращено зачетом в порядке статьи 410 ГК РФ. В этой связи начисление неустойки на сумму погашенного зачетом требования за период с наступления срока исполнения более позднего обязательства до подачи заявления о зачете и тем более до вынесения решения суда, которым произведен зачет, не соотносится с назначением неустойки как ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства (статья 330 ГК РФ).

Более того, момент прекращения обязательства зачетом, предусмотренный сторонами в дополнительном соглашении от 29.11.2015, также обусловлен днем получения компанией товара по второму договору.

Подписав это дополнительное соглашение, компания уже 14.12.2015 обратилась с исковым заявлением о взыскании с общества задолженности по договору поставки от 17.12.2010, исключая возможность направления обществом заявления о зачете. Однако в силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ разрешение спора в судебном порядке не должно создавать для нее преимущество, выражающееся в возможности до вступления судебного акта в законную силу начислять неустойку в размере, превышающем ее ответственность по второму договору, на сумму без учета размера встречных однородных обязательств. Ссылка компании на преюдициальное значение вывода судов по делу N А40-242406/2015 о правомерности начисления неустойки на всю сумму задолженности отклоняется, поскольку правовые выводы судов не могут рассматриваться в качестве обстоятельств, не требующих доказывания.

Размер встречных обязательств и наступление по ним срока исполнения со стороны компании до начала исчисления неустойки по настоящему делу подтверждаются решением суда по делу N А40-242406/2015 и компанией не оспаривались. Таким образом, начисление неустойки на всю сумму задолженности, без учета частичного прекращения обязательств, противоречит приведенным нормам Гражданского кодекса Российской Федерации, правовой позиции, изложенной в утвержденном Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Информационном письме от 29.12.2001 N 65

«Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом однородных требований»

, и соответствующей им договоренности сторон.

Поскольку судами допущены существенные нарушения норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, принятые по настоящему делу судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В судебном заседании компания возражала против правильности расчета ответчика по размеру неустойки, начисленной на неисполненные денежные обязательства.

Судами этот расчет (лист дела 87; том 1) не проверялся. В связи с этим дело следует направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы для определения размера неустойки. Руководствуясь статьями 291.11, 291.13 — 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила: решение Арбитражного суда города Москвы от 27.07.2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 16.01.2018 по делу N А40-79380/2017 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы. Определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Председательствующий Г.Г.КИРЕЙКОВА Судьи И.А.БУКИНА Д.В.КАПКАЕВ

Изменение способа исполнения решения суда путем зачета взаимных требований

В этом году в рамках круглого стола, организованного институтом «М-Логос», обсуждались проблемные вопросы зачета в судебном процессе и исполнительном производстве.В ходе дискуссии один из спикеров заявил, что слышал про некое процессуальное «ноу-хау», которое зародилось в ростовском регионе.

И так сложилось, что мне как раз пришлось столкнуться с этим на практике.

Поэтому решил поделиться с коллегами некоторыми размышлениями на этот счет.Хотелось бы сразу отметить, что я не готов делать однозначного вывода относительного того, должна ли такая конструкция существовать в принципе.

Моя цель поведать о ней и, возможно, дать некую почву для дискуссии.1. Исходная точкаИтак, АПК РФ говорит нам о том, что при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, арбитражный суд, выдавший исполнительный лист, по заявлению взыскателя, должника или судебного пристава — исполнителя вправе отсрочить или рассрочить исполнение судебного акта, изменить способ и порядок его исполнения.

Если с отсрочкой и рассрочкой исполнения судебного акта вопросов особо не возникает, то с изменением способа и порядка исполнения не все так просто. Однозначного ответа на вопрос, что есть «способ и порядок исполнения решения» законодатель и практика высших судов не дает, в связи с чем у юристов есть определенный простор для маневров. На это в свое время указывал и Конституционный суд в Определении от 25.02.2010 № 26-О-О:

«Поскольку в законе объективно невозможно предусмотреть все юридические факты, которые могут служить основаниями для изменения способа и порядка исполнения судебного акта, Кодекс в статье 324 устанавливает лишь критерий определения таких оснований – обстоятельства, затрудняющие исполнение судебного акта, предоставляя суду возможность в каждом конкретном случае решать вопрос об их наличии с учетом всех фактических обстоятельств конкретного дела с учетом интересов как должника, так и взыскателя»

.

