Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Как едут на поезде освободившиеся из колонии

Как едут на поезде освободившиеся из колонии

Как едут на поезде освободившиеся из колонии

«Столыпинский» вагон


Так называемый «столыпинский» вагон или вагонзак с виду похож на обычный купейный вагон. Но вместо дверей там — решетки, на окнах — решетки, да и сами окна есть только со стороны коридора. В коридоре постоянно находится часовой. В вагоне есть два вида камер — большая и малая, на три и семь, так сказать, посадочных мест.

Однако на деле чаще всего происходит так, что камеры укомплектовываются гораздо большим числом арестантов, чем положено по лимиту.

Вагон один, а «пассажиров» обычно набирается много. Так и едут — спят по очереди, а в туалете бывают еще реже.

Поэтому часто знающие зэки запасаются перед отправкой пустыми пластиковыми бутылками, в пути пригодятся. Кроме того, дорога до определенного пункта назначения занимает гораздо больше времени, чем обычно. Ведь такие вагоны — прицепные, во время остановок на крупных станциях их чаще всего отправляют в отстойники.

К фирменным и скорым гражданским поездам их не цепляют, поэтому бывает, что они стоят сутками и ждут попутного поезда.

В одном вагоне с зэками: что ждет осужденных на пути в колонию

Cрочная новость В Британии из-за коронавируса закрывают рестораны, кинотеатры и спортзалы Эксперт оценил возможность снижения цены нефти до 10 долларов В Италии побит суточный рекорд по смертям от коронавируса Немецкий вирусолог: Футбол вернется только в 2021 году В Киеве объявили режим ЧС из-за коронавируса Новости

  1. 19:17 В Кирове коронавирусом заразился 9-летний ребенок
  2. 18:26 Жириновский призвал изгнать иностранных послов за притеснение русских за границей
  3. 18:46 Пеле назвал лучшего игрока современности
  4. 19:41 Скабеева и Попов отказались вести совместно «60 минут»
  5. 18:11 Российские врачи научились выявлять коронавирус «у постели больного»
  6. 17:50 По всей России ввели режим повышенной готовности из-за коронавируса
  1. Кремль высказался о прерванном показе интервью Путина ТАСС MK.RU
  2. Университет нефти и газа закрыт после смерти зараженной коронавирусом сотрудницы Сергей Борисов
  3. Коронавирус уничтожает Италию: «Увозят человека, а возвращают прах» Жанна Голубицкая
  4. Российские ученые получили полный геном коронавируса MK.RU
  5. Главврач из Коммунарки рассказал о «ходячем биологическом оружии» Артем Кошеленко
  6. Московские арестанты решили сами оплачивать проезд в суд Ева Меркачева
  7. Онищенко объяснил лидерство Италии по числу смертей от коронавируса MK.RU
  8. Путин — царь ненастоящий Дмитрий Попов
  9. Исследование: пассажиры похвалили женщин-таксистов за аккуратность Ирина Мочалова
  10. Главврач больницы в Коммунарке назвал два сценария окончания пандемии Михаил Верный
  11. Настя Ивлеева взяла в рот бычий пенис Артем Кошеленко
  12. Доктор Мясников рассказал, когда закончится пандемия коронавируса Кирилл Русаков
  13. Новые правила конвоирования зэков: горячий суп и напитки на этапе Татьяна Антонова
  14. США могут обрушить на Россию санкции из-за цен на нефть MK.RU
  15. Попавшие под карантин россияне штурмом взяли аэропорт Красноярска Анастасия Власова
  16. Лукашенко рассказал анекдот про пьющего водку от коронавируса Жириновского MK.RU
  17. Путин отреагировал на шутку Галкина Александр Шляпников
  18. «Уже прокляла этот отпуск»: столичные аэропорты превратились в зону отчуждения Дарья Тюкова
  19. В столице Великобритании началось мародерство из-за коронавируса Инна Васейкина
  20. Шнуров ответил Жириновскому после слов о Крыме: «С трибуны кукарекал» Кирилл Русаков
  21. Ученые, расшифровавшие геном коронавируса, объяснили исключительную важность открытия Наталья Веденеева
  22. Ученые назвали неожиданные пищеварительные симптомы коронавируса Павел Быстров
  23. 20 января специальные подразделения по конвоированию отметили профессиональный праздник Анна Нечай
  24. Хабаровским водителям упростят процедуру предрейсового осмотра
  25. В Петербурге двое мужчин четыре месяца насиловали «трудную» школьницу MK.RU
  26. Результаты следственного эксперимента по вечеринке с сухим льдом отказались неожиданными Лина Корсак
  27. Захарова предупредила о готовящемся Киевом прорыве на территорию Крыма MK.RU

Партнеры Прочитать статью

Репортер «МК» соверил уникальное путешествие на поезде, который перевозит осужденных 04.04.2016 в 15:36, просмотров: 76281 «Мы здесь с вами как на подводной лодке: закрылись — и в путь! — говорит старший инспектор по особым поручениям ФСИН России.

— Вагон для перевозки арестантов полностью изолирован.

Есть даже дизель-генератор, который позволяет автономно жить какое-то время. Несанкционированно попасть сюда или выбраться отсюда не-воз-мож-но.

Ни одного случая побега не было за последние 20 лет! Я же говорю вам: подводная лодка на рельсах!»

фото: Ева Меркачева МВД и ФСИН впервые показали вагоны для перевозки заключенных.

Те самые «столыпинские», в которых ежегодно отправляют на этап полмиллиона арестантов. Что чувствуют пассажиры тюремного рейса? Как они коротают дни и ночи под стук колес?

И почему для некоторых путешествие становится невыносимым испытанием? Обозреватель «МК» стала единственным журналистом, которому позволили прокатиться в таком вагонзаке «без суда и следствия».

«Столыпинские вагоны»: современный, выпущен в 2016 году, и тот, что развозил заключенных в середине прошлого века.

Разница налицо. Вагоны для перевозки заключенных дурную славу получили давно. А сколько всего написал них о них Солженицын в своем «Архипелаге ГУЛАГ»! Но неужели с тех самых времен ничего не изменилось?

Единственный способ выяснить это — испытать на себе.

Если вы ни разу не ездили в «столыпинском вагоне», вы не видели жизни во всей ее полноте. А если прокатились — вам больше ничего не страшно. Так говорят заключенные, прошедшие через тюрьмы и лагеря и исколесивших тысячи верст по железным дорогам, которые их соединяли.

А еще они уверяют: йогурты, компьютеры и скот перевозят намного бережнее, чем живых людей.

фото: Ева Меркачева Сотрудники конвойной службы приглашают прокатиться в вагонзаке. — Я ехал в 90-е этапом из Москвы до Читы две недели, и это был настоящий ад, — рассказывает бывший зэк Николай Смирнов.

— Плюс 40 градусов, духота, дикая вонь от грязных, потных тел. Через двое суток среди зэков распространилась какая-то зараза, у многих началась лихорадка. Я сам сознание терял и, честно говоря, рад был отключится хоть на время и не видеть всего этого кошмара.

На редакционный запрос (где мы просили показать поезда для арестантов) пришел положительный ответ.

Как подчеркнули во ФСИН и МВД: впервые человека без погон и без приговора пускают внутрь.

фото: Ева Меркачева .Ярославский вокзал Москвы.

