Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Социальное обеспечение - Город саки крым инвалидов как переехать

Город саки крым инвалидов как переехать

Порядок получения путевки в санаторий за счет государства


Кому положена бесплатная путевка в санаторийУсловия предоставления бесплатной путевкиКак написать заявление о выдаче путевкиСроки рассмотрения заявления и выдачи путевокКогда могут отказать в выдаче путевки Отказ в предоставлении путевки из-за большой очередиДенежная компенсация за приобретение путевки самостоятельноЗаконодательством РФ предусмотрена возможность получения путевки в санаторий для отдельных категорий граждан.Кому положена бесплатная путевка в санаторийПолучение путевки в санаторий является одной из набора социальных услуг, предусмотренной Федеральным законом от 17.07.1999 № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи». Поэтому получить ее могут те же категории граждан, которым предусмотрена возможность получения данных социальных услуг.Категории граждан (краткий перечень):1) инвалиды войны;2) участники Великой Отечественной войны;3) ветераны боевых действий;4) военнослужащие, проходившие военную службу в воинских частях, учреждениях, военно-учебных заведениях, не входивших в состав действующей армии, в период с 22 июня 1941 года по 3 сентября 1945 года не менее шести месяцев, военнослужащие, награжденные орденами или медалями СССР за службу в указанный период;5) лица, награжденные знаком “Жителю блокадного Ленинграда”;6) члены семей погибших (умерших) инвалидов войны, участников Великой Отечественной войны и ветеранов боевых действий;7) инвалиды всех групп;8) дети-инвалиды.Полный перечень указан – здесь.Условием предоставления бесплатной путевки в санаторий на лечение является наличие медицинских показаний и отсутствие противопоказаний для санаторно-курортного лечения, что должно подтверждаться справкой, выдаваемой лечебно-профилактическом учреждении по месту жительства по форме № 070/у-04.Длительность санаторно-курортного лечения в санатории составляет 18 дней, для детей-инвалидов – 21 день, а для инвалидов с заболеваниями и последствиями травм спинного и головного мозга – от 24 до 42 дней.Путевки предоставляются в санаторно-курортные организации, расположенные на территории Российской Федерации и включенные утвержденный Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации список санаториев. Санаторно-курортное лечение может предоставляться также и в виде амбулаторно-курортного лечения (без питания и проживания). При наличии справки для получения путевки граждане обращаются с заявлением о предоставлении санаторно-курортной путевки в территориальные органы Фонда социального страхования Российской Федерации или органы социальной защиты населения по месту жительства до 1 декабря текущего года для последующей передачи заявлений в исполнительные органы Фонда.Путевка выдается в один из санаториев, указанный в утвержденном списке.

Минеральные воды

Сакский источник минеральных воды был открыт в середине двадцатого века.

Первая проба была взята с глубины почти 1 километр.

Анализ показал, что она слабощелочная, гидрокарбонатно-хлоридно-натриевая, содержит азот и микроэлементы в сбалансированном виде.

Также эту воду в народе называют просто «крымская». Вкусовые качества воды напоминают Ессентуки 4. В самом источнике температура около 43 градусов.

Чтобы отведать крымской воды, потребуется отстоять очередь из таких же желающих, так как она выдается бесплатно.

Также существуют определенные рекомендации к употреблению. Пить ее нужно за полчаса до еды.

В зависимости от желаемого эффекта глотки могут быть большими или малыми. Более подробно о воздействии воды на организм смогут рассказать местные гастроэнтерологи.

Грязевое притяжение: колясочники переезжают в крымскую столицу инвалидов

«Комсомолка» встретилась с удивительными людьми, которых не смогли сломить беды 3 декабря 2016 20:291 Юля и Сергей девять лет вместе.

3 декабря отмечается Международный день инвалидов. «Комсомолка» встретилась с удивительными людьми, которые для лечения и активной деятельности выбрали Саки – приморский город, где создаются безбарьеные условия для людей с ограниченными физическими возможностями. «МЫ ВМЕСТЕ» Когда-то именно притягательность полуострова сыграла с Юлией Вербицкой злую шутку.

Она попала в автокатастрофу по дороге из Смоленска в Крым.