В поисках ответа можно встретить лишь отдельные проявления данного процессуального института. Например, в Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50 сказано:

«Взыскатель и судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд с заявлением об изменении способа исполнения судебного акта путем обращения взыскания на долю должника в уставном капитале ООО, складочном капитале полного товарищества, коммандитного товарищества, а также на пай должника в производственном кооперативе»

.

Еще пример: должник должен был передать взыскателю продукцию — 91,38 тонны продовольственных семян льна на общую сумму 639 660 рублей. В ходе исполнительного производства выяснилось, что посевы льна у должника засорены, угнетены сорняками и непригодны для получения семян. В связи с этим взыскатель попросил изменить способ исполнения судебного акта путем взыскания стоимости товара, подлежащего передачи (Определение Верховного Суда РФ от 15.04.2015 N 304-ЭС14-6750 по делу N А03-20581/2012).

Уверен, что примеров можно привести еще много. Но и этого достаточно, чтобы сделать промежуточный вывод. Для того, чтобы заявление об изменении способа и порядка исполнения было исполнено, нужны два условия:

  • Имеется возможность исполнить судебное решение другим способом (например, передать деньги вместо вещи).
  • Есть объективная невозможность исполнить судебный акт способом, изложенным в резолютивной части (взыскать деньги, передать имущество и т.д.);

2.

Зачет — способ исполнения обязательства? ГК, говорит нам о том, что обязательство может быть прекращено зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил, для чего достаточно заявления одной стороны.

Очевидно, что заявляя о зачете, сторона всегда стремиться к прекращению собственного обязательства. Для нее это один самых простых и безболезненных способов избавиться от претензий со стороны кредитора. При этом должник всегда имеет возможность выбрать, как ему прекратить собственное денежное обязательство: отдать деньги или заявить о зачете (если только имеются основания к этому).

В свое время Президиум ВАС РФ в от 06.11.2012 № 7754/12 (дело №А40-46500/11) однозначно указал, что зачет встречного однородного требования, равно как и надлежащее исполнение, представляет собой основание для прекращения обязательства, то есть в этой части влечет такие же последствия, как и исполнение.

Из этого мы можем сделать еще один промежуточный вывод о том, что зачет = способ исполнения обязательства. 3. Изменение способа исполнения судебного акта путем признания обязательства исполненным посредством зачета. Зачем это нужно? Перейдем теперь непосредственно к теме заметки.

Первый вопрос, на который необходимо ответить: а зачем вообще обращаться в суд с таким заявлением?

Из п.1 Информационного письма Президиума ВАС № от 29.12.2001 N 65 нам известно, что после подачи искового заявления зачет встречных однородных требований возможен лишь путем подачи встречного иска. Здесь, вроде бы, вопросов нет. А как быть, если решение уже вынесено, встречный иск не заявлялся, но очень хочется провести зачет взаимных требований?

Еще более сложный вопрос: что вообще происходит с правом должника на зачет после того, как в отношении него вынесено решение?

Есть у него это право или нужно сперва пойти «просудить» свое требование, а зачет заявить лишь на стадии исполпроизводства? Дискуссия в рамках круглого стола, на мой взгляд, какого-либо внятного ответа на эти вопросы не дала. Некую долю ясности внесло Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15.06.2015 по делу N 307-ЭС15-1559, А56-67385/2013.

По фабуле дела ОАО «МРСК Северо-Запада» обратилось в АС г.

Санкт-Петербурга и Ленинградской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Лидер строй» о признании прекращенными обязательств ОАО «МРСК Северо-Запада» перед ООО «Лидер строй» в размере 11 000 000 руб. неустойки, взысканной на основании постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.10.2013 по делу № А56- 1586/2012, на основании зачета требований.

Из текста судебных актов также следовало, что исполнительное производство в отношении заявителя (ОАО «МРСК») не возбуждалось. Все три инстанции заявление удовлетворили, обязательства ОАО «МРСК Северо-Запада» перед ООО «Лидер строй» были признаны прекращенными на основании зачета требований.

Однако, дело все равно попало в Экономколлегию. В мотивировочной части ВС указал следующее: «Действующее законодательство не ограничивает право должника на применение Гражданского кодекса Российской Федерации и зачет против требования нового кредитора своего встречного требования к первоначальному кредитору, подтвержденного судебными актами.

В соответствии с разъяснением, данным в Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.2001 N 65

«Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований»

, для прекращения обязательства зачетом заявление о зачете должно быть получено соответствующей стороной.

Судами установлено, что письмо от 05.11.2013 N 61-02-06/9879 о зачете получено ООО «Лидер строй» 08.11.2013.

Каких-либо возражений или претензий по предмету состоявшегося зачета ООО «Лидер строй» не направляло.

Таким образом, выводы судов о соответствии проведенного истцом зачета положениям закона являются правильными.». Предположим теперь, что решение суда о взыскании денег с должника вступило в силу, возбуждено исполнительное производство.

И тут должник решает направить кредитору уведомление о зачете.

Пристав, разумеется, никак не отреагирует на это уведомление, даже если будет знать о нем.

Для него право требования должника ко взыскателю – актив, который можно продать с торгов. Ст. 88.1 ФЗ «Об исполпроизводстве» здесь тоже не применима, т.к. нет исполнительного производства в отношении взыскателя.

Что делать тогда? Вот как раз для такого случая и было найдено решение: обратиться в суд с заявлением об изменении способа исполнения судебного акта путем зачета взаимных требований. Закономерный вопрос: как при этом должно звучать требование заявителя?

Мне видится, что заявитель должен суд просить следующее:А) Изменить способ исполнения судебного решения путем зачета;Б) Признать судебное решение исполненным посредством зачета взаимных требований. Если суд удовлетворяет требования заявителя об изменении способа исполнения судебного акта, то возбужденное исполнительное производство должно быть окончено в связи с фактическим исполнением требований, содержащихся в исполнительном документе (ст.

47 ФЗ «Об исполпроизводстве»).

Между прочим, именно на этот процессуальный механизм указывал Президиум ВАС в постановлении от 18.02.2014 N 5243/06 по делу N А40-64205/05-30-394. Оно было принято до появления в ФЗ «Об исполнительном производстве» ст.88.1., позволяющей судебному приставу-исполнителю производить зачет по встречным исполнительным листам. Поскольку на момент принятия Постановления возможность провести зачет на стадии исполпроизводства отсутствовала в принципе, ВАС указал, что это возможно сделать через АПК РФ.

По смыслу названной статьи ее положения применимы и к случаям, когда изменение порядка и способа исполнения одного судебного акта необходимо для исполнения другого судебного акта, который без такого изменения невозможно исполнить. 4. Что по этому поводу думают суды?

Судебная практика относительно такого заявления неоднозначная.

Где-то суды признают возможным изменять способ исполнения на зачет взаимных требований, где -то прямо пишут, что такой порядок законом не предусмотрен. Поскольку второй варианта развития событий встречается чаще, приведу найденные случаи, когда суды соглашаются с требованием заявителя.

АС Северо-Кавказского округа по делу № А32-14050/2015 от 09 июля 2018 года «27 сентября 2017 года в рамках дела № А32-14050/2015 администрация обратилась в арбитражный суд с заявлением об изменении способа и порядка исполнения судебного акта по правилам Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ), в котором просила признать судебный акт по делу № А32-14050/2015 (исполнительный лист от 11.08.2015 серии ФС № 005087797) исполненным в полном объеме зачетом встречных однородных требований. Заявление администрации обосновано тем, что обязательства муниципального образования перед обществом и обязательства последнего перед учреждением носят встречный характер; уведомление о зачете от 22.03.2017, направленное в адрес общества (, Гражданский кодекса) на сумму 3 568 779 рублей 72 копеек свидетельствует о прекращении обязательств и наличии оснований для изменения способа и порядка исполнения судебного акта по аналогии со Кодекса.» Суд кассационной инстанции отменил определение и постановление судов, отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении АС Краснодарского края требования удовлетворил, указав в резолютивной части следующее:

«Изменить способ и порядок исполнения судебного акта (решения Арбитражного суда Краснодарского от 07 июля 2015 года делу № А32-14050/2015) и признать судебный акт по делу № А32-14050/2015, исполнительный документ ФС № 005087797 от 11.08.2015 полностью исполненным зачетом встречных однородных требований.»

Постановление АС Северо-Кавказского округа по делу № А63-6960/2017 19 ноября 2018 года «Общество-2 обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с заявлением от 14.12.2017 об изменении порядка и способа исполнения решения Арбитражного суда Ставропольского края от 23.08.2017 по настоящему делу путем признания его исполненным в результате зачета встречного однородного требования, основанного на вступившем в законную силу судебном акте по делу № А63-12949/2016 о взыскании с общества-1 в пользу общества-2 16 663 106 рублей 70 копеек долга за потребленную электроэнергию. Общество-2 в направленном обществу-1 письме от 12.12.2017 № 01-10/3581 заявило о зачете встречных однородных требований на сумму 2 403 446 рублей 17 копеек и прекращении соответствующего обязательства общество-2 вправе было заявить о зачете своего требования, подтвержденного вступившим в законную силу судебным актом, к обществу-1 против его однородного требования, также подтвержденного вступившим в законную силу судебным актом по другому делу.

Отсутствие возбужденных на основании соответствующих исполнительных листов исполнительных производств такому зачету не препятствовало. Существование двух судебных актов, подтверждающих встречные однородные требования сторон, привело к коллизии соответствующих исполнительных листов, что могло являться основанием для изменения порядка и способа исполнения одного из названных судебных актов.

Зачет встречных требований должен был совершаться в надлежащей процессуальной форме, поэтому общество-2 правомерно обратилось в арбитражный суд в порядке, установленном Арбитражного процессуального кодекса. Суды вправе были прийти к выводу о наличии оснований для изменения порядка исполнения принятого позднее судебного акта.». После возвращения заявления на новое рассмотрение в суд первой инстанции, заявление было удовлетворено АС Ставропольского края, а в резолютивной части указано:

«Изменить порядок исполнения решения Арбитражного суда Ставропольского края по делу № А63-6960/2017 от 23.08.2017, признав решение Арбитражного суда Ставропольского края по делу № А63-6960/2017 от 23.08.2017 исполненным публичным акционерным обществом «Ставропольэнергосбыт»

, г.

Ессентуки, ОГРН 1052600222927, путем проведения зачета взаимных однородных требований на сумму 2 403 446 руб. 17 коп. по делу № А63-12949/2016.» Еще практика: Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 05.09.2018 N Ф08-7295/2018 по делу N А32-15524/2013; Арбитражного суда Центрального округа от 04.09.2017 N Ф10-599/2017 по делу N А62-2333/2016 Надеюсь, данная заметка окажется полезной тем, кто столкнется с описанной в ней ситуацией.

Как составить и подать заявление о зачете встречных однородных требований

Подготовить заявление о зачете встречных однородных требований может любая сторона исполнительного производства.

Желание другой стороны не имеет никакого правового значения. То есть для проведения зачета достаточно волеизъявления одного лица. Судебный пристав-исполнитель по своей инициативе не вправе производить зачет требований.При составлении документа необходимо указать, в рамках каких исполнительных производств возможен зачет требований и в каком объеме.

Позиция другой стороны учитываться при принятии решения не будет.Заявление о зачете однородных требований подается судебному приставу-исполнителю, который по итогам его рассмотрения выносит соответствующее постановление. Если заявление удовлетворено и требование исполнено, можно подать . Хотя вполне вероятно судебный пристав-исполнитель примет такое решение сам.Оспорить вынесенное постановление о зачете встречных однородных требований можно.

Но не по мотиву несогласия другой стороны. Заинтересованное лица должно доказать неоднородность требований. Или истечение срока давности и др.Любое принятое решение по заявлению о зачете встречных однородных требований заявитель или иное лицо может обжаловать в течение 10 дней путем подачи в суд или .

ВС подтвердил ранее высказанную ВАС позицию касательно допустимости зачета спорных требований

24 августа 2017г. состоялось заседание СКЭС ВС.

Вынесено определение №305-ЭС17-6654 по делу .

Полный текст определения по состоянию на 29 августа 2017г.

не опубликован, но принятие нового судебного акта по делу с отменой ранее состоявшихся, позволяет предположить, что СКЭС согласилась с позицией, изложенной в определении о передаче дела для рассмотрения. Новым судебным актом в удовлетворении первоначального и встречного исков отказано.В определении о передаче сказано, что «заявитель указывает на неверное толкование судами нормы ГК.

По мнению заявителя, бесспорность зачитываемых требований и отсутствие возражений сторон относительно как наличия, так и размера требований не определены законом в качестве условий зачета». Изложена позиция нижестоящих судов: «из положений ГК следует, что зачёт как способ прекращения встречного однородного требования в обязательствах предполагает бесспорность предъявленных к зачёту требований.

Поскольку требование общества «НЛМК» к обществу «Лебединский ГОК» носило спорный характер, законных оснований для признания зачёта состоявшимся не имелось».В акте суда кассационной инстанции отмечено, что «по данным бухгалтерского учета АО «Лебединский ГОК» не имеет непогашенной задолженности перед ПАО «НЛМК» по договорам от 01 февраля 2011г., 18 февраля 2013г. В удовлетворении претензий, на которые указывает ПАО «НЛМК» в акте зачета, ранее было отказано в связи с признанием претензионных требований необоснованными, о чем в адрес ответчика направлены соответствующие сообщения. Действий, которые могли быть расценены как признание долга, истец не производил, акты сверки обязательств сторонами не составлялись, заявленные ответчиком к зачету требования возникли из обязательств по различным периодам поставки с 2013 по 2014 года, по различным приложениям к договорам.

В судебном порядке указанные в акте зачета требования ответчика не предъявлялись. Таким образом, как правильно указано судами, обоснованность требований, их размер до настоящего времени не установлены, что свидетельствует о спорности предъявленного к зачету встречного обязательства».Ранее в Постановлении Президиума ВАС от 07 февраля 2012г. №12990/11 по делу №А40-16725/2010-41-134, А40-29780/2010-49-263 уже обозначалась позиция, что «оспаривание лицом, получившим заявление о зачете, наличия не исполненного им обязательства, требование по которому было предъявлено к зачету, не может рассматриваться в качестве основания для признания недействительным заявления о зачете как односторонней сделки.

Данное обстоятельство означает, что заявление о зачете не повлекло правового эффекта и соответствующее обязательство лица, сделавшего такое заявление, не прекратилось. Бесспорность зачитываемых требований и отсутствие возражений сторон как о наличии, так и о размере требований не определены ГК в качестве условий зачета. Следовательно, наличие спора в отношении одного из зачитываемых требований не препятствует подаче заявления о зачете при условии, что в этот момент по обязательству, на прекращение которого направлено такое требование, не возбуждено производство в суде».

Прекращение требований полностью или частично

Согласно данные требования могут быть прекращены двумя вариантами:

  1. полностью;
  2. частично.

Если суммы требования полностью совпадают, что довольно редко встречается в практике, то обязательства возможно прекратить в полном объеме. Ели же требования участников зачета друг к другу совпадают не полностью (неидентичны), то зачет осуществляется частично. В данном случае полностью погашается только то обязательство, которое было наименьшим.

Зачет в практике Верховного Суда РФ: обратная сила и встречный иск

Позиции ВАС РФ о ретроспективном действии зачета и необходимости осуществления зачета спорных требований только в форме встречного иска из Информационного письма № 65 уже давно являются предметом ожесточенного спора между правоведами.

В этот раз свое слово решил сказать Верховный Суд РФ, который в от 16.08.2018 №305-ЭС18-3914 не просто впервые подтвердил ретроспективное действие зачета, но и сделал вывод о применимости данного правила для судебного зачета.Однако подход, который использовал ВС РФ, приводит к целому ряду неразрешимых проблем, что заставляет серьезно усомниться в его обоснованности.Фабула рассматриваемого дела заключалась в следующем. ООО «СИА Интернейшнл ЛТД» (далее – Истец) и ООО «Фармлайн» (далее – Ответчик) заключили договор поставки (далее – Договор № 1). Ответчик просрочил оплату товара.Затем стороны заключили еще один договор поставки (далее – Договор № 2), по которому уже Истец выступал покупателем, а Ответчик – продавцом.

В дополнительном соглашении к нему стороны предусмотрели, что расчеты по договору осуществляются путем зачета требований из Договора № 1 по заявлению одной из сторон.Почти сразу после подписания этого дополнительного соглашения Истец обратился в суд с заявлением о взыскании 35 млн. рублей основного долга и 12 млн рублей пеней по Договору № 1 (рассчитанных до 12 мая 2016 года).

Ответчик подал встречный иск о взыскании долга по Договору № 2 в размере 23 млн. рублей.Суд оба требования удовлетворил и произвел зачет встречных требований, по итогам которого Ответчик все еще был должен 11 млн. рублей основного долга и 12 млн.

рублей неустойки.Решение вступило в законную силу 27 марта 2017 года.

Истец, думая, что до вступления решения в законную силу зачет не состоялся, вновь обратился в суд за взысканием неустойки на полную сумму долга с 13 мая 2016 по 27 марта 2017 года.Нижестоящие суды, чувствуя несправедливость требований Истца, удовлетворяли требования частично – взыскивали неустойку на полную сумму долга не до момента вступления решения в законную силу, а до момента вынесения решения судом первой инстанции.Верховный Суд РФ вообще отказался воспринять такую логику.Аргументация Суда строилась на основе трех посылов:1) По своим последствиям зачет аналогичен обычному исполнению обязательства.

Поэтому начисление неустойки на полную сумму долга за весь период до вступления решения суда в законную силу не соотносится с назначением неустойки как меры ответственности;2) Встречный иск надлежит рассматривать как заявление о зачете. Иной подход ставил бы момент прекращения обязательства в зависимость от процессуальных особенностей разрешения спора, на которые сторона повлиять не может;3) Истец, предъявив иск через две недели после заключения дополнительного соглашения, недобросовестно лишил Ответчика права заявить о зачете.Каждый из этих аргументов по отдельности, несомненно, содержит здравое зерно. Зачет действительно является суррогатом исполнения и по своим последствиям не может отличаться от обычного исполнения обязательства.

Встречный иск содержит волеизъявление Ответчика, направленное на зачет встречных требований. Действительно, участники судебного разбирательства не способны повлиять на момент вынесения решения суда и его вступления в силу, и не могут их предсказать. И нет никаких сомнений, что в рассматриваемом деле можно увидеть сознательное (а возможно, и недобросовестное) игнорирование Истцом своего права на зачет.Казалось бы, все очевидно.

Однако эта внешняя простота обманчива.Во-первых, на спорность тезиса о «несправедливом» начислении неустойки при перспективном действии зачета уже неоднократно указывали в доктрине. Совершение зачета не отменяет ответственности за длящееся нарушение обязательства до соответствующего волеизъявления.

Более того, «несправедливые преимущества» в размере неустойки, начисленной до совершения зачёта, являются заранее оцененными убытками кредитора.

Чем выше цена нарушения обязательства для кредитора, тем бóльшую неустойку он устанавливает. Лишать его законного права никак не представляется более справедливым. Во-вторых, вывод о ретроспективном действии зачета приводит к абсолютно неразрешимой проблеме.

Какова судьба тех 12 млн. рублей неустойки, начисленных по первому делу? Ведь если в отечественном правопорядке действительно бы работала обратная сила (а не применялась тогда, когда об этом вдруг вспомнит Верховный Суд), то тех 12 млн.

руб. неустойки быть не должно. Заставлять Ответчика платить будет верхом цинизма, поскольку в рассматриваемом деле Суд пришел к выводу, что в силу ретроспективности зачета никакой неустойки и быть не может. Позволить ему не платить – подорвать законную силу судебного решения.

В итоге возникает поразительная ситуация, при которой Ответчик существуют в двух правовых реальностях – в реальном мире без обратной силы (по первому рассмотренному делу) и в мире Зазеркалья — с ней (по второму).В-третьих, сама возможность рассмотрения встречного иска в качестве заявления о зачете не может привести ни к выводу об обязательности заявления о зачете именно в такой форме, ни к выводу об обратной силе зачета.Более того, заявление о зачете в форме встречного иска в сочетании с идеей ретроспективности приводит к очень странным последствиям, которых право должно избегать. Получается, что само судебное решение, на основании которого будут прекращены обязательства сторон, будет иметь обратное действие. Однако любая ретроспективность – аномалия, а ретроспективность принудительных актов власти – еще и аномалия опасная.Здесь же ситуация еще более противоречива!

Получается, что судебное решение простирает свой эффект даже на период до предъявления иска – необходимой предпосылки самого спора.

Даже сторонники ретроспективного действия зачета не могут не признавать, что такая ситуация не идет на пользу никому.Ретроспективность или перспективность при обычном зачете – вопрос в большей степени вкуса (плюсы и минусы есть везде – жить можно и с той, и с другой моделью), но ретроспективность при судебном зачете – явление однозначно вредное и опасное. Конечно, можно сделать вывод, что это очередной пример того, как материальные конструкции не работают в процессе.

Однако это скорее повод в очередной раз задуматься о правильности и применимости позиций ВАС РФ семнадцатилетней давности.

На основе заседания

ВС: Встречный иск не обязателен для зачета требований

Фото Право.Ru Компания «Лидер строй» пыталась доказать в судах, что зачесть требования на стадии исполнительного производства можно только путем подачи встречного иска, но не посредством уведомления другой стороны в соответствии с Гражданским кодексом.

Однако все инстанции единодушно сошлись на обратном: такой способ прекращения обязательств возможен и в рамках исполнительного производства. Спором решила заняться экономколлегия , которая в итоге поддержала cвоих коллег из нижестоящих инстанций.

В июле 2012 года ОАО

«Межрегиональная распределительная сетевая компания Северо-Запада»

(МРСК) обратилась в с иском к ООО «Северо-Западная лесная компания» («Лесная компания»). МРСК требовала взыскать с ответчика неустойку за нарушение сроков выполнения строительных работ по договору подряда от 2010 года.

Первая инстанция в иске компании отказала, однако добиться своего ей удалось в апелляции: 13 мая 2013 года обязал «Лесную компанию» заплатить МРСК 15,5 млн руб. пеней (№ ). Параллельно с этим делом рассматривал иск «Лесной компании» к МРСК о взыскании с последней 22,9 млн руб. неустойки за просрочку оплаты работ по этому же договору подряда.

4 сентября 2013 года суд произвел замену ответчика с «Лесной компании» на ООО «Лидер строй» в связи с уступкой прав требования, а 11 сентября удовлетворил иск частично – взыскал с МРСК 2,9 млн руб. пеней. Впрочем, впоследствии, 31 октября 2013 года, такое решение поправил , увеличив размер взысканной в пользу «Лидер строя» неустойки до 11 млн руб.

(№ ). После этого, 5 ноября 2013 года, МРСК направил «Лидер строю» письмо о зачете требований последнего об уплате 11 млн руб. неустойки в связи с просрочкой оплаты работ против своего требования к первоначальному кредитору – «Лесной компании» – об уплате пени за просрочку выполнения работ.

Таким образом, МРСК решила, что свой долг перед «Лидер строем» полностью погасила, и 7 ноября этого же года обратилась в АС Санкт-Петербурга и Ленобласти с заявлением о признании своего обязательства об уплате неустойки в пределах 11 млн руб. прекращенным (№ ). В итоге 14 апреля 2014 года судья иск МРСК полностью удовлетворила. Она пришла к выводу, что сетевая компания была вправе зачесть свои требования к первоначальному кредитору против требований «Лидер строя».

Такой способ прекращения обязательств, указывала судья в решении, предусмотрен ст. 410, 412 Гражданского кодекса РФ.

Отдельно отметила Трохова также то, что МРСК надлежащим образом уведомила «Лидер строй» о зачете – письмом от 5 ноября.

«Уведомление о зачете направлялось по месту нахождения ответчика, по месту жительства генерального директора и учредителя ответчика [«

Лидер строя»] А. Л. Севандера (получено 8 ноября 2013 года), по месту жительства генерального директора и учредителя ответчика Е. Г. Дегтярева (вручено 12 ноября 2013 года), – говорится в решении.

– Таким образом, ответчик надлежащим образом был извещен о проведении истцом зачета встречного требования на основании ст. 410, 412 ГК РФ и не направил каких-либо возражений, претензий по предмету состоявшегося зачета».

«Лидер строй» с таким решением не согласился и обратился с жалобой в 13-й ААС. Там он настаивал на том, что во время судебного процесса (в том числе в рамках исполнительного производства) зачесть требования МРСК могла исключительно путем подачи встречного иска, чего сделано не было. Подкрепляла свой довод компания ссылкой на постановление Президиума по делу № .

В рамках этого спора судьи сослались на п. 1 информационного письма ВАС от 29 декабря 2001 года № 65, согласно которому после предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете, зачет может быть произведен только при рассмотрении встречного иска. Однако апелляционная коллегия 13-го ААС (, и ) с такой трактовкой не согласилась.

По их мнению, сторона имеет право провести зачет встречных однородных требований и на стадии исполнительного производства.

Это, по мнению судей, подтверждается п. 2 информационного письма № 65, который гласит:

«Окончание исполнительного производства, основанное на сделанном одной из сторон заявлении о зачете, при наличии встречных исполнительных листов не противоречит закону»

.

«В настоящем деле зачет встречных требований произведен после вступления в силу судебных актов [постановления 14-го ААС от 13 мая 2013 года и постановления 13-го ААС от 31 октября 2013 года. – Право.Ru], подтверждающих однородные требования сторон», – подытожили судьи апелляции и оставили решение суда первой инстанции в силе. Кассационная коллегия (, и ) своих коллег из нижестоящих инстанций полностью поддержала.

«Непредъявление МРСК встречного иска само по себе не является обстоятельством, ограничивающим применение предусмотренного статьей 412 ГК РФ материального института зачета требования нового кредитора»

, – говорится в постановлении кассации от 3 декабря 2014 года.

Тогда «Лидер строй» обратился с жалобой в Верховный суд. Там он ссылался на то, что порядок зачета встречных однородных требований в рамках исполнительного производства установлен статьей 88.1 Закона № 229 об исполнительном производстве, которая гласит:

«По заявлению взыскателя или должника либо по собственной инициативе судебный пристав-исполнитель производит зачет встречных однородных требований, подтвержденных исполнительными документами о взыскании денежных средств, на основании которых возбуждены исполнительные производства»

. А значит, указывала компания в жалобе, положения ст.

410 и 412 ГК в настоящем деле применяться не могут – то есть заявление о зачете не прекращает обязательства МРСК по исполнению судебного акта, принятого в рамках дела № А56-1586/2013.

Судье ВС эти доводы показались заслуживающими внимания, и она передала дело на рассмотрение экономической коллегии.

«В информационном письме № 65 четко сказано, что зачет на стадии арбитражного процесса может быть сделан исключительно путем подачи встречного иска, – начал свое выступление вчера, 8 июня, представитель «

Лидер строя» Никита Денисов.

– А стадия исполнительного производства является частью арбитражного процесса. В таком случае одностороннее волеизъявление стороны не может прекращать обязательство». Кроме того, по его словам, порядок зачета в рамках исполнительного производства четко закреплен в статье 88.1 Закона № 229.

«Мой доверитель действовал добросовестно. И когда мы заключали договор уступки прав требования [с «Лесной компанией».

– Право.Ru], мы не думали что будет произведен зачет.

Поэтому просим акты нижестоящих инстанций отменить, а в требованиях МРСК отказать», – заключил он.

В свою очередь представитель МРСК Екатерина Никифорова настаивала на обратном. «Законом не предусмотрены случаи недопустимости зачета на стадии исполнительного производства, – говорила она. – Ни закон об исполнительном производстве, ни АПК не запрещают нам как должнику зачесть на основании ст.

412 ГК наши требования к прежнему кредитору». Статья же 88.1 закона об исполнительном производстве в этом споре, по ее мнению, вообще не может применяться.

«На момент проведения зачета исполнительный лист не был предъявлен ни в службу судебных приставов, ни в банк»

, – пояснила юрист.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+