Вагоны для заключенных стоят всегда на отдельных путях, так что вольные пассажиры их не видят. По дороге в закрытую зону вокзала вступаем в философский спор с сотрудниками пенитенциарной системы по поводу происхождения самих вагонов и их названия. Я настаиваю на известной версии, что вагоны появились в начале прошлого века во время массового переселения людей в Сибирь, инициатором которого бы царский премьер-министр Столыпин.

Они возражают: вагонзак был разработан коллективом одного вагонозавода в 50-х годах (и с тех пор якобы концептуально они почти не изменились), и столыпинская реформа тут ни при чем.

Как бы то ни было, в архивах сохранились фото вагонов НКВД с решетками на окнах, датированные 20–30-ми годами XX века. Впрочем, не исключено, что в те времена внутри там еще не было камер. Сейчас перевозкой заключенных занимаются сразу два ведомства — МВД и ФСИН.

— Мы отвечаем за сами вагоны, за их техническое состояние, экипировку, охрану во время стоянки, — сразу вносит ясность начальник центра спецперевозок московского УВД на железнодорожном транспорте Алексей Поляшов.

— А сотрудники ФСИН — за загрузку-выгрузку заключенных и за все, что с ними происходит во время пути следования. То есть если заключенный говорит, что его избили во время «путешествия», это сделали не полицейские, а тюремщики.

Только если это не произошло по пути до вагона.

фото: Ева Меркачева Обозреватель «МК» почувствовала себя в роли заключенной-путешественницы.

В конце прошлого года перевозкой заключенных озаботилось Правительство РФ. И по сути по заказу Белого дома были выпущены вагоны совершенно новой модификации — они больше по размеру, их можно перевозить на пароме (для этого предусмотрена специальная конструкция колес и креплений), они могут развивать скорость до 160 км/ч, просматриваются со всех сторон камерами, закрепленными снаружи, и пр.

Но самое интересное — начинка. Про нее вообще рассказывают чудеса: дескать, полный комфорт и стерильность, как в больнице.

26 новых вагонов стоимостью 40 миллионов рублей каждый поставили на рельсы и пустили в первые рейсы в конце февраля 2016 года.

фото: Ева Меркачева Вот так выглядит коридор с камерами. Интересно, меня пустят в один из этих чудо-вагонов?

Или в старый, потрепанный десятилетиями, внутри которого нет живого места без надписей «АУЕ» («арестантский удел един»), «здесь был Вася» и все в том же духе? Таких, кстати, сегодня на балансе у МВД 207, и среди них есть настоящие раритеты.

Один, к примеру, по слухам, был переделан специально для Михаила Ходорковского: опальный олигарх ехал в нем в одиночку в целях безопасности. Уникальный случай, между прочим. 6 суток под стук колес в полном одиночестве (конвоиры не в счет).

Но вот мы и на месте. И все-таки. это новый, едва обкатанный вагон! Если присмотреться: с одной стороны окна в решетках, а с другой окон вообще нет.

Сопровождающие нажимают код, и только после подтверждения сигнала двери открываются.

На высокие ступени нужно прямо запрыгивать (интересно, как затаскивают внутрь пожилых и инвалидов?). Вагон внутри разделен на две части, в одной из которых купе для проводников и сотрудников. Здесь же комната, где вся система жизнедеятельности вагонзака: на несколько экранов выведены картинки с камер видеонаблюдения (а их больше десятка по всему вагону).

Здесь же комната, где вся система жизнедеятельности вагонзака: на несколько экранов выведены картинки с камер видеонаблюдения (а их больше десятка по всему вагону). На «половине» сотрудников вполне уютно, а их купе скорее похоже на СВ или люкс.

Есть даже комната-кухня с плитой!

«Половина» для заключенных куда скромнее. Длинный коридор, по одну сторону которого камеры-купе. — Новая модификация на 80 см больше предыдущей версии, — говорят конвоиры.

— Потому здесь 9, а не 8 камер. В общей сложности можем перевозить около 80 человек. Несколько лет назад Верховный суд РФ признал норму, предусматривающую перевозку в одной камере вагонзака до 16 человек, незаконной.

Люди в мантиях посчитали, что 0,6–0,8 кв. м на каждого пассажира не просто мало, но унизительно и вообще нарушает права человека. После этого, собственно, и началась модернизация.

.Ну что ж — по купе, то есть по камерам!

Мне достается так называемая малая.

Железные не откидывающиеся полки, нет не только окна, но и столика и прочих привычных для пассажиров атрибутов. Сидеть на полке более-менее удобно, а вот лежать — не очень.

Полки выполнены из негорючего материала. Правоохранители отказались от идеи деревянных или каких-то еще, потому что это было очень опасно.

Осужденные часто курили, случались пожары. Кстати, про курение. Не так давно житель Сочи Роман Петров, обвиненный в краже мобильника, описывал в «МК» в своих «путевых заметках», как его, больного астмой, поместили в прокуренный «столыпинский вагон».

На ближайших станциях приезжала «скорая», его вытаскивали из вагона, откачивали, пихали в рот ингалятор и заносили обратно. За все время один раз выводили в туалет и один раз давали кипяток. Но в этом вагоне везде знаки «курить запрещено», а трубы с кипятком подведены к каждой камере (но воду наливать из них может только конвоир).

Причем есть даже система обеззараживания воды. .Представители МВД закрывают дверь камеры на ключ. Спрашивают: — Разве страшно? Разве тут как в склепе?

Все не так ужасно, как описывают вам заключенные.

Предусмотрено яркое искусственное освещение. Да и дневной свет пробивается из окон на противоположной стороне через решетчатые двери. И все-таки ехать в купе без окон тоскливо и мрачно.

Хочется поскорее выйти отсюда наружу, на волю. Но мы сидим в камере-купе с конвоирами. Самое время задать им главные вопросы.

Достаю рейтинг жалоб заключенных, составленный правозащитниками.

Номер один — жуткая теснота. Рассказывали, как арестанты спали на одной полке по трое и даже четверо.

Номер два — заключенные едут зачастую вперемешку.

Рядом с убийцами и маньяками трясутся те, кто осужден за ДТП или мелкое мошенничество. Сотрудники терпеливо отвечают.

Уверяют, что сейчас есть строгое указание — больше лимита «на борт» не брать. Если начальник караула это требование нарушает, то его привлекают к дисциплинарной ответственности. — Осужденные иногда ошибочно считают, что у каждого из них должно быть спальное место, — продолжают они.

— Вот смотрите: всего в камере три полки. Верхние места — спальные, туда размещают заключенных, которые едут на длинные расстояния.

А нижние — сидячие. Здесь едут те, чей путь занимает от 2 до 6 часов.

Женщины едут в том же вагоне, но в отдельной камере. Их примерно 10 процентов от общего числа пассажиров. — Если бы вы были осужденная, то ехали бы с личным делом, запечатанным в конверте, — говорит «вагоновожатый».

— Вскрывать его мы права не имеем, но на конверт приклеена справка, где фото, приметы, пункт назначения, статья и срок. И там же указано, к примеру, требует изоляции от всех категорий осужденных или не требует. Так что маньяк не будет ехать вместе с вором Жалоба номер три (особая боль всех пассажиров «столыпинских вагонов») — туалет.

В редакцию приходили десятки писем от бывших и нынешних арестантов, которые рассказывают, что обязательно брали с собой в дорогу пустые бутылки, чтобы справлять в них нужду прямо на месте. Даже в этом комфортабельном вагоне туалете один, и рассчитывать на то, что каждого из 80 арестантов выведут в течение дня хотя бы три раза, особо не приходится. Это же будет минимум 240 раз.

Но сотрудники ФСИН со мной спорят.

— Конвоиры только этим в основном и занимаются, — парируют они. — Им что еще в дороге делать? Только в туалет выводи да кипяток разливай.

Коридор узкий, стоять неудобно, так что им приходится все время двигаться. Но даже если допустить, что вы правы, в новых вагонах все действия конвоиров записываются на видео. И если кто-то отказал заключенному в первой просьбе, то он будет наказан.

Дай-то бог! Но новых вагонов, повторюсь, пока только 26. Во ФСИН говорят, что всего в год поступает порядка 80 жалоб на поведение конвоя во время поездки в вагонзаке. Каждая четвертая в 2015-м касалась туалета. А я продолжаю исследовать вагонзак. Самая крутая «фишка» всего модернизированного вагона — специальная панель с ультрафиолетовыми лампами, которая позволяет убивать бактерии туберкулеза и других опасных инфекций.
Самая крутая «фишка» всего модернизированного вагона — специальная панель с ультрафиолетовыми лампами, которая позволяет убивать бактерии туберкулеза и других опасных инфекций.

Ничего подобного до сих пор не было, и часто арестанты заявляли, что заболели после двух-трех дней пути вместе с больными. Кстати, медик заключенных не сопровождает. В вагоне есть только единая и для них, и для сотрудников аптечка.

Если кому-то станет плохо, вагон отцепляют и вызывают на ближайшую станцию «скорую». До сих пор никто никогда не озвучивал, сколько осужденных умирали в пути. Говорят, в начале 2000-х годов это было несколько сотен человек.

— А сейчас всего 3–5, — уверяют во ФСИН. — Не все так ужасно, как вы могли думать. Цифра приятно удивляет. Я пытаюсь представить, как еду в этом вагоне месяц или даже больше.

Ведь именно столько занимает порой путь из Москвы в какую-нибудь далекую колонию. Не так давно один из известных заключенных-бизнесменов обращался к правозащитникам с просьбой разрешить ему купить билет из Москвы до Владивостока (там будет проходить суд), поскольку боялся, что поездом просто не доедет из-за своих болезней.

— Про несколько месяцев — это преувеличено, — объясняет представитель ФСИН.

— Но проблема существует. Есть, к примеру, поезд Москва—Владивосток. Но он скорый. А мы не имеем права цеплять наши вагоны к скорым и фирменным (потому что они не везде останавливаются и нет времени и возможности на загрузку-выгрузку осужденных на промежуточных станциях). Потому мы едем через другие города.

Транзитно-пересыльные пункты, где осужденные 2–3 дня ждут другого поезда, определены законом.

Из Москвы во Владивосток в итоге едем через Челябинск, Иркутск и Хабаровск. Это может занять недели три. Три недели в вагоне, где есть кондиционер и вентиляции, выдержать еще можно. Но как быть с остальными? — А можно для сравнения прокатиться в старом вагоне? — спрашиваю у сотрудников. — Увы, все они на маршрутах, не догнать их.

— спрашиваю у сотрудников. — Увы, все они на маршрутах, не догнать их. 21 старый «столыпинский» вагон в ближайшие дни будет списан.

Может, какой-то из них даже определят в музей. По слухам, эти раритеты хотят выкупить как криминальные авторитеты, так и добропорядочные бизнесмены.

И те, и другие надеются с их помощью сохранить образ пересыльного заключенного.

В память о тех временах, когда сама перевозка была пыткой, которую многие не выдерживали. Ева Меркачева Заголовок в газете: Состав с преступлениями Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27072 от 5 апреля 2016 Тэги: Поезд, ДТП, Мошенничество, Пожар, Суд, Курение, Транспорт, Кража Персоны: Михаил Ходорковский Организации: Правительство РФ МВД Места: Россия, Москва, Сочи, Владивосток, Иркутск, Челябинск

  1. Самое интересное
  2. По теме

Где получить деньги на пропитание и на проезд после освобождения из колонии?

Здравствуйте Роман !Пишите соответствующее заявление на имя администрации ИК.

Статья 181 УПК РФ. Оказание помощи осужденным, освобождаемым от отбывания наказания 1. Осужденным, освобождаемым от ограничения свободы, ареста или лишения свободы на определенный срок, обеспечивается бесплатный проезд к месту жительства, они обеспечиваются продуктами питания или деньгами на время проезда в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.2.

При отсутствии необходимой по сезону одежды или средств на ее приобретение осужденные, освобождаемые из мест лишения свободы, обеспечиваются одеждой за счет государства. Им может быть выдано единовременное денежное пособие в размере, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.3.

Обеспечение продуктами питания, одеждой, выдача единовременного денежного пособия, а также оплата проезда освобождаемых осужденных производятся администрацией учреждения, исполняющего наказание.4.

При освобождении от отбывания ограничения свободы, ареста или лишения свободы осужденных, нуждающихся по состоянию здоровья в постороннем уходе, осужденных беременных женщин и осужденных женщин, имеющих малолетних детей, а также несовершеннолетних осужденных администрация учреждения, исполняющего наказание, заблаговременно ставит в известность об их освобождении родственников либо иных лиц.5.

Осужденные, указанные в части четвертой настоящей статьи, освобождаемые из исправительных учреждений, а также несовершеннолетние осужденные в возрасте до 16 лет направляются к месту жительства в сопровождении родственников или иных лиц либо работника исправительного учреждения.1. В целях успешной адаптации освобождаемых из мест ограничения или лишения свободы к условиям жизни гражданского общества, а также из соображений гуманности комментируемая статья предусматривает различные формы материальной поддержки таких лиц в начальный период после отбытия ими наказания. В настоящее время по ряду объективных причин не все осужденные, содержащиеся в ИУ, обеспечены оплачиваемой работой, многие из них имеют низкие заработки.

Поэтому к моменту освобождения они могут нуждаться в материальной помощи, которая предоставляется администрацией ИУ. 2. Материальная помощь выражается прежде всего в оплате транспортных расходов освобожденного, который получает бесплатный билет до конечного пункта по избранному месту жительства. Обычно освобожденным оплачивается проезд в общих железнодорожных вагонах, но с учетом особенностей транспортного сообщения с тем или иным населенным пунктом им может обеспечиваться проезд водным (в каютах 3 класса), автомобильным или воздушным транспортом.

Лицам, нуждающимся в постороннем уходе, несовершеннолетним в возрасте до 16 лет, беременным женщинам и женщинам, следующим к месту жительства вместе с малолетними детьми, выдаются билеты в плацкартные вагоны или каюты 2 класса. По желанию осужденного, при условии доплаты разницы в тарифе, ему могут быть приобретены билеты с более комфортабельными условиями проезда.

На время следования в пути освобожденные от отбывания наказания обеспечиваются продуктами питания или, по их желанию, деньгами по установленным нормам. Беременные женщины и женщины, имеющие малолетних детей, а также освобождаемые больные снабжаются питанием исходя из норм, установленных в учреждениях для соответствующих категорий осужденных.

3. Иные формы материальной помощи из числа предусмотренных законом предоставляются только тем, кто в них нуждается.

В частности, по заявлению осужденного ему при освобождении бесплатно выдается одежда и обувь по сезону. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 25 декабря 2006 г. N 800

«О размере единовременного денежного пособия, которое может быть выдано осужденным, освобождаемым из мест лишения свободы»

при отсутствии у освобожденного средств ему может быть выдано единовременное денежное пособие в размере 720 руб.

Законом не запрещено использование в этих целях и иных средств, например из общественных фондов помощи осужденным, создаваемых в учреждениях, исполняющих наказания, за счет финансовых поступлений от благотворительных организаций.

4. В соответствии с ч. 1 ст. 23 Конституции РФ освобожденный, как и все граждане, имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. С учетом этого обстоятельства, а также неограниченного права осужденных на переписку закон в общем порядке не предусматривает обязанности администрации учреждений, исполняющих наказания, сообщать о предстоящем освобождении родственников осужденного и иных лиц, кроме предусмотренных ч.
С учетом этого обстоятельства, а также неограниченного права осужденных на переписку закон в общем порядке не предусматривает обязанности администрации учреждений, исполняющих наказания, сообщать о предстоящем освобождении родственников осужденного и иных лиц, кроме предусмотренных ч.

1 ст. 180 УИК. Исключение в этом плане сделано лишь в отношении осужденных несовершеннолетних, беременных женщин, женщин, имеющих малолетних детей, и больных осужденных, нуждающихся в постороннем уходе.

Об их освобождении ставятся в известность родственники, органы опеки и попечительства, органы и учреждения Минздравсоцразвития России. При отсутствии родственников о предстоящем освобождении осужденного могут быть извещены иные лица, достигшие совершеннолетия и заслуживающие доверия.

Законодателем не определены сроки подобного извещения, а упомянуто лишь о его заблаговременности. Не указана и форма извещения.

Представляется, что по общему правилу администрация учреждения, исполняющего наказание, должна направлять письменное уведомление об освобождении осужденного его родственникам, иным лицам, органам и учреждениям, названным выше, в сроки, указанные в ч. 1 ст. 180 УИК. Однако в отдельных случаях возможны отступления от этого правила, если, например, незадолго до освобождения произошло ухудшение состояния здоровья осужденного, поступило известие о невозможности приезда его родственника и т.п. При неприбытии родственников и иных лиц, способных сопровождать освобожденного из числа больных лиц, нуждающихся в постороннем уходе, беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей, а также несовершеннолетних в возрасте до 16 лет, освобожденный направляется к месту жительства в сопровождении работника ИУ.

Желаю удачи.

За что вас могут высадить из поезда

Как-то «посчастливилось» мне ехать на поезде «Волгоград-Нижневартовск», благо, только короткий отрезок «Екатеринбург-Тюмень» и не одной. Думаю, понятно, что на этом поезде по большей части ездят вахтовики.

Видимо, мы попали в разгар перевахтовки, поэтому и билетов почти не было. По началу вроде было спокойно, потом услышали какую-то возню в конце вагона.

После этого мимо нас прошли полицейские. Заварушка в конце вагона набирала обороты. В это время наш сосед по плацкарту рассказывал моему попутчику байки про свою молодость.

Всю жизнь он мотался по вахтам на поезде, и где его только ни высаживали за драки и хулиганство. Правда, теперь он образумился и не пьет. Спустя какое-то время полицейские провели мимо нас парня, еле держащегося на ногах.

Следом один из представителей власти нес вещи бедолаги.

Посадили его возле тэна с горячей водой и велели ждать ближайшей остановки. Устроил он драку, видимо, был зачинщиком.

Следующей остановкой была Тюмень, а на перроне наш вагон уже встречала группа лиц в форме. Не доехал парень до работы, да и вряд ли теперь есть у него работа.Ну это все лирическое отступление. Теперь к делу. За что же могут снять с поезда?

Давайте разбираться. Основной документ, регулирующий данные правоотношения — Приказ Минтранса России

«Об утверждении Правил перевозок пассажиров, багажа, грузобагажа железнодорожным транспортом»

. Будем называть документ просто Правилами.

Согласно п. 70 Правил пассажир может быть удален из поезда в следующих случаях:

  1. Если он нарушает общественный порядок и мешает другим пассажирам. Удалить из поезда гражданина по этому основанию могут только работники ОВД. Как раз тот случай, что я описывала выше. Стоимость билета, разумеется, не возвращается.
  2. Если пассажир болен и не может ехать дальше либо болезнь угрожает здоровью других пассажиров. Здесь уже полномочия мед. работников. Высадка в таком случае будет производиться только на станции, где есть необходимое медицинское учреждение.
  3. Если пассажир едет без билета или по недействительному билету.

Список не является закрытым, Правила также гласят об «иных случаях, предусмотренных законодательством», правда, каких — не уточняется. Могут ли высадить из поезда за распитие алкоголя?Ранее действующие Правила напрямую запрещали распивать спиртные напитки.

Сейчас же такого пункта нет. Но не стоит забывать, что согласно другим законам, например, Кодексу об административных правонарушениях, (КоАП) распитие спиртного в общественных местах запрещено!

К таким местам, в частности, относится транспорт. Так что под пункт «в иных случаях» распитие алкоголя очень даже подпадает, даже если вы не дебоширите. О войне за нижнюю полку в поезде —

Проезд осужденного по освобождению к месту проживания

Здравствуйте!

У меня возник вопрос когда осужденный освобождается ему администрация колонии в обязательном порядке покупает билет или он может получить деньги в размере стоимости билета на поезд в плацкартном вагоне 29 Сентября 2015, 15:04, вопрос №990691 Олеся, г. Братск Свернуть Консультация юриста онлайн Ответ на сайте в течение 15 минут Ответы юристов (1) 28 ответов 8 отзывов Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Адвокат, г. Санкт-Петербург Бесплатная оценка вашей ситуации В соответствии со статьей 33

«Инструкции об оказании содействия в трудовом и бытовом устройстве, а также оказании помощи осужденным, освобождаемым от отбывания наказания в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы»

, осужденные, освобождаемые от отбывания наказания, обеспечиваются проездными билетами по кратчайшему маршруту следования:железнодорожным транспортом — в плацкартных вагонах пассажирского (скорого) поезда;при наличии только морского сообщения — в каютах IV категории судов транспортных линий;при наличии только речного сообщения — на местах III категории судов транспортных линий;при наличии только автомобильного сообщения — в автобусах общего типа, а при их отсутствии — в мягких автобусах;при наличии только авиационного сообщения — в салонах самолетов экономического (низшего) класса.Вместо проездных билетов им могут быть выданы деньги для оплаты проезда:при наличии железнодорожного сообщения — по тарифу проезда в общем вагоне пассажирского (скорого) поезда;при наличии только морского сообщения — по тарифу проезда в каютах IV категории судов транспортных линий;при наличии только речного сообщения — по тарифу проезда на местах III категории судов транспортных линий;при наличии только автомобильного сообщения — по тарифу проезда автобусом общего типа;при наличии только авиационного сообщения — по тарифу проезда в салонах самолетов экономического (низшего) класса.Таким образом, возможны оба варианта, то есть как приобретение билета, так и выдача денежных средств на приобретение билета.

29 Сентября 2015, 15:39 0 0

Во время заключения Владимир Переверзин, отсидевший 7 лет по делу ЮКОСа, нелегально вел записи о жизни в неволе. Записки превратились в цикл документальных рассказов «Оставаясь свободным».

«Сноб» публикует седьмой рассказ — про то, как происходит этапирование заключенных

+T — Поделиться: Иллюстрация: GettyImages Начало цикла читайте здесь:Я очень любил путешествовать, и судьба всегда благоволила мне, предоставляя такую возможность.

Даже тюрьма не стала исключением.

В жизни каждого заключенного наступает опасный момент — этап, когда тебя перевозят из тюрьмы в колонию отбывать назначенное судом наказание. Зоны щедро разбросаны по всей территории нашей необъятной Родины, и тюремщики могут устроить тебе длительную экскурсию по ее просторам. Путешествие может продлиться сколь угодно долго, и человек на некоторое время просто исчезает.
Путешествие может продлиться сколь угодно долго, и человек на некоторое время просто исчезает.

Ни адвокат, ни родственники не будут знать, где ты находишься и куда тебя везут.

Я уже был наслышан о том, как тюремщики издеваются над заключенными и избивают их, но никогда не относил это к себе. На мой наивный вопрос: «За что бьют?» мой собеседник из числа бывалых арестантов с удивлением, как само собой разумеющееся, ответил: «Да ни за что!» Он посоветовал мне брать в дорогу минимум вещей и за сутки перед путешествием ничего не есть и не пить.«Это почему?» — не понимая его инструкций, интересовался я.«Чтобы не хотелось в туалет!

— ответил мой консультант. — В туалет не выводят. На всякий случай возьми с собой пластиковую бутылку, пакеты. Бери сигареты, чай, сушнину — печенье, сухари, пряники, конфеты».Я с благодарностью буду вспоминать моего инструктора.

По закрытости, по степени лжи и лицемерия системе ФСИН России нет равных Бывшая на слуху в то время чудовищная об убийстве во время этапа четырех заключенных в колонии города Копейска отнюдь не придавала мне оптимизма.

Мне было страшно. Официальная версия того убийства была, что четверо заключенных, которые якобы плохо вели себя еще в поезде, по приезду в колонию сразу напали на сотрудников. Те же, защищаясь, правомерно их до полусмерти избили и оставили умирать в камерах изолятора. Виноваты тюремщики были лишь в том, что не оказали несчастным своевременную медицинскую помощь и позволили им умереть.По закрытости, по степени лжи и лицемерия системе ФСИН России нет равных.

Удивительно, что возглавлявший в то время тюремную систему Юрий Калинин, профессиональный тюремщик, проделавший путь от рядового вертухая до первого лица ФСИН, ушедший после этих событий в отставку, успешно продолжил свою карьеру, став сенатором, а позже возглавил кадровую службу компании «Роснефть», став ее вице-президентом.Мыслями я уже давно уехал из СИЗО и находился в лагере.

Мне изрядно надоело находиться в замкнутом пространстве тюрьмы, в тесных и душных камерах, где я провел около трех лет. Непонятно было, куда меня повезут, но я нарисовал красивую картинку без единого облачка.

«Приеду в колонию, — наивно рассуждал я, — милиция почитает мое личное дело, из которого ясно, что я невиновный человек, и относиться ко мне будут соответствующим образом, с пониманием и сочувствием. Работу мне предложат хорошую, в библиотеке или в школе.

И буду я жить-поживать и срок отбывать».Меня пугал сам этап, а перспектива сменить тюрьму на колонию даже радовала. Я составил целый список вещей и продуктов, которые мне понадобятся в пути и на первое время в колонии.

«Как и сколько будут везти, не знает никто, поэтому надо запастись»

, — думал я.

В ларьке я купил каши, сигареты. Специально отведенный для этих целей баул рос у меня на глазах.Через некоторое время я услышал: «На Пэ, с вещами…» «Неужели меня так быстро отправляют на этап?» — подумал я.

Собрал вещи, попрощался с сокамерниками, мы обнялись. Меня перевели в пустую камеру.

Здесь уже стояли мои вещи, принесенные со склада: теплые зимние вещи, куртка, ботинки.

Накопилось несколько баулов. Я начал разбираться с вещами, отделяя нужное от ненужного. Собрал сумки, которые возьму с собой на этап.

После бесчисленных перекладываний и нелегких решений у меня получилось два баула и большая спортивная сумка. «Сумку на плечо и по баулу в каждую руку», — легкомысленно прикинул я. В этой камере в одиночестве я провел еще два дня, и лишь на третий мне сообщили, что меня увозят.«Присяду на дорожку, — пошутил я про себя.

— Присел вот на одиннадцать годков!»«На Пэ готов?» — раздается из-за двери.«Готов, готов», — в ответ кричу я.Гремят засовы, с грохотом распахивается дверь, я вижу незнакомые лица обычных конвойных.

«Теперь я никого не интересую, я списанный и отработанный материал»

, — с облегчением думаю я, без сожаления покидая стены тюрьмы.

Как мне здесь было хорошо, я пойму совсем скоро, едва успев приехать в пункт назначения — колонию строгого режима, что в поселке Мелехово Владимирской области.

Под роспись меня передают конвою, и мы выходим из здания тюрьмы.

Во дворе тюремного дворика уже ждет автозак.

«Сначала строгач, а потом все остальные», — переговариваются между собой конвойные. Строгач — это я Я закидываю сумки в автозак и забираюсь туда сам.

Захожу в свободный отсек. За стенкой сидят женщины.

Из их клетки раздается веселый смех. Я вступаю с ними в беседу. Узнав мой срок, они сочувственно вздыхают.

Устроившись на скамеечке в клетке, я тщетно пытаюсь вглядеться в уже забытые мною московские улицы.

Темно, почти ничего не видно, да и дорога не занимает много времени. Почувствовав запах вокзала и услышав шум поездов, я пытаюсь вычислить, на какой вокзал меня привезли. Нахлынули детские воспоминания, когда я, еще школьником, с родителями каждое лето на поезде ездил в Крым… Я помню, как меня завораживали проносящиеся мимо пейзажи, как я мог часами не отрываться от окна.

Кто бы мог подумать тогда, что меня ждет такое путешествие.Мы приезжаем на отдаленный пустынный перрон, почти вплотную к вагону. Слышу разговор конвойных, они решают, кого выгружать первым.

«Сначала строгач, а потом все остальные», — переговариваются между собой конвойные. Строгач — это я. Я хватаю вещи.

Меня передают на руки другому конвою. Старший из них с удивлением берет в руки мое огромное личное дело, сверяет данные.

Я безошибочно называю свои статьи и срок. Вряд ли кто-то вместо меня может поехать в колонию на одиннадцать лет! Я с трудом втаскиваю свой багаж в поезд.

Сумка цепляется за двери и мешает идти, баулы тянут вниз.

Едва протискиваясь по узкому коридору вагона, я добираюсь до купе. Оно пустое. Обычное купе стандартного размера без окна.

Вместо двери — решетка. В коридоре небольшое окно, через которое, если оно открыто, видно волю.

Внизу две скамейки, вверху— две пары полок. Всего три яруса. Столыпин — так арестанты называют этот вагон. После столыпинской аграрной реформы для перевозки крестьян использовали вагоны для скота.

С тех пор мало что изменилось, и мы недалеко ушли в своем развитии.В купе заходит конвойный.«Куда едем?» — интересуюсь я.«Выдавайте запрещенные предметы», — вместо ответа он требует приготовить к досмотру вещи.«У меня ничего нет, — откровенно говорю я. — Я же из спец. СИЗО 99/1. Там иголку в камеру не пронесешь».

По инструкции конвой может открыть окна только во время движения поезда. Вывести в туалет — тоже только во время движения. На дворе конец июля, жара неимоверная Конвойный мне не верит и начинает обыск.

Разворачивает каждый пакетик, открывает каждую коробочку, столь тщательно упакованную в СИЗО. Просматриваются все вещи, пролистываются все бумаги. Все перепутано и перемешано. Я с трудом раскладываю вещи обратно по сумкам.

Вагон наполняется пассажирами. Слышу, как в соседнем купе тоже проходит шмон.

Ко мне заводят попутчиков — одного, второго… Я сдвигаю свои вещи.

Заходит третий, четвертый. Купе заполнятся сумками и людьми. Пятый, шестой, седьмой. Люди лезут наверх и укладываются на верхних полках. Внизу, на нижних полках, впритирку умещается по пять человек.

Свободное пространство между скамейками и под ними заполняется баулами.В купе набивается восемнадцать человек! Теснота, очень душно. По инструкции конвой может открыть окна только во время движения поезда. Вывести в туалет — тоже только во время движения.

На дворе конец июля, жара неимоверная.В купе идут традиционные разговоры: кто, откуда, за что сидит, какой срок. Я слышу разные истории, нахожу с попутчиками общих знакомых, с которыми сидел сам. В вагон мы сели около девяти вечера.

Поезд тронется утром, около семи часов. Конвойный уступает настойчивым требованиям заключенных и нарушает инструкцию — немного приоткрывает окно. Вдалеке я вижу перрон, людей, ожидающих электричку, дачников с саженцами в руках.

«Старшой, — кто-то орет в соседнем купе. — Отведи в туалет, умираю!»«Не положено по инструкции, — отвечает прапорщик. — Вот поедем, и сходишь».«Взять бы этого гада, который писал инструкцию, и сюда», — зло думаю я, а потом еще раз добрым словом вспоминаю своего наставника-консультанта.

Более чем за сутки я ничего не ел и почти не пил. Не могу сказать, что мне было хорошо и комфортно, но по крайней мере мне никуда не хотелось.

Излишки жидкости выходили обильным потом, и я в основном молча сидел, больше слушал и терпел.

Из восемнадцати человек не курил я один.* * *Наш вагон передвигается очень медленно, делает многочисленные остановки. Он идет своим маршрутом, его прицепляют то к одному поезду, то к другому.

Мы едем во Владимир, дорога до которого занимает без малого сутки. Я весь липкий от пота, насквозь пропитался сигаретным дымом, одурел от смрада и пустых разговоров, у меня все затекло от многочасового сидения в одном положении.

Это настоящая пытка, которую я буду с ужасом вспоминать. В купе знакомлюсь с Андреем К., осужденным за бандитизм и убийства на девятнадцать лет. Я сидел с его подельником Димой.

Они оба — мастера спорта по боксу, работали в ЧОПе у одного бизнесмена и «решали вопросы». Признав вину и дав показания на своего руководителя, они получили минимальные для их положения сроки.Мы приближаемся к Владимиру.

Когда-то, еще до ЮКОСа, я работал в одной организации, имевшей филиал в этом городе. Директор филиала приглашал меня в гости, а я все не ехал и не ехал.

«Ну вот я и приехал», — горестно думаю я.Приехали.

Наш вагон отцепляют от поезда и загоняют на дальний перрон.Конвойный громким голосом инструктирует зэков:

«Выходим по одному, передвигаться по команде, на корточках, голову не поднимать, смотреть только вниз, стреляем без предупреждения»

.

Все серьезно. Автоматы настоящие, патроны боевые, предохранители спущены. Под лай собак я выпрыгиваю с сумками из поезда и сажусь на корточки.

Нам предстоит преодолеть метров пятьсот по железнодорожным путям, прежде чем мы доберемся до автозака. Боковым зрением я вижу вдалеке людей, беззаботно снующих по перрону.

«Первая, первая, ответь мне», — вдруг слышу голос… из унитаза «По команде пошли, начинаем движение», — орет конвоир. Я с трудом тащу свою ношу и проклинаю себя за то, что набрал так много продуктов.Бах!

Мне кажется, что мое сердце вот-вот остановится. Это, не выдержав нагрузки, со звуком выстрела лопается ремень на спортивной сумке. Она падает у меня с плеча и остается позади.

Я продолжаю движение. «Хрен с ней, с этой сумкой. Живым бы остаться!» — судорожно думаю я.«На месте!

— командует надзиратель. — Вернитесь, возьмите сумку».

До меня не сразу доходит, что он обращается ко мне.«Помогите ему», — говорит он другому зэку, в руках которого небольшая сумочка.Мы хватаем вещи и идем к автозаку.Я с трудом, весь в поту, добираюсь до автозака, где благодарю спасителя, тащившего мою сумку.

«Надо срочно избавляться от вещей! — осеняет меня. — Второй раз мне такого не пережить. Умру от разрыва сердца!»Мой спаситель Валера окажется отъявленным рецидивистом.

К тридцати пяти годам это его девятая судимость.

Он сидел много раз, но помалу. Он крадун — вор-карманник и наркоман, страдающий эпилепсией.

Пройдоха, каких поискать. Мы попадем с ним в одну зону. За сумку мне придется благодарить его еще много-много раз, пока не лопнет мое терпение и я не пошлю его куда подальше.Автозак привозит нас во Владимирскую пересыльную тюрьму №1 — «Копейку», как ее называют зэки. Старинное кирпичное здание с красивыми массивными сводами, построенное сто восемьдесят лет назад, за годы своего существования впитало в себя все людские пороки, а также боль, горечь и страдания.

Я чувствую зловещее дыхание тюрьмы.

Нас заводят в подвал, на сборку — в камеру, где есть несколько скамеек, параша и грязный умывальник. Пахнет плесенью и сыростью. Обессиленные, мы рассаживаемся и ждем дальнейших событий.

Воспользовавшись паузой, я приступаю к облегчению своих сумок. Достаю бутылку воды и пачку печенья, которую делю со своими товарищами по несчастью.«Первая, первая, ответь мне», — вдруг слышу голос… из унитаза.

Трясу головой, не в силах понять, не сошел ли я с ума. Дальняк, как его называют в тюрьме, служит отличным средством связи. Хитроумные зэки умудряются прокладывать дороги, протягивая сплетенные из ниток канатики, и по канализации передавать из камеры в камеру тюремную почту.Потом опять шмон.

Третий за последние сутки. Перетрясли все, перемешав содержимое сумок. Нас по одному обыскивают и переводят в другую сборку.

Вскоре все прибывшие опять собираются в одной камере. Мы готовы к дальнейшим действиям, которые не заставляют себя долго ждать.

Нам выдают казенные матрасы, белье и всех разом какими-то хитрыми коридорами куда-то ведут.

По пути, в коридоре, нам встречаются надзиратели с огромной овчаркой, которая, как мне показалось, посмотрела на меня добрыми глазами и подмигнула.

Мы поднимаемся на третий этаж и подходим к камере №39. Открывается дверь, мы дружно заходим в камеру, и я вижу подзабытую, но знакомую мне чудовищную картину. Переполненное помещение, дым, смрад, развешанное белье.

Пол устлан асфальтом, на котором валяются бесчисленные окурки. Справа от входа висит убогая занавесочка из грязной простыни, условно отделяющая дальняк от камеры.

Перед занавеской томится несколько зэков, ожидающих своей очереди.

Рядом, буквально у них под ногами, на матрасе на грязном полу спит человек. «Угловой», — понимаю я. Составляется дорожная, или прогон, где подробно указываются фамилии вновь прибывших, номера статей, в каких СИЗО сидели В глаза бросается высоченный, метров под пять, потолок камеры, пестрящий железными латками.

Так администрация заваривает отверстия в потолке — кабуры, отверстия, ведущие в камеры, расположенные наверху.Сразу вижу, где расположились блатные.

Угол, где на полу лежит ковер, сделанный из старого одеяла, выгорожен простынями. Раздетые люди, разукрашенные наколками, увлеченно играют в карты.Мы проходим и садимся за стол, знакомимся со смотрящим камеры.

Заваривается чифирь. Составляется дорожная, или прогон, где подробно указываются фамилии вновь прибывших, номера статей, в каких СИЗО сидели. Прогон обойдет все камеры тюрьмы, и если у кого-то к тебе есть претензии, то с тебя могут спросить: оштрафовать, избить, выкинуть из камеры.К чифирю я достаю из баула шоколад, сигареты и щедро угощаю новых сокамерников.

В коробку для общего, стоящую на столе, я кладу блок «Мальборо».

Мужики, давно не курившие сигарет с фильтром, подтягиваются к столу и быстро их разбирают. Я доволен тем, что мне удалось избавиться от ненужных мне сигарет и облегчить свои баулы.

Мужики радуются каждой выкуренной сигарете.

Несмотря на чудовищное количество выпитого чифиря, меня накрывает усталость, и я чувствую, что засыпаю. Смотрящий выделяет мне персональную шконку, где я могу отдыхать сколько душе угодно.

Добравшись до нее и едва закрыв глаза, я проваливаюсь в сон. Мне не мешает ни звук телевизора, ни разговоры сокамерников.Просыпаюсь я от щекотки. Я ощущаю, что кто-то щекочет мое лицо.

В памяти всплывают многочисленные события последних дней, я вспоминаю, где нахожусь.

По моему лицу ползет таракан, и я окончательно просыпаюсь.

Чувствую, что хочу есть. Встаю, умываюсь, кипячу воду и завариваю себе геркулесовую кашу. Ко мне возвращается разум, силы и хорошее настроение.

Появляется Валера, который всегда оказывался рядом, когда я доставал что-нибудь из баула.

Я угощаю его кашей и конфетами, даю сигарет.

Довольный, он на некоторое время удаляется. Среди перемешанных и перепутанных во время шмона вещей я тщетно пытаюсь найти пакет с зеленым чаем, который хочу разделить с интеллигентного вида москвичом Мишей.

Он, видя мои безрезультатные попытки, говорит мне, улыбаясь: «Ничего, не расстраивайся!

Найдешь во время следующего шмона!»Я начинаю осваиваться и обживаться. Узнаю, что из этой камеры дважды в неделю развозят по зонам. По понедельникам отправляют в Вязники, по средам — в Мелехово.

Зэки знают все. Строгий режим в Вязниках помягче, чем в Мелехово, где зэкам приходится несладко. Из числа приближенных к смотрящему у меня появляется доброжелатель, Заяц. Он из Владимира и заботливо предлагает мне решить проблему и поспособствовать моему распределению на зону в Вязники.

Для чего мне всего лишь надо заплатить пять тысяч долларов его знакомому из УФСИН Владимирской области.

Мне понятно, что это развод, и я говорю ему, что мне абсолютно все равно, куда ехать. Я вижу в его руках мобильный телефон и не могу удержаться, чтобы не попросить его дать мне позвонить.

Свое дело я узнаю сразу. В огромный бумажный конверт с моей фотографией и данными вложено досье на меня в три тома Заяц рассказывает мне про общее и просит принять в нем посильное участие, положив на номер телефона деньги.

Я соглашаюсь. Телефон в моем распоряжении. Мое участие в общем не принесет мужикам ни чая, ни сигарет и закончится банальной вакханалией наркоманов из блатных.

Я впервые в жизни увижу залипающих, то есть засыпающих на ходу, наркоманов.Телефона я не держал в руках давно и делаю несколько звонков людям, голоса которых долго не слышал. После разговора удаляю набранные номера из памяти телефона. Звоню жене и… забываю удалить номер.

Это обернется ей кучей потраченных нервов и денег, заплаченных адвокату.

Не успею я покинуть стены этой камеры и уехать на этап, как моей жене позвонит неизвестный. Думаю, это был Заяц. Взволнованным голосом он сообщит ей, что Володю, то есть меня, мусора посадили в карцер, где избивают и пытают. «Срочно нужны деньги на выкуп!» — требовал он.Просили относительно немного, десять тысяч рублей.

Я представляю состояние моей жены, когда она услышала эту историю! Адвокату пришлось приложить немало усилий, чтобы найти меня — целого и невредимого — в колонии строгого режима в поселке Мелехово и успокоить моих близких.Наступает понедельник.

Сегодня этап в Вязники. Надзиратель зачитывает список. Моей фамилии там нет. «Значит, в среду поеду в Мелехово», — обреченно принимаю я эту новость. Колония строгого режима в поселке Мелехово пользуется у заключенных дурной славой.

Это красная зона, где ломают зэков, заставляя их давать всевозможные подписки. Пока я не могу понять, о чем идет речь, и покорно ожидаю своей участи.Среда. Среди прочих других слышу свою фамилию.

Нас человек двенадцать. В их число попадает Валера и крутившийся возле блатных Костя.

Мы берем свои вещи и выходим из камеры. Опять шмон. Я открываю свои заметно полегчавшие баулы и выкладываю вещи для досмотра. Надзиратель нехотя перебирает мои пожитки и, помяв в руках несколько пакетиков для видимости, разрешает мне сложить их обратно в сумку.Во дворе тюрьмы ждет автозак, который везет нас на железнодорожный вокзал.

Машина опять подъезжает вплотную к вагону, и мы кое-как туда перебираемся. В «столыпине» нас ждет очередной шмон. Мы сдаем конвою бритвенные принадлежности, которые будут нам выданы после прибытия на место.

Поезд трогается, и мы следуем в город Ковров.

Строго по одному конвойный заводит каждого из нас в отдельное купе, где проверяет содержимое сумок. Ковров находится в ста километрах от Владимира, и конвойные не успевают обыскать всех зэков, как мы приезжаем на станцию, где нас поджидает автозак.Передаются личные дела.

Свое дело я узнаю сразу. В огромный бумажный конверт с моей фотографией и данными вложено досье на меня в три тома.

Что там понаписано, так и осталось для меня загадкой. Я называю свою фамилию, срок, статью и залезаю в автозак.

По ощущениям, дорога занимает минут сорок. Слышится скрежет открываемых ворот и лай собак.

Мы заехали в шлюз. Колония раскрывает нам свои жесткие объятия.Я еще не осознаю, куда попал. Под лай собак и крики надзирателей мы выпрыгиваем из машины.

«Бегом, бегом, — я слышу истошные вопли надзирателей, — быстрее, быстрее»

.

Мешкать нельзя. Слышу звук удара резиновой дубинки, со свистом опустившейся на кого-то позади меня, слышу вскрик этого несчастного, позволившего себе замешкаться лишь на секунду. Нас сажают на корточки в обнимку с вещами. Смотреть можно только вниз. Чуть приподнимешь голову — последует удар дубинкой.

Из колонии не уйдет ни одна жалоба, если к тебе не приезжает адвокат или родственники Любопытство меня подвело.

Взгляд в сторону стоил мне несколько хлестких и болезненных ударов. Но нам, в общем, повезло. Наш этап принимали мягко.

Этап, прибывший до меня, били основательно.

Арестантам, приехавшим в следующую среду после нас, тоже хорошо досталось.

Обошлось без трупов, но во время помывки в душе я лично видел разбитые головы, синяки и кровоподтеки на телах осужденных. Каждый этап принимают по-своему. Кого-то бьют меньше, кого-то больше.