Реанимация, сложнейшая операция, адаптация. И все это — в 18 лет. ДТП не сломало, напротив: на инвалидной коляске девушка вернулась в социум, а чуть позже переехала в Крым насовсем. fbvktwokmlwp Юля попала в автокатастрофу в 18 лет.

— Надо было сразу тут оставаться. Саки — хороший город: маленький, уютный, и климат тут целебный. Реабилитацию прохожу в местных санаториях с 2003 года.

Пока стопроцентного чуда со мной не произошло — от кресла не избавилась, хотя первые шаги уже делаю. И этот город со всеми его плюсами и недостатками уже успела полюбить, — рассказала 35-летняя красавица.

От Юлии Вербицкой, действительно, не отвести глаз. Она — красавица с официальным статусом.

В прошлом году по итогам республиканского конкурса «Красота без границ» для девушек-инвалидов ей присвоили звание первой вице-мисс.

fbvktwokmlwp От Юлии Вербицкой, действительно, не отвести глаз. Тут же в Саках 9 лет назад Юлия встретила и своего будущего мужа Сергея Мащенко, тоже колясочника. Сотрудник ГАИ из Нового Уренгоя проходил курс грязелечения в знаменитом военном санатории и такую девушку не упустил.

Не удивительно, что в итоге молодая семья решила здесь поселиться. Не так давно они приобрели квартиру в новой многоэтажке, построенной специально для людей с ограниченными возможностями.

— Живем мы в Саках, а работаем в Новом Уренгое. У нас там благотворительный фонд для колясочников «Мы вместе».

Продвигаем среди малоподвижных северян оздоровительный отдых в Крыму. Человек-легенда Когда в Саках в 1989 году проходила первая в Советском Союзе спартакиада для инвалидов, которую можно считать предтечей инвалидного спорта в целом, именно Виктору Коваленко выпала честь зажечь Олимпийский огонь.

Имя спортсмена известно далеко за пределами Крыма не только поэтому. Он — мастер спорта по мотокроссу СССР, девятикратный чемпион в гонках на инвалидных колясках Украины, России и СНГ, участник 50-ти международных марафонов, из которых мужественно преодолел 17 полных (дистанции на 42 км 195 м).

Именно в Саках бывший житель Черкасской области впервые сел в инвалидную коляску. fbvktwokmlwp Виктор Коваленко — человек-легенда. Когда 19-летний мотогонщик получил серьезную травму — повредил позвоночник — его не покидало отчаяние.

И только здесь он нашёл в себе силы вернуться в жизнь и доказать, что инвалидное кресло тоже может стать стартовой площадкой для новых достижений.

Виктор Коваленко смог объединить и растормошить коллег по несчастью: создал в Саках инвалидно-спортивный клуб «Лидер» и вот уже 30 лет его возглавляет. Он вывел в чемпионы не одно поколение маломобильных спортсменов.

— На протяжении 14 лет мы собираем в нашем городе профессиональных спортсменов, бывших гонщиков, инвалидов армии из разных уголков мира.

Они приезжают к нам на ежегодный марафон «Скифский берег». Последние два года мы его проводим в День России. Радует, что в числе участников марафона — жители Белоруссии, Казахстана, Украины, Польши, Прибалтики, Германии, а в этом году принимали и спортсменов из США, — рассказал организатор марафона для гонщиков на колясках, 67-летний сакчанин.

ИСТОЧНИК

Льготы и пособия для инвалидов первой группы: список и особенности оформления

Гуляют, общаются, знакомятся.

Жизнь кипит: тут и любовь, и драки… Так что для меня Саки — это прежде всего общение и доступная среда.

Я убежден, что лучшего места для проживания колясочников не найти. В Москве у меня была квартира — седьмой этаж, лифт, грязь и скверный климат. А здесь, несмотря на то, что дороги плохие, ты можешь заехать куда хочешь: и в магазин, и на рынок, и в больницу, и в ресторан и в парикмахерскую.

Климат опять же: равнина и море рядом. Из неприятных моментов — только ветер.

Но здесь я в середине февраля делаю фото, где газон зеленый, свободно выезжаю гулять на коляске.

В Москве о таком я мог бы только мечтать. А еще в Саках есть грязь — говорят, лучшая в мире — и соленое озеро.

Но я считаю, что это второстепенно. У меня в первый раз после третьего или четвертого сеанса грязевого спастика так усилилась, что меня выпрямило как бревно. Рубрика:

ФСБ вместо асфальта: как заставляют молчать инвалидов в Саках

Татьяну Мелякову в Саках знают многие.

Она переехала в Саки из Москвы ради климата и целебных грязей еще в 2012 году, и занялась развитием туризма для инвалидов. Создала с партнерами компанию «Инватурсервис-Крым», чтобы возить группы людей с ограниченными возможностями по полуострову. Были у нее и другие проекты по развитию доступной среды и инфраструктуры.

Но дело не пошло. Как считает сама Мелякова, власти города и республики не оценили ее проекты. Но в среде местных колясочников женщина заработала себе определенный авторитет как активистка и общественница.

Жителей Сак возмущает, что проекты ФЦП в городе реализуются медленно, а сам город, известный на всем постсоветском пространстве как «столица инвалидов», постепенно теряет свой статус, говорит Мелякова. По улицам невозможно проехать на коляске, не сломав ее; к лечебному озеру не подойти; единственный, оборудованный в городе пляж для колясочников на турбазе «Прибой» работает с перебоями. Обо всем этом общественница, сама инвалид-колясочник, говорила открыто, обращаясь к администрации Сак и Совмину Крыма.

Писала письма президенту РФ. С некоторых пор к Татьяне Меляковой стали проявлять интерес сотрудники ФСБ. Они не раз звонили ей и другим колясочникам, приходили домой в поисках источников растущего недовольства среди инвалидов (мысль о том, что источником недовольства может быть объективное состояние городской среды, видимо, местным чекистам в голову не приходит). Обзванивали инвалидов и перед 19 июля, когда колясочники подъехали к местному Дому культуры, где проходило выездное совещание Совмина, чтобы обратить внимание Аксенова на проблему дорог, но ни с ним, ни с сопровождавшими его крымскими телевизионщиками встретиться не смогли.

«Примечаний» об обзвоне инвалидов наделала много шума: во время визита в Белогорск Сергей Аксенов наш ресурс во вранье, высказав уверенность, что «ФСБ таким не занимается», и предположив, что это журналисты сами позвонили инвалидам под видом сотрудников спецслужб. Несмотря на проблемы со здоровьем, Татьяна Мелякова согласилась еще раз рассказать, кто же именно звонил ей с предостережениями, и кто приходил к ней домой.

— Татьяна Григорьевна, какие сейчас настроения у колясочников в городе? — Проекты, которые зашли по ФЦП в город, это заслуга местной власти.

Но, к сожалению, 44-ФЗ не дает выбрать подрядчика. Подрядчики, которые зашли сюда через электронные торги, оказались недобросовестными. Одну площадку разрыли — бросили.

Подрядчик ушел. Вторую площадку разрыли — бросили. Все дороги разрыты в городе. Это невыносимо. — Как инвалиды передвигаются по разрытым дорогам?

— Встретила знакомую, она говорит: поломалась вилка на коляске и подшипник. Спрашивает, когда же это все кончится. Здесь испокон веков была столица инвалидов. Тысячи приезжали, и не только со всей России, но и из других стран. Нам здесь уютно. Но сейчас город не для инвалидов: все разрыто, люди вываливаются из колясок, травмируются, коляски ломаются.

Нам здесь уютно. Но сейчас город не для инвалидов: все разрыто, люди вываливаются из колясок, травмируются, коляски ломаются. — Люди с ограниченными возможностями пытаются донести местным властям, что город стал недоступен для инвалидов?

— Поскольку мне небезразлична судьба города, я вступила в местное сообщество инвалидов «Товарищ». И каждую неделю [глава администрации] Андрей Николаевич Ивкин приходил к нам, отчитываться, что сделано.

В 2015 году был проект «Город, доступный для всех».

Инвалиды его поддержали, он поехал, защитил его [в Москве]. Министерство труда РФ, вроде, его поддержало. Говорили, что проект на подписи у Медведева. Поэтому, когда инвалиды разрывали меня [со своими жалобами], я всегда просила потерпеть. Тем более, в городе меняют коммуникации, которые 60 лет никто не менял.

Тем более, в городе меняют коммуникации, которые 60 лет никто не менял. Но когда улица Курортная три года стоит разрытая, и никто [из подрядчиков] там так и не появился, дороги нет, а мы ездим по тротуарам, с которых сняли плитку… Когда дождь идет, то коляски застревают, разбиваются… Саки считаются столицей инвалидов всего бывшего СССР. В подъездах здесь можно увидеть пандусы и поручни — Куда-то еще жаловались?

— 27 июня приехало телевидение крымское. Я в соцсетях увидела сообщение:

«Кто неравнодушен к состоянию дорог в городе, особенно к улице Комсомольская, просим приехать, будет снимать телевидение»

.

Так как народ узнал, что там будет [встреча с тележурналистами], то людей собралось много — человек 200, а на колясках человек 50. Понятно, что прибежали сразу и из «Единой России», и заместитель главы города, и из городского хозяйства. Пока ждали телевидение, началась ругань.

Смотрю, телевиденье приехало, а к нам не подходит. Потом я узнала, что, если они покажут это собрание, которое переросло в митинг… Им не разрешат это показывать. — А почему не разрешат? Ведь люди просто пришли на встречу.

Журналисты сняли репортаж? — Они [телевизионщики] не думали, что соберется почти полгорода. В итоге они нас сняли, не показывая вот эту массу людей.

У меня взяли интервью. Я сказала, что в своей коляске я за неделю два раза меняла подшипники. Мало того, у меня полетели щетки, и ремонт обошелся в 9 тысяч рублей. Я человек эмоциональный, и я высказалась, что в городе нет хозяина.

Я понимаю, что есть долгосрочные проекты, что все сразу не делается, но нужно иметь какую-то перспективу. В городе действительно сделано много. Детские сады отремонтированы.

Но почему, зайдя в ФЦП, [подрядчики не справляются]?

Они то ли деньги не осваивают, то ли что… — После участия в съемке сюжета были ли у вас какие-то проблемы? — После того, как я высказалась, мне в тот же день позвонили из ФСБ.

Говорят, что они со мной хотят побеседовать по прошедшему мероприятию.

Позвонил начальник городского отделения ФСБ.

В этот день он не смог со мной встретиться, позвонил, извинился. Потом пришел ко мне [домой]. Я попросила его показать мне корочки — он показал. Он выяснял, кто организовал это сборище.

Просил назвать фамилии. Я говорю: «А почему вы у меня спрашиваете?» Я увидела [объявление] в социальных сетях и пришла. Оказывается, позвонили не только мне, а еще шестерым, которые также активно себя там вели. Потом на следующий день позвонили и говорят: «Придите в отделение МВД».

Там дали мне бумагу. — Вы ему [Фещенко] объяснили, что просто встречались с телевизионщиками?

— Конечно. Я рассказала, что поднимала проблемы всех, кто передвигается на колясках.

Спрашиваю: что я не так сделала? Он говорит: «Мы вас понимаем, но вы должны понимать, что все должно быть санкционировано». Я ответила: «Конечно, в следующий раз мы все сделаем официально, если это нужно будет». — Но ведь это был не митинг. Неужели санкцию на встречу с телевидением необходимо брать в ФСБ?
— Но ведь это был не митинг. Неужели санкцию на встречу с телевидением необходимо брать в ФСБ?

— Я так и не поняла, почему [ко мне пришли]. Мы с ним минут 40 сидели. Он задавал вопросы и говорил: «Дайте мне фамилии». Я сказала, что не знаю, кто [встречу с журналистами] заявлял.

Потом, дня через три, мне звонит председатель общества инвалидов «Товарищ» [Анна Орлова] и таким надрывным голосом говорит: «Таня, я сейчас была в администрации, тебя сейчас хотят отсюда [из Сак] выселить». Я говорю: «На каком основании?

Во-первых, я гражданин России.

Во-вторых, у меня есть временная регистрация на пять лет». Она просила никому не говорить, что меня хотят депортировать.

Я спросила, кто это проговорил.

Она сказала, что кто-то в администрации, но пришел Фещенко и сказал, что я адекватная женщина, что он со мной беседовал. [Попросил], чтобы меня не трогали.

— Вы считаете, подобные приемы воздействия – в рамках законодательства? — Конечно нет. Если кто-то из администрации действительно это сказал, то грош им цена. Если Аня сама придумала… Если ее вызвали как председателя общества инвалидов и сказали меня припугнуть — это другое.

— Вы предпринимали еще какие-то действия, чтобы отстоять права инвалидