Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Номиналисты и реалисты спор

Номиналисты и реалисты спор

Номиналисты и реалисты спор

Спор между реализмом и номинализмом


На раннем этапе в средневековой философии было представлено два интеллектуальных течения: реализми номинализм.Наиболее яркими представител­ями реализма были Ансельм Кентерберийский (1033-1109 гг.) и Иоганн Скотт Эриугена, а наибо­лее яркими представителями номинализма — Росцелин (XI—XII вв.), Вильям Оккам (1285-1349 гг.), Иоганн Буридан (XII—XIV вв.), Николай из Отрекура (XIV в.). Реалисты исходили из допущения, что универсалии (общие понятия) обладают реальным бытием.Под универсалиями в этом случае понимаются идеи предметов, находящиеся в божественном разуме. Основой для познания мира, с точки зрения реализма, является разум.

Человек, будучи одновременно и при­родным существом (творением бога), и существом, максимально при­ближенным к богу, обладает разумом и может познать предметы толь­ко потому, что существуют универсалии. С точки зрения номинализма, первичны не идеи, а вещи.Идеи представляют собой результат абстракции — отвлечения от конкрет­ных представлений предметов, важных существенных признаков.

С точки зрения номинализма, первичны не идеи, а вещи.Идеи представляют собой результат абстракции — отвлечения от конкрет­ных представлений предметов, важных существенных признаков. На­пример, представление о человеке формируется в результате отделе­ния от многообразия индивидуальных признаков того, что присуще любому человеку, т.е.

наличие жизни и разума. В отличие от реалистов, номиналисты не ставили на первый план разум, хотя и не отрицали его значения. Гораздо важнее для них была воля отдельного человека и, прежде всего, воля бога. Творение мира представляло собой с этой точки зрения не реализацию божественного замысла, а волевой акт.

Как полагал Оккам, идеи не существуют в божественном уме как про­образы сущностей, бог творит вещи при помощи воли, а идеи возника­ют в его уме после того, как мир был сотворен. Необходимо иметь в виду, что спор между реалистами и номи­налистами не был простым спором «о словах».Напомним в связи с этим выражение из Библии: «В начале было Слово, и Слово Было у Бога».

Во многом споры вокруг существования идей были связаны с толкованием именно этого фрагмента, который отсылает нас к одной из наиболее важных идей эпохи Средневековья — идее творения. Наиболее ярким представителем реализма был Ансельм Кентерберийский (1033-1109).Наибольшую известность он получил бла­годаря изобретению «онтологического доказательства» существо­вания бога. Вот как формулирует это доказательство Б.

Рассел: «Под «Богом» мы понимаем наибольший, какой только возможен, объект мысли. Но если объект мысли не существует, то он меньше другого, точно такого же действительно существующего объекта мысли. По­этому наибольший из всех объектов мысли должен существовать, ибо иначе был бы возможен другой, еще больший объект мысли.

Поэтому Бог существует». Остальные аспекты концепции Ансельма в основном заимство­ваны у св. Августина.Обратимся еще раз к книге Б. Рассела: «Ан­сельм верит в платоновские идеи, в которых он усматривает еще одно доказательство существования Бога.

Ансельм заявляет, что при по­мощи неоплатоновских аргументов он смог доказать не только су­ществование Бога, но и понятие троичности. (в философии Плотина уже было понятие троичности, хотя и неортодоксальное с точки зрения христианина). Ансельм считает разум подчиненным вере.

«Я верую, дабы понимать», — заявляет он. Идя по стопам Августина, он утверждает, что без веры понимание невозможно. Бог, — заявляет Ан­сельм, — не справедлив, а справедливость.

Сходные мысли высказывал и Иоанн Скотт. Общим источником их происхождения является Платон».

Другим значимым представителем реализма был Иоанн Дунс Скотт, который оставил после себя книгу «О разделении приро­ды».В этой книге Скотт отстаивает воззрение, в соответствие с которым универсалии существуют до конкретных вещей.

Согласно Скотту, вся природа разделяется на четыре вида: 1) творящая, но не сотворенная природа, т.е. бог; 2) творящая и вместе с тем сотворенная природа — это идеи в платоновском смысле; 3) сотворенная, но не творящая природа — вещи, которые существуют в пространстве и времени, 4) нетворящая и несотворенная природа, которую Скотт также при­равнивает к богу, понимая под ним не творца всех вещей и мира в целом, а конец (цель) мира и вещей. Согласно Скотту, бытие бога может быть обнаружено из того, что вещи существуют, т.е.

обладают бытием.То, что вещи упоря­дочены, является доказательством его мудрости; то, что они движутся, — доказательством его жизни (движения). Хотя Иоанн Скотт отвергал реальное существование отдельных вещей и тем самым стремился опровергнуть сторонников Аристотеля и столпом философов считал Платона, его первые три вида бытия косвенно выведены из аристотелевских категорий. Прототипом четвертого вида бытия в системе Иоанна Скотта послужило учение Дионисия о том, что все вещи возвращаются к богу.

Одним из ярчайших представителей номинализма был Росцелин.В письме к своему ученику Абеляру Росцелин приводит такой аргумент в пользу своей концепции: «Пожалуй, ты только по привыч­ке можешь называться Петром. Я же — вполне точно, потому, что если имя мужского рода выпадает из своего рода, то оно уже отклонится от общепринятой вещи. Ведь собственные имена обыкновенно теряют свое значение, когда то, что ими обозначается, принуждено отходить от собственного значения.

Ведь если дом лишен крыши или стены, тогда он будет называться несовершенным домом.

Следовательно, после удаления той части, которая создает человека, и Петр должен называться не Петром, но несовершенным Петром». Ученик Росцелина Абеляр не отрицал существования вещей помимо слов:«Действительно тот или иной звук по своей природе не входит в обозначенную им вещь, но существует в силу налагания его людьми на вещи.

Ведь наивысший Мастер ниспослал нам это налагание звуков. Однако он сохранил природу вещей для своего собственного их распределения».

«Ведь, конечно, необходимо, чтобы имена уже существовали бы, раз они обозначают самые вещи и создают предложения.; однако предложения вовсе не обозначают те или иные вещи в том же простом смысле, в каком вещи обозначаются именами»

.

У позднего номиналиста Петра Аврелия на первое место вы­ступает понятие интенции.Он полагает, что объектом логики явля­ется не объективное и не субъективное, а лишь направленность сознания на предмет. Именно ее он и называет интенцией. В своих рассуждениях он приходит к выводу, что между мыслимым и мыслящим одновременно и имеется связь и не имеется связи; связь между мыслящим и мыслимым одновременно относительна и универсальна, к тому же она может быть какой угодно, скорее, имеется в виду нечто, где еще нет различия между тем, кто мыслит, и тем, что мыслится.