Кого-то не бьют вообще. Все зависит от настроения тюремщиков.

Они могут переусердствовать и покалечить осужденного, что регулярно случается. Все спишут на несчастный случай: «Упал, споткнулся и ударился головой». Из колонии не уйдет ни одна жалоба, если к тебе не приезжает адвокат или родственники.«По команде берем свои вещи, встаем и бегом марш», — командует надзиратель.Краем глаза я вижу красивую деревянную церковь, расположенную буквально в нескольких метрах от нас.

Неискушенный человек может подумать, что все происходит с благословления божьего.Мы хватаем сумки и бежим в какой-то дворик. Складываем свои баулы в кучу и выстраиваемся в шеренгу.

Я стою третьим. Крупный мужчина в камуфляже со звездой майора на плечах и метлой в руке безапелляционно заявляет:

«Сейчас каждому из вас необходимо взять в руки метлу и сделать несколько подметательных движений»

. Рядом, угрожающе помахивая дубинками, стоят его коллеги и несколько зэков, которые, как выяснилось впоследствии, пользуются особым доверием администрации и помогают принимать этап. Мне совсем не хочется брать в руки метлу.

Но это своеобразный ритуал. Первым из строя выходит Костя и бодро начинает мести. Следующим идет Валера и делает несколько вялых движений.

Удар дубинкой по спине заставляет его ускориться.

Наступает моя очередь. Нехотя, сжав зубы, я беру в руки метлу и начинаю мести. «Достаточно», — слышу за спиной чей-то голос. Я останавливаюсь и передаю метлу в руки следующему.Из нашей компании мести не отказывается никто.

Зэки хорошо осведомлены о методах воздействия.

Откажешься — изобьют прямо здесь, во дворике, совершенно не стесняясь других заключенных.

Не станешь мести после этого — тебя заведут в кабинет и будут бить еще. Если не сломаешься, то к тебе подведут обиженного и предложат самому сделать выбор: стать прямо сейчас, после определенной процедуры, таким же обиженным и заехать в петушатник или все-таки взять в руки метлу.

Все выбирают последнее. Для администрации осужденный — не человек.

Поэтому любые попытки отстаивать свои права воспринимаются администрацией крайне негативно и болезненно.Несколько лет назад осужденных, приезжающих из Мелехово в пересыльные тюрьмы, «порядочные» арестанты не пускали в камеру. Со словами «Тебе нет места среди людей» несчастных выкидывали из камер и вынуждали идти в другие хаты, где сидели красные — дневальные, завхозы и прочий сомнительный люд.

«Давай, ставь свою фамилию и подписывай, читать он еще будет!»

— недовольно, в два голоса, подгоняют меня дневальные Подавленные, мы со своими сумками заходим в здание. Здесь штаб. Нас заводят в большую комнату, где начинается грандиозный шмон, больше похожий на грабеж.

Я вижу двух здоровенных зэков, по-хозяйски расхаживающих по кабинету с какими-то бумажками. Они подходят к каждому вновь прибывшему арестанту и «просят» поставить подпись. Все подписывают, не глядя, даже не узнав, что подписали.

Пока какой-то прапорщик копается у меня в вещах, эта парочка подходит ко мне и сует в руки бумажку и ручку.

Они — дневальные карантина. Худшие из худших, самые отъявленные мерзавцы и негодяи. Прессовщики, готовые за определенные блага от администрации сотворить все что угодно.

На правой щеке у одного из них красуется шрам — от уха до подбородка.

«***ский шрам, — скажет мне позже про него один опытный зэк, — чтобы все видели и могли определить по этой отметине, кто он есть»

.Вглядываясь в написанное, я пытаюсь уловить смысл этой бумажки.«Давай, ставь свою фамилию и подписывай, читать он еще будет!» — недовольно, в два голоса, подгоняют меня дневальные. Я вижу слова:

«Подписка. Я, такой-то, добровольно отказываюсь от преступных понятий и традиций воровского мира, обязуюсь соблюдать режим и выполнять требования администрации»

.«Что за бред!» — удивляюсь я и ставлю свою подпись.

Парочка удовлетворенно удаляется.Я с жалостью смотрю на свои разбросанные вещи. Изымаются вольные, не установленного образца. Надзиратель спотыкается на мешочке с лекарствами, хочет их забрать.

Я отчаянно сопротивляюсь и отстаиваю часть лекарств. Досконально просматривается и проверяется каждый пакетик, пролистывается каждая тетрадочка.

Мой багаж уменьшается на один баул.

Изъятое отправляется на склад личных вещей.

Меня бреют наголо и выдают новое обмундирование.

Надеваю страшенную кепку с белой полосой, костюм х/б, или робу, украшенную такими же белыми полосками, примеряю черные ботинки со стельками из картона.

Смотрю в зеркало, с трудом узнаю себя в новом обличье.

Теперь я полноправный, то есть бесправный, зэк.Начинался новый этап моей жизни, который нужно было пережить. Теги: , , 2 Читайте также

  1. Бывшего губернатора Кировской области Никиту Белых, осужденного на восемь лет за коррупцию, уволили из библиотеки колонии в Рязанской области, сообщает РИА…
  2. Во время заключения Владимир Переверзин, отсидевший 7 лет по делу ЮКОСа, нелегально вел записи о жизни в неволе. «Сноб» представляет первый рассказ…
  3. Заволжский суд Ярославля приговорил Максима Яблокова, который занимал должность инспектора отдела безопасности исправительной колонии номер 1, к 3,5…

Ответов (1)

Этот юрист из города Москва 2012-08-09 08:01:37 +0400 В соответствии с п. 3. ст. 173 Уголовно-исполнительного кодекса РФ при освобождении из мест лишения свободы администрация исправительного учреждения (ИУ) обязана выдать осужденному: — принадлежащие ему вещи и ценности, — средства, хранящиеся на его лицевом счете, — личные документы и ценные бумаги, — документы об освобождении осужденного от наказания, — документы о его трудовой деятельности.

Как правило, оплачивается проезд в общих жестких вагонах, в каютах 3 класса пароходов. Лицам, нуждающимся в постороннем уходе, несовершеннолетним в возрасте до 16 лет, беременным женщинам и женщинам, следующим с детьми, выдаются билеты в плацкартные вагоны или каюты 2 класса. Если на данном направлении нет железнодорожного или водного транспорта, освобожденный получает билеты на воздушный или автомобильный транспорт.

Осужденные освобождаемые из ИУ на время, необходимое для проезда к месту жительства, обеспечиваются продуктами питания по минимальным нормам, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации (см.

ниже Постановление Правительства РФ от 11 апреля 2005 г.

N 205

«О минимальных нормах питания и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы, а также о нормах питания и материально-бытового обеспечения подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, находящихся в следственных изоляторах Федеральной службы исполнения наказаний и Федеральной службы безопасности Российской Федерации, на мирное время»

).

Если освобождаемый не имеет необходимой по сезону одежды, обуви и средств на их приобретение, они выдаются бесплатно по заявлению этого лица с разрешения начальника учреждения или его заместителя, либо таким лицам выдается единовременное денежное пособие на приобретение одежды.

Бесплатный вопрос юристам онлайн

Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните, юрист Вам поможет: Бесплатно с мобильных и городских Бесплатный многоканальный телефон Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните по бесплатному многоканальному телефону , юрист Вам поможет

Подписаться на уведомления Мобильноеприложение Мы в соц.

сетях

© 2000-2021 Юридическая социальная сеть 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+