Схоластика Схоластика, или «школьная философия, появилась, когда хри­стианские мыслители стали понимать, что догматы веры допуска­ют рациональное обоснование и даже нуждаются в нем.Среди ярких представителей этого направления следует назвать Эриугену (810-877), Иоанна Росцеллина (1050-1110) и Пьера Абеляра (1079–1142), идеи которых уже были рассмотрены.

Наиболее крупным представителем схоластики считается Фома Аквинский(1225-1274). Его основная заслуга состоит в том, что он «адаптировал» учение Аристотеля к средневековому способу мыш­ления, причем сделал это, так сказать, «с наименьшими потерями», т.е. минимально исказив сущность учения Аристотеля.
минимально исказив сущность учения Аристотеля.

Фома Аквинский полагал, что существует три вида познания Бога: через разум, через откровение и через интуицию по вещам, которые были ранее познаны посредством откровения.Другими словами, он утверждал, что познание бога может опираться не только на веру, но и на рассудок.

Фома рассматривал мир как иерархическую систему, основ­ной и смыслом которой является бог.Духовной сфере противостоит материальная природа, а человек является существом, соединяющим в себе духовное и материальное начала и наиболее близко стоящим к богу. Любое явление мира обладает сущностью и существованием.

Для человека и явлений живой и неживой природы сущность не равна существованию, сущность не вытекает из их единичной сути, поскольку они сотворены, а, следовательно, их существование обусловлено. Лишь бог, будучи несотворенным и ничем не обусловленным, характеризуется тем, что его сущность и существование тождественны друг другу.

Согласно Фоме, существуют субстанциональные и акциденциальные формы; субстанции существуют сами по себе, акциденции — толь­ко в связи с субстанциями.

На низшей ступени бытия форма придает вещи лишь внешнюю определенность (вещества и минералы), на следующей ступени форма представлена как конечная причина, и вещам на этой ступени (растениям) присуща внутренняя целесообразность.

На следующей ступени (животные) форма предстает как действующая причина.

Наконец, высшей ступенью бытия является форма как дух, т.е. форма, которая не является организующим началом для материи, а выступает самостоятельно, сама по себе.

Именно по этой причине человеческая душа бессмертна. Только человеческая душа обладает способностями мышления и воли, которые она может проявлять неза­висимо от тела; на более низких ступенях эти способности не пред­ставлены.

С точки зрения Фомы Аквинского, все знания также составляют иерархически организованную систему, в которой высшей точкой является богословие как учение, наиболее близко стоящее к боже­ственному разуму. Философия — это выражение разума человека, и она не может и не должна противостоять теологии; различие между ними заключается лишь в том, что человеческий разум и разум божественный занимают разное положение в мировой иерархии. Между теологией (богословием) и наукой (в том числе и философией) нет никакого противоречия.

Цель науки — объяснять явления и законо­мерности, которым эти явления подчиняются. Однако есть сферы, в ко­торые нельзя проникнуть с помощью разума. Естественно, это всё, что связано с богом и божественным.

Именно здесь начинается сфера, подвластная теологии. И на этом основании Фома Аквинский делает вывод, что философия должна служить теологии, формулируя догма­ты веры в категориях разума. В работе «Summa Theologica» Фома сформулировал пять до­казательств существования Бога.

Первое доказательство — это доказательство неподвижного двигателя, сущность которого Б. Рассел излагает следующим обра­зом: «Вещи делятся на две группы — одни только движимы, другие движут и вместе с тем движимы.

Всё, что движимо, приводится чем-то в движение, и, поскольку бесконечный регресс невозможен, в какой-то точке мы должны прийти к чему-то, что движет, не будучи само дви­жимо. Этот неподвижный двигатель и есть Бог.

Можно было бы воз­разить, что это доказательство предполагает признание вечности движения, — принцип, отвергаемый католиками. Но такое возражение было бы ошибочно: доказательство имеет силу, когда исходят из ги­потезы вечности движения, но становится лишь еще более веским, ког­да исходят из противоположной гипотезы, предполагающей признание начала и потому — первопричины».

Вторым является доказательство первой причины. Оно основа­но на невозможности бесконечного регресса: у любого явления есть причина, которая, в свою очередь, также имеет причину и т.д.

до беско­нечности. Поскольку бесконечный регресс невозможен, в какой-то момент объяснение должно остановиться. Эта конечная причина, по мнению Аквинского, и является богом.

Третье доказательство — это доказательство того, что дол­жен существовать конечный источник всякой необходимости. Этот аргумент мало чем отличается от второго доказательства.

Четвертое — это доказательство того, что мы обнаруживаем в мире различные степени совершенства, которые должны иметь свой источник в чем-то абсолютно совершенном.

Другими словами, по­скольку есть вещи, совершенные в разной степени, необходимым явля­ется предположение о существовании чего-то, обладающего макси­мумом совершенства.

Наконец, пятым является доказательство того, что мы обнаружи­ваем, как даже безжизненные вещи служат цели, которая должна быть целью, установленной неким существом вне их, ибо лишь живые существа могут иметь внутреннюю цель. После Фомы Аквинского наиболее значительными представителями схоластики были Дунс Скот и Уильям Оккам. Дунс Скот(ок. 1270-1308) был умеренным реалистом и утверждал, что бытие совпадает с сущностью.

Наибольший интерес он проявлял к очевидному, т.е. к тем родам вещей, которые могут быть познаны без доказательства: 1) к принципам, познаваемым сами по себе; 2) вещам, познаваемым при помощи опыта; 3) действиям, которые совершают люди.

Дуне Скот известен также благодаря особой трактовке «принци­па индивидуации» — спорного вопроса в средневековой философии (который, кстати, не разрешен до сих пор). Под «принципом индиви­дуации» понимают то, что делает одну вещь непохожей на другую. Вот как характеризует точку зрения Скота на данный вопрос Б.

Рассел: «Среди свойств индивидуальной вещи одни существенны, другие второстепенны; второстепенными свойствами вещи являются те, которые она может утратить, не теряя своей идентичности, например для человека — ношение шляпы. Теперь возникает вопрос: если ее инди­видуальные вещи принадлежат к одному и тому же роду, то всегда ли они различаются по сущности или сущность в обеих вещах может быть совершенно одинаковой? Св. Фома придерживался последнего взгляда относительно материальных субстанций и первого — относительно субстанций нематериальных.

Дуне Скот же утверждал, что две различные индивидуальные вещи всегда различаются по сущности. Взгляд св. Фомы основывался на теории, согласно которой чистая материя состоит из неразличимых частиц, отличающихся только различным положением в пространстве.

Таким образом, человек, состоя­щий из ума и тела, может отличаться физически от другого человека лишь пространственным положением своего тела. (Теоретически это возможно с близнецами, похожими друг на друга как две капли воды.) Напротив, Дуне Скот утверждает, что если вещи отличны друг от друга, то они должны отличаться какими-то качественными особенностями».

Уильям Оккам(1290/1300-1349/1350 гг.) — философ-схоласт, получивший известность, прежде всего, благодаря своему высказыванию «Не следует умножать сущностей без необходимости».

В дей­ствительности этой фразы, получившей название «бритвы Оккама», сам Оккам не произносил; он сказал всего лишь следующее: «Тщетно делать с большим то, что можно сделать с меньшим». Смысл этого принципа, впрочем, от этого не меняется — а Оккам имел в виду, что если можно обойтись при рассуждении без введения какой-то гипотетической сущности, то от нее следует отказаться.

: для животных. Схемы и конструкции. : схема и процесс работы устройства.

: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰). : Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.



Реалисты и номиналисты

Ярче всего философский потенциал, имевшийся в схоластике, проявился в восходящем к ХI веку спору реалистов и номиналистов. О чем шел спор и каковы были позиции спорящих?

Этот спор, как всякий иной, шел между противоположными рассудочными позициями, сперва разделенными категорическим «или-или» (по правилу «Да будет слово ваше: да-да, нет-нет, а что сверх того, то от лукавого»).

Он имел своим предметом всеобщие определения мысли, всеобщее вообще – то, что в античности называли идеями, родами, сущностями вещей и что в средние века стали называть универсалиями или предикабилиями, категориями (например, красоту, человечность, тяжесть, округлость и т.п.). Каков способ существования идей? Уже некоторые ученики Платона стали представлять себе бытие идей самостоятельным, отличным от вещей и от мышления человека, и средневековые реалисты считали также (сегодня слово «реалист» имеет обратное значение, ибо реалистами зовут тех, кто не верит в существование идей самих по себе, считая их выдумками).

Первым, самым грубым реалистом был Гийом из Шампо (1070-1121).

По его убеждению, реальна только всеобщая сущность вещи (например, человечность), а то, что отличает единичные вещи друг от друга (например, Платона от Сократа), есть лишь нечто случайное, акциденция.

Схоластики же, признававшие реально существующими только единичные вещи, а всеобщие определения – лишь именами, стали называться номиналистами.

Так, крайний номиналист Росцелин приписывал возникновение универсалий только потребностям языка: они-де есть лишь родовые имена, выдуманные людьми названия индивидуальных вещей – мысленные, а не мыслимые сущности. В самом деле, что есть, например, сущность человека, человечность – нечто реальное, существующее само по себе, т.е. вне единичных людей и нашего мышления о них, или же она номинальна и есть только имя, выдуманное нами для обозначения себе подобных, так что реальны лишь человеческие индивиды, а человеческий род, человечность – нет?

Эта философская проблема интересна тем, что в ее основании лежит противоположность, которой не знала античность – противоположность всеобщего и единичного, мышления и бытия, идеального и реального.

У Парменида, Платона и Аристотеля мышление и бытие изначально тождественны, отчего у них и нет проблемы реальности идеального и идеальности реального.

Сначала спор реалистов и номиналистов велся с таким ожесточением, что кафедры спорящих приходилось разгораживать непреодолимой перегородкой.

Но важно то, что спор вел к смягчению первоначально жестких, грубо односторонних позиций.

Схоластики как мыслящие догматики тем самым шли в правильном направлении, шаг за шагом уясняя себе, что надо как-то соединить всеобщее и единичное, универсальное и индивидуальное, мышление и бытие.

Менялись даже названия борющихся партий; к XIV веку реалисты и номиналисты стали называться томистами и скотистами – последователями Фомы и Скота.

Доминиканец Фома Аквинский (1225-1274), прозванный «ангельским доктором», автор знаменитой «Суммы теологии», как умеренный реалист утверждал, что единичное (индивидуальное) есть способ определенного бытия всеобщего. Определенность, т.е. ограничение, отрицание всеобщего и есть единичность. Поэтому всеобщее и единичное – не отделенные друг от друга абстракции.

Единичное есть способ существования всеобщего, вещи – реальность идеи!

Всеобщая идея изначально не определена и поэтому может быть всем, а определенной она становится как «обозначенная материя» (materia signata), составляющая все единичные вещи. Всеобщая идея сама дает себе определенность, реальность, значение, становясь материей единичных вещей. Францисканец Иоанн Дунс Скот (ок.1265-1308), выдающийся оппонент Фомы, заслуживший у современников титула Doctor subtilis, будучи умеренным номиналистом, считал, что материя существует как изначально неопределенная и обретает индивидуальность благодаря прибавке к ней «субстанциальной формы», т.е.

Францисканец Иоанн Дунс Скот (ок.1265-1308), выдающийся оппонент Фомы, заслуживший у современников титула Doctor subtilis, будучи умеренным номиналистом, считал, что материя существует как изначально неопределенная и обретает индивидуальность благодаря прибавке к ней «субстанциальной формы», т.е.

Рекомендуем прочесть:  Нужно понизить в должности

природы вещей. Эта природа сама по себе не является ни всеобщей, ни индивидуальной, а не вполне всеобщей в вещах и вполне всеобщей только в интеллекте, ибо только мыслью ее можно выделить из вещей как всеобщую. Присмотритесь: так ли противоположны эти позиции, как казалось современникам Фомы и Дунса Скота? Ведь оба они признают вначале нечто неопределенное (Фома – идею, Скот – материю), а затем это неопределенное определяется (по Фоме – из себя самой, а по Скоту – извне, от формы).

Очень интересно и поучительно наблюдать за тем, как казалось бы взаимоисключающие рассудочные позиции по мере углубления в суть дела неминуемо сходятся! Некоторый итог многовековому спору подвел францисканец Уильям Оккам (1285-1350) – Doctor invincibilis, т.е. непобедимый ученый, наиболее тонкий и логически изощренный защитник номинализма.

Согласно Оккаму, никакая вещь, одна по числу, не может существовать во многом, не изменяясь или не умножаясь. Поэтому для науки нет необходимости принимать существование всеобщего, реально отличного от единичных вещей (это – пример действия знаменитой «бритвы Оккама», правила отсечения лишних сущностей). Объективная реальность всеобщего – не в вещах, а в душе.

Иными словами, всеобщее есть реальный объект познающей души – то, что сделано ею, то, что существует благодаря деятельности интеллекта. Именно поэтому наши всеобщие понятия объемлют все единичное вне души и могут обозначать каждую вещь как то, что она есть по своей универсальной сущности, категории. Таким образом, следует сказать, что схоластическое христианское философствование средних веков в споре противоположных партий реалистов и номиналистов в общем развивалось в правильном направлении: всеобщее есть единое, но не абстрактно-единое, отдельное и отличное от многого, а мыслимое единое, объемлющее собой все единичное.

Поэтому оно не существует непосредственно ни в вещах, ни вне вещей, как это было еще у Плотина и Прокла, а есть как всеобщее благодаря деятельности мышления и в мышлении.

Мышление, человеческий интеллект, стало быть, для всеобщего есть не нечто случайное, акцидентальное, а нечто субстанциальное – стихия существования! Следует упомянуть еще средневековых мистиков – выдающихся схоластиков, философствовавших на неоплатонический манер и не принимавших участие в диспутах и доказательствах, ибо они держались за простоту разумной мысли о Боге и выражали ее в благочестивых проповедях и наставлениях, исполненных глубокого нравственного чувства.

Таковы Майстер Экхарт (ок.1260-ок.1328), Иоханн Таулер (1300-1361) и Генрих Сузо (1295-1366).

У Раймунда Луллия или, по каталонски, Рамона Льюля (ок.1232-ок.1316) мистика как непосредственно-разумное знание Бога переросла даже в попытку создать формальную систему науки мышления, которую он назвал Ars magna, т.е. Великое искусство. Это луллиево искусство состояло в том, что он выделил и расположил в определенном порядке всеобщие определения или чистые категории, под которые подпадают все предметы (9 абсолютных предикатов, 9 относительных предикатов, 9 субстанций, 9 акциденций, 9 вопросов, 9 моральных добродетелей и 9 пороков). Семь концентрических кругов с этими определениями вращались и, совмещаясь в известном радиусе, должны были дать полное определение каждому из предметов.

Рецепция проблемы универсалий

Боэций предлагает два решения: универсалии не могут существовать сами по себе. Все, что является одновременно общим для многих, не может быть едино в себе. Ибо общее принадлежит многим, особенно когда одна и та же вещь находится одновременно во многих целиком.

Ведь сколько бы ни было видов, во всех них – один род. Следовательно, если один род находится в одно и то же время целиком во множестве отдельных видов, он не может быть един.

рода и виды – это понятия нашего ума, то есть в реальности их не существует. В чувственном восприятии нам дается только отдельное. Общее мыслится в уме. Пьер Абеляр полагал, что универсалии не существуют реально.

Однако они есть не только в словах.

Вещи таковы, что дают возможность предицировать универсалии. Сами универсалии существуют в вещах как способ их существования.

Они суть статус. Извлечение универсалий может быть произведено посредством абстрагирования. Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/srednevekovaya_filosofiya_kak_sintez_hristianskogo_ucheniya_i_antichnoy_filosofii/filosofskie_spory_ob_universaliyah/

Номинализм и реализм

— это то, что противостоит друг другу. Разница между ними велика. Понимание и того и другого дает возможность взглянуть на привычные вещи несколько иначе.

Спор о том, какая теория правильная, является вековым. В нем принимали участие многие ведущие философы.

Каждый выражал свое мнение, опираясь на труды более ранних мыслителей. Реализм и номинализм являются противоборствующими направлениями средневековой схоластической философии. Сторонники номинализма пытались доказать, что существуют только единичные вещи, а сторонники реализма были убеждены, что все существует в божественном уме.

Крайние номиналисты утверждали, что общие понятия являются результатом абстрагирования, которое связано с мышлением, крайние реалисты же утверждали, что общие понятия являются универсалиями, которые существуют независимо от нас – они были еще до появления вещей. в сильно отличались друг от друга, находились в состоянии противоречия. Дискуссии, которые возникали между сторонами, приводили к появлению и выработке определенной логики, которая в значительной мере повлияла на развитие схоластики.

Также номинализм и реализм, а точнее споры, связанные с ними, привели к развитию научной строгости, повлияли на Полемика номинализма и реализма длилась несколько веков. Реализм средних веков является учением, в котором утверждается, что реальностью обладают только универсалии (то есть общие понятия). При этом сами вещи являются временными, единичными и постоянно меняются.

Понятия являются первопричиной вещей — они зародились из божественного разума.

В номинализме же делается акцент на том, что воля преобладает над разумом.

В божественном разуме нет никаких понятий. Воля Бога была направлена на сотворение именно вещей, понятия же являются творением познающих душ.

Фома Аквинский пытался преодолеть обе крайности. В ответ номиналистам он говорил, что понятия, появившиеся по воле божественного разума, являются прообразами тех понятий, которые мы имеем сейчас.

Реалистам же он доказывал, что те понятия, которые образуются в разуме человека, являются вторичными к основной сущности вещей. Фома Аквинский утверждал, что познание основано на том, что на человека действуют сразу две стороны – умопостигаемая, а также чувственная. Речь о том, что объекты ведут своеобразное двойное существование: внутри сознания человека, а также вне его.

Чувственные виды дают людям возможность понимать индивидуальное в вещах. Философское познание вещей возвышает человека, приближает его к Богу. чуть позже стали рассматриваться несколько иначе.

При помощи познания вещей мыслители пытались ответить на вопросы, связанные с существованием вещей, его причинами, основами, а также смыслом. Многие считали, что именно через вещи можно постичь реальность.

Реализм как направление схоластики является учением, в котором утверждается, что подлинная реальность связана только с универсалиями, а единичные предметы не имеют с ней ничего общего.

Место существования таких предметов – эмпирический мир.

О реальном бытие можно говорить только по отношению к вещам, обладающим постоянством, которые являются вечными. Универсалии – мысли, произошедшие из божественного разума.

В номинализме существование общих понятий не допускалось. Универсалии – это то, что появилось позже вещей.

Общие понятия являются только именами, которые вообще не могут обладать самостоятельным существованием.

– это спор о том, как взаимодействует сделочное и общее.

Конечно же, в реализме много от идеализма, а в номинализме — от материализма. 28 сентября, 2012 Статья закончилась.

Вопросы остались? Комментариев 1 Следят за новыми комментариями — 5 Загрузить аватар Отмена Ответить Редактирование комментария возможно в течении пяти минут после его создания, либо до момента появления ответа на данный комментарий. Отмена Сохранить × Причина жалобы Нежелательная реклама или спам Материалы сексуального или порнографического характера Оскорбление Детская порнография Пропаганда наркотиков Насилие, причинение себе вреда Экстремизм Взлом аккаунта Фейковый аккаунт Другое Сообщить

Спор номиналистов и реалистов

Стр 1 из 12 Мы поймем сущность философии У. Оккама и, в частности, уясним, как в ее рамках мог возникнуть принцип, именуемый «бритвой Оккама», если разберемся в споре между так называемыми реалистами и номиналистами – в споре об «онтологическом статусе универсалий».

Первая точка зрения – точка зрения реалистов – восходит еще к Платону.

Ее удобно разъяснить на примере простой геометрической теоремы. Сумма углов треугольника, как известно, равна двум прямым. Однако к какому собственно объекту относится эта теорема? Ни к какому конкретному треугольному телу она, конечно, не относится. Ведь таковое не является идеальным треугольником.

Ведь таковое не является идеальным треугольником. Но вместе с тем трудно допустить, что геометрический факт не относится ни к чему.

В упомянутой теореме речь идет, безусловно, о треугольнике как таковом. Но что же это за треугольник, которого не встретишь в природе?

Лишенный всех материальных признаков, и, в частности, пространственной локализации. Все его свойства исчерпываются тем, что он является именно треугольником и ни чем иным.

Вот мы и «вынуждены признать», что он как-то существует , хотя это существование не воспринимаемо чувствами и доступно лишь умозрению. Так создается некая новая сущность «треугольник» как таковой.

Это – универсалия . Реалисты считали, что универсалии существуют до конкретных объектов, т.е. имеют самостоятельное бытие . Мы не станем описывать различные нюансы реализма и разъяснять, кто из схоластов был «крайним» реалистом, а кто – «умеренным».

В те века (VI-XIV) если и была возможна какая-то философия в Европе, то только схоластическая, и, как мы уже говорили, из среды схоластов вышли мыслители, ставшие в оппозицию к традиционной схоластике. Они выработали новую – номиналистическую – точку зрения.

Она означала попросту запрет считать, что какому бы то ни было знанию, сформулированному в общих терминах, отвечает в реальном мире что-либо отличное от отдельных конкретных предметов (имеющих некие общие свойства).

Номинализм явился в условиях средневековья «.первым выражением материализма»[139].

Бритва Оккама Одним из ведущих номиналистов и был Уильям Оккам.

Стремление устранить «избыточные» сущности реалистов оформляется в виде бритвы Оккама : Сущностей не следует умножать сверх необходимости. Имя ученого часто связывают с открытием, к которому он имел весьма косвенное отношение. Это случалось столь часто, что стало в науке скорее правилом, чем диковинкой.

Так какое же отношение имеет Оккам к «бритве Оккама»? Увы, в его сочинениях этого тезиса как такового нет, но все же в них есть близкий тезис: Не следует делать посредством большего то, чего можно достичь посредством меньшего. Многочисленные другие высказывания Оккама идут в том же направлении.

После Оккама этот принцип был переосмыслен и расширен. Не его ли повторил Ньютон, сказав: «Гипотез я не выдумываю!»?

А Бертран Рассел пишет:

«Я лично убедился в необычайной плодотворности этого принципа в логическом анализе»

[140].

Вот этой-то «бритвой Оккама» и пользуется Ст.

Лем в своей книге. Он называет ее «принципом лаконичности мышления». Ее называют и «принципом бережливости», и «принципом простоты».

Хоть эта оговорка, по-видимому, излишня, мы все же советуем читателю не путать по созвучию описанный принцип с пресловутым «принципом экономии мышления». Методология науки прочно срослась с бритвой Оккама; сколько лишних сущностей вроде «флогистона» и лишних гипотез вроде «боязни пустоты» были отсечены этим режущим инструментом.

Две эволюции Кибернетика родилась на стыке биологии и автоматики. Однако, пожалуй, именно Лем первым решился кибернетически сравнить био– и техноэволюцию.

Цель очевидна – использовать опыт биоэволюции в технологии. Но ведь вроде бы сходные «докибернетические» попытки делали и социал-дарвинисты.

Они «переносили» на общество законы живой природы и, в частности, закон естественного отбора. Быть может, попытка Лема – это перепевы социального дарвинизма?

Нет, разумеется, нет! Ведь Лем сравнивает «две эволюции» на уровне абстракции, диктуемом кибернетикой.

Идет ли речь о природе, обществе или технике, кибернетику интересует лишь одна сторона дела: во всех процессах она ищет регулирование и информацию. В социальных процессах, как и в биологических, кибернетика выделяет восприятие, хранение, передачу, переработку и выдачу информации. От всего остального специфически социального в этих процессах она отвлекается .

Этот прием – использование простого для изучения сложного – столь обычен в науках, что читатель легко припомнит примеры, когда физика служит химии, химия – биологии и т.д. Причем права «служанки» и «госпожи» отнюдь не уравниваются.

Итак Лем, используя кибернетический метод, пытается вскрыть конкретное сходство двух эволюций. И там, и тут пульсируют циклы управления и переработки информации.

И там, и тут действуют обратные связи и эволюционируют самоорганизующиеся системы.

Эволюция жизни помогает понять, куда ведет нас все большее совершенство регулировки и гомеостаза очень сложных систем. Столь же сложные системы эволюционируют и в пределах технологии. И конечно же, на сам прогресс технологии Лем смотрит «глазами» кибернетики, как на возрастание гомеостаза.

Однако между двумя великими эволюциями есть не только сходство, но и различие. Как «конструктор» природа по сравнению с человеком несовершенна, ее возможности ограничены.

Стр 1 из 12 : На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

: для животных. Схемы и конструкции. : Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций. : Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Перейти на © 2017-2021 — Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.

Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: 0.005 с.

Позиция номиналистов в споре с реалистами

Стр 3 из 9Номиналисты (лат.

nominalis — именной, относящийся к именам) являлись основоположниками материалистического направления.

Они подчеркивали, что воля имеет преимущества над разумом. Общие понятия (универсалии), согласно данному учению – только имена, не обладающие самостоятельным существованием. Реально присутствуют только отдельные вещи со своими индивидуальными качествами.

Иными словами, вещи – первичны, понятия – вторичны.

Например, понятие «человек» включает в себя все признаки, присущие в отдельности каждой личности.

Результатом становится то, что человек – живое существо с двумя ногами и руками, одной головой и наделенный разумом в большей степени, чем кто-либо другой. Крайние номиналисты считали, что общее является только словом – именем вещей.

Умеренные представители течения (концептуалисты) включали в тезисы не только имя, но и понятие. Позиция реалистов в споре с номиналистами Противоположное направление — реалисты (позднелатинское realis – вещественный), стояли на позиции того, что по отношению к отдельным вещам общие понятия существуют сами по себе, вполне реально. Универсалии существуют до вещей и представляют собой идеи и мысли в божественном разуме.

По этой причине разум человека имеет способность познавать сущность вещей, которая является всеобщим понятием.

Предметы природы являются только формой, выражающей общие понятия.

При этом умеренные реалисты учили тому, что общее уже есть в вещах (например, человечность существует в каждом человеке). Крайние представители утверждали, что — до вещей (человечность существует сама по себе, в каждом человек). Однако они не отрицали существования в вещах общего. Просто оно существует само по себе, как и сама вещь.

Просто оно существует само по себе, как и сама вещь.

Первые являлись последователями Аристотеля, вторые – Платона. Итоги спора реалистов и номиналистов Точка зрения, высказываемая реалистами, больше подходила к христианским догмам.

По этой причине номинализм преследовался и впоследствии имел подозрительную репутацию. Борьба номиналистов и реалистов в схоластической философии закончилась победой первых. Однако оттачивание исскуства спора двух направлений продолжается и в наше время.

Философские идеи возрождения. Социально-политическая философия Философское мышление этого периода можно охарактеризовать как антропоцентрическое. В эпоху Возрождения индивид приобретает гораздо большую самостоятельность, он все чаще представляет не тот или иной союз, а самого себя.

Отсюда вырастает новое самосознание человека и его новая общественная позиция: гордость и самоутверждение, сознание собственной силы и таланта становятся отличительными качествами человека. Индивид эпохи Возрождения склонен приписывать все свои заслуги самому себе. Разносторонность — вот идеал возрожденческого человека.

Человек становится творцом самого себя.

В результате человек уже не нуждается в божественной благодати для своего спасения. По мере того как человек осознает себя в качестве творца собственной жизни и судьбы, он оказывается и неограниченным господином над природой.

В период возрождения огромную значимость приобретает искусство, и как результат, возникает культ человека-творца. Творческая деятельность приобретает своего рода сакральный (священный) характер. С антропоцентризмом связан характерный для Возрождения культ красоты.

В эпоху Возрождения, как никогда раньше, возросла ценность отдельного человека.

Выше всего в эту эпоху ставится своеобразие и уникальность каждого индивида.

В эпоху Возрождения философия вновь обращается к изучению природы. Интерес к натурфилософии усиливается к концу XV — началу XVI века по мере того, как пересматривается средневековое отношение к природе как несамостоятельной сфере. В понимании природы, так же как и в трактовке человека, философия Возрождения имеет свою специфику — природа трактуется пантеистически.

Христианский Бог здесь как бы сливается с природой, а последняя тем самым обожествляется. Натурфилософы Возрождения, например знаменитый немецкий врач, алхимик и астролог Парацельс применял магико-алхимическое понимание природы, выраженное стремлением управлять природой с помощью тайных, оккультных сил, характерное именно для XV-XVI веков. Натурфилософы стремились устранить идею творения: мировая душа представлялась как имманентная самой природе жизненная сила, благодаря которой природа обретает самостоятельность и не нуждается больше в потустороннем начале.

Исторически Макиавелли принято изображать тонким циником, считающим, что в основе политического поведения лежат выгода и сила, и что в политике следует опираться на силу, а не на мораль, которой можно и пренебречь при наличии благой цели. В работах «Государь» и «Рассуждения на первую декаду Тита Ливия» Макиавелли рассматривает государство как политическое состояние общества: отношение властвующих и подвластных, наличие соответствующим образом устроенной, организованной политической власти, учреждений, законов.

Макиавелли называет политику «опытной наукой»[7], которая разъясняет прошлое, руководит настоящим и способна прогнозировать будущее. Макиавелли один из немногих деятелей эпохи Возрождения, кто в своих работах затронул вопрос о роли личности правителя. Он считал, исходя из реалий современной ему Италии, страдавшей от феодальной раздробленности, что лучше сильный, пусть и лишенный угрызения совести, государь во главе единой страны, чем соперничающие удельные правители.

Таким образом, Макиавелли поставил в философии и истории вопрос о соотношении моральных норм и политической целесообразности[8] Автор идеи о всеобщей воинской обязанности — в трактате «О военном искусстве» призывал к переходу от наёмной к набираемой по призыву из граждан государства армии.

Макиавелли презирал плебс, городские низы и церковный клир Ватикана.

Симпатизировал прослойке зажиточных и активных горожан.

Разрабатывая каноны политического поведения личности, он идеализировал и ставил в пример этику и законы дохристианского Рима. Он с сожалением писал о подвигах античных героев и критиковал те силы, которые, по его мнению, манипулировали Святым писанием и использовали в своих целях, что доказывает следующее выражение его идеи:

«Именно из-за такого рода воспитания и столь ложного истолкования нашей религии на свете не осталось такого же количества республик, какое было в древности, и следствием сего является то, что в народе не заметно теперь такой же любви к свободе, какая была в то время»

[9].

Под «тем временем» имеется в виду античность.

По мнению Макиавелли, максимально жизнеспособными государствами в истории цивилизованного мира были те республики, граждане которых обладали наибольшей степенью свободы, самостоятельно определяя свою дальнейшую судьбу. Он считал независимость, мощь и величие государства тем идеалом, к которому можно идти любыми путями, не задумываясь о моральной подоплёке деятельности и о гражданских правах.

Макиавелли был автором термина «государственный интерес», который оправдывал претензии государства на право действовать вне закона, который оно призвано гарантировать, в случаях, если это соответствует «высшим государственным интересам». Правитель своей целью ставит успех и процветание государства, мораль и добро при этом отходят на другой план.

Труд «Государство» представляет собой своеобразное политтехнологическое наставление по захвату, удержанию и применению государственной власти: Эмпиризм нового времени Эмпири́зм, эмпирици́зм (от др.-греч.

έμπειρία — опыт) — направление в теории познания, признающее чувственный опыт источником знания и считающее, что содержание знания может быть представлено либо как описание этого опыта, либо сведено к нему Дж. Локк Английский философ Джон Локк (1632—1704) был противником подчинения знания откровению и утверждал, что вера не может иметь силу авторитета перед лицом ясных и очевидных опытных данных. Вместе с тем Локк писал: «Мы можем знать достоверно, что Бог есть.

Хотя Бог не дал нам врожденных идей о себе, хотя Он не запечатлел в нашем уме никаких первоначальных знаков, по которым можно было бы прочесть о Его бытии, однако Он дал нам способности, которыми наделен наш ум, и тем оставил о себе свидетельство. Бог в изобилии снабдил нас средствами открывать и познавать Его, насколько это необходимо для цели нашего бытия и для нашего счастья» Отвергая точку зрения о врожденных идеях, Локк полагал, что все наши знания мы черпаем из опыта, ощущений. Люди не рождаются с готовыми идеями.

Голова новорожденного — чистая доска (tabula rasa), на которой жизнь рисует свои узоры — знание.Так Локк обосновывал сенсуализм в противоположность рационализму Р. Декарта. Критикуя воззрения Декарта о врожденныхидеях, Локк утверждал: если бы идеи были врожденными, они были бы известны одинаково как ребенку, так и взрослому, как идиоту, так и нормальному человеку. Нет ничего в уме, чего раньше не было в ощущении, — основной тезис Локка.

Ощущения получаются в результате действия внешних вещей на наши органы чувств. В этом состоит внешний опыт. Внутренний же опыт (рефлексия) есть наблюдение ума за своей деятельностью и способами ее проявления. Томас Гоббс (1588—1679) — английский философ.

Получил образование в Оксфорде, где занимался классическими языками;перевел Фукидида на английский язык и Гомера на латинский. За свои сочинения часто подвергался гонениям и взависимости от политических обстоятельств жил то в Англии, тона материке.

Гоббс отрицал свободу воли, придерживаясь жесткого фатализма и отождествляя волю с природной силой. Учение о теле, учение о человеке, учение о гражданине — вот предмет философии Гоббса.

Любопытно такое рассуждение Гоббса: если бы духовные субстанции и существовали, они бы были непознаваемы. Он не допускал существования бестелесных духов.

«Под словом дух мы понимаем естественное тело, до того тонкое, что оно не действует на наши чувства, но заполняет пространство.»

.

Гоббс резко критиковал всевозможные суеверия, но придерживался идеи, согласнокоторой Бог существует. Он рассматривал Бога лишь как источник начальной «энергии мироздания, как первопричину всего сущего».

Бог, по Гоббсу, не вмешивается в течение земных событий. Геометрия у Гоббса превращается в стержневой научный метод изучения природы. В общефилософских вопросах Гоббс не представляет такого интереса, как в социально-философских.

Любопытна самооценка Гоббса: он считал себя Евклидом в области общественной науки.

Ф. Бэкон Первым и величайшим исследователем природы в Новое время был английский философ Фрэнсис Бэкон2 (1561—1626) Речь его всегда отличалась дельностью содержания и благородством изящного выражения.

Никто в парламенте не говорил так правильно, исследованиях он вступил на путь опыта и обратил внимание на исключительную значимость и необходимость наблюдений и опытов для обнаружения истины.

Он считал, что философия должна носить прежде всего практический характер.

Высшей целью науки он считал господство человека над природой, а

«господствовать над природой можно, только подчиняясь ее законам»

. Бэкон провозгласил ставший знаменитым девиз: «Знание — сила». В науке «речь идет не только о созерцательном благе, но поистине одостоянии и счастье человеческом и о всяческом могуществе в практике.

Ибо человек, слуга и истолкователь природы, столько совершает и понимает, сколько охватил в порядке природы делом или размышлением; и свыше этого он не знает и не может.

Никакие силы не могут разорвать или раздробить цепь причин; и природа побеждается только подчинением ей» Могуществен тот, кто может, а может тот, кто знает. Рационализм нового времени Рационализм (лат. ratio — разум) отдавал предпочтение разуму человека в сравнении с чувственными формами познания — ощущениями, восприятиями, представлениями.

В познании природы особое значение он придавал математическим методам исследования, склонялся к дедуктивному методу, включающему интеллектуальную интуицию. Если Ф. Бэкон разрабатывал в основном метод эмпирического, опытного исследования природы, а Т. Гоббс несколько расширил эмпиризм Бэкона за счет математики, то французский математик и философ Ренэ Декарт(1596—1650), напротив, поставил на первое место разум, сведя роль опыта к простой практической проверке данных интеллекта.

Он стремился разработать универсальный дедуктивный метод для всех наук, исходя из теории рационализма, предполагавшего наличие в человеческом уме врожденных идей, которые во многом определяют результаты знания. Воззрения Декарта на природу носили в основном механистический характер: Вселенная — это огромный механизм, она изменчива и имеет историю своего развития.

Первоначальный импульс к существованию и развитию мира дает Бог, но впоследствии развитие мира определяется самостоятельной творческой силой. Декарт одним из первых разработал (хотя и на механистической основе) идеи эволюции и провел их через все области учения о природе — от образования светил и планет до возникновения растений, животных и человека. Образование звезд и планетных систем осуществлялось, по Декарту, благодаря вихревому движению материи: мировая материя беспредельна, однородна, не имеет пустот и делима до бесконечности.

Здесь Декарт одним из первых вплотную подошел к идее о единстве универсума. Материя находится в непрерывном количественном и качественном движении, определяемом универсальными законами механики. Тем же законам подчиняется и органический мир: животные — это сложные машины.

Человек в отличие от животных обладает душой, разумом и речью, что выходит за пределы действия законов механики. Фундаментальным понятием рационалистических воззрений Декарта является субстанция (корни этого понятия уходят в глубины античной онтологии).

Декарт твердо и ясно установил два принципа для научной мысли: движение внешнего мира нужно понимать исключительно как механистическое, явления внутреннего, духовного мира необходимо рассматривать исключительно с точки зрения ясного, рассудочного самосознания. Мыслитель отвергал одушевленность животных: душа, по Декарту, присуща только человеку, составляя особую субстанцию. Причем субстанция характеризуется как вещь, но не в обычном, а в метафизическом смысле: как сущее вообще, которое самодостаточно в отличие, например, от свойств, функций, отношений и т.п.

Б. Спиноза Учение Декарта развил нидерландский философ Бенедикт (Барух) Спиноза (1632—1677), противопоставивший дуализму Декарта принцип монизма.

Он решительно отвергал представление о мышлении как об особой субстанции, которая будто бы существует сама по себе и проявляется сама через себя. Монизм Спинозы имеет пантеистический характер: Бог отождествляется с природой.

Бог, идеальное и материальное слилось у Спинозы в единую бесконечную субстанцию (натуралистический пантеизм). Спиноза утверждал, что существует единая находящаяся вне сознания субстанция, которая является причиной самой себя (causa sui) и не нуждается ни в каких других причинах.

Бог Спинозы неотделим от природы и не носит характера личности.

Бог есть бесконечное существо, имеющее бесконечное множество атрибутов. Если Декарт начинает с преодоления «методологического сомнения — с «Cogito, ergo sum», то Спиноза начинает свой главный труд с учения «О Боге» или, что для него одно и то же, с учения о бытии.

Таким образом, уже в исходном пункте своих философских воззрений Спиноза и Декарт разошлись: Декарт начинает с Я, а Спиноза с объективной реальности. Г. Лейбниц Немецкий философ Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646— 1716) — чрезвычайно многосторонний ученый, творивший во всех отраслях человеческого знания, но наибольшее значение имеют его труды по философии. Он развивал идеи, заложенные в платоновском наследии.

Его заслуга состоит в том, что он высказал ряд глубоких мыслей диалектического характера. Мир, считал Лейбниц, состоит из мельчайших элементов, или монад, — духовных элементов бытия, обладающих активностью и самостоятельностью, находящихся в непрерывном изменении и способных к страданию, восприятию и сознанию.

Следовательно, к понятию субстанции Спинозы прибавляется понятие деятельной силы, т.е аристотелевский принцип самодвижения сущего. Однако Лейбниц «изъял» из единой субстанции Спинозы его пантеистически понимаемого Бога.

Бог, по Лейбницу, возвышается над телесным миром, являясь его «виновником и господином». Единство и согласованность монад есть результат Богом «предустановленной гармонии». Так, «низшим» монадам присущи лишь смутные представления (в таком состоянии находится неорганический мир и растительное царство); у животных представления достигают ступени ощущений, а у человека — ясного понимания, осмысления.

Признавая, с одной стороны, основным свойством монад деятельную силу, устанавливая энергийную связь между ними, а с другой — защищая идею Бога-творца, Лейбниц через теологию подходит к принципу диалектики.

Отвергая представление о пространстве и времени как о само­ стоятельных началах бытия, существующих наряду с материей и независимо от нее, он рассматривал пространство как порядок взаимного расположешш множества индивидуальных тел, существующих вне друг друга, а время — как порядок сменяющих друг друга явлений или состояний тел. Одной из вершин философского наследия Лейбница является его учение об индивидуальной монаде как концентрированном мире, как зеркале единой и бесконечной Вселенной. Занимаясь логикой, Лейбниц разработал ее рациональную символику, вскрыл строение и законы доказательства как одного из основных приемов рационального познания.Стр 3 из 9 не принадлежат авторские права, размещенных материалов.

Все права принадлежать их авторам. В случае нарушения авторского права

Основные сведения об объекте спора реалистов и номиналистов

В центре внимания всех западноевропейских философских школ средневекового периода (в том числе номиналистов и реалистов) стоял вопрос, сформулированный римским неоплатоником Порфирием (233 – 304 гг.). Этот вопрос звучал следующим образом:

«Существуют ли они (роды и виды, то есть общие понятия) самостоятельно, или же они находятся в одних только мыслях, и если они существуют, то тела ли это, или бестелесные вещи, и обладают ли они отдельным бытием, или же существуют в чувственных предметах и опираясь на них?»

Замечание 1 То есть центральным объектом этого спора является общее понятие.

Общее понятие представляет собой единство существенных свойств, отношений, связей предметов и явлений, которое отображается в человеческом мышлении, то есть это мысль, которая выделяет и обобщает по определённым признакам предметы и явления.В зависимости от количества предметов (явлений), которые подпадают под понятие, различают единичные, общие и пустые понятия. Общее понятие (чаще называемое универсалией) объединяет более одного предмета.

Философы Средневековья по-разному смотрели на сущность универсалий.

Основными и при этом противоположными философскими учениями насчёт общих понятий были:

Ничего непонятно? Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

  1. номинализм – рассматривал общее понятие как общее имя для нескольких конкретных имён, которое является порождением человеческого сознания и языка, реально же существуют только вещи.
  2. реализм – рассматривал общее понятие как духовную сущность, то есть нечто реально, самостоятельно и независимо от вещей существующее;

В чём заключался спор средневековых реалистов и номиналистов?

Главным предметом дебатов в средневековой христианской философии стала природа универсалий. Что такое универсалии? Это обобщённые понятия, которые мы не можем увидеть и потрогать, однако которыми мы постоянно оперируем в мыслях и в речи.

Вот, к примеру, все знают, что такое «кошка» и чем она отличается от «собаки», но видим мы всегда эту конкретную рыжую кошку на подоконнике и вон ту единственную и неповторимую собаку за окном, увидеть и пощупать «кошку вообще» и «собаку вообще» не представляется возможным. Восходит эта проблема, как вы понимаете, к Платону с его идеями и Аристотелю с его родами и формами. Античная проблематика (в особенности в изложении Аристотеля — через посредство Порфирия и Боэция) была перенесена в христианскую философию.

И встал вопрос: каким же статусом вообще обладают эти универсалии, эти родо-видовые понятия, если мир сотворён Богом?

На этот вопрос схоластика даёт два (с половиной) ответа.Реалисты (Ансельм Кентерберийский, Фома Аквинский, Иоанн Скотт Эриугена) полагали, что в действительности прежде всего существует общее, то есть универсалии обладают статусом реального (отсюда название) бытия.

Когда Бог создавал мир, он его прежде всего замыслил, и потому прежде всех рыжих, полосатых и чёрных кошек была «кошка вообще». Общие понятия — это части замысла Бога, и потому познание должно быть направлено именно на них.

Единичные, эмпирически воспринимаемые вещи реализуют в себе общие понятия, а их конкретные различия (отличие рыжей кошки от полосатой) — это акциденции, несущественные признаки, не имеющие никакого отношения к истинному смыслу вещей, который весь содержится в общем, в универсалиях.Номиналисты (Иоанн Росцелин, Уильям Оккам), напротив, считали, что Бог создал мир в его вещественности и конкретности. Рыжая, полосатая и чёрная кошки созданы Богом непосредственно, а вот «кошка вообще» — это всего лишь имя (лат.

nomen — отсюда и название «номинализм»), которое мы, люди, используем для обозначения многих вещей.

Универсалии — это имена имён, и говоря «кошка», мы имеем в виду не какой-то идеальный прообраз всех кошек, поскольку его не существует; скорее можно сказать, что имя — это такая переменная, под которую можно подставить множество вещей, сходных по тем или иным признакам.

Под «кошкой» мы всякий раз можем понимать конкретно эту рыжую Мурку, ту полосатую Машку или вон ту чёрную Мушу, или их всех вместе — но не как единый образ, а как ряд индивидуальностей, схожих между собой и потому объединённых под одним именем.Существовал также концептуализм (Пьер Абеляр, Дунс Скот), представляющий некоторую срединную позицию: вещи, по мнению концептуалистов, существуют в своей единичности (в этом сходство с номинализмом), однако схватывая общее в них (conceptus — «схваченный»), мы формируем в своём уме обобщённый образ, концепт. Иными словами, концептуалисты отвергают реализм, отказывая «кошке вообще» в действительном существовании, однако не согласны они и с номинализмом, поскольку признают за «кошкой вообще» не просто имя для ряда единичных вещей, но мысленный обобщённый образ, сложившийся у нас в сознании в процесс опытного постижения мира с его Машками, Мурками и Мушами.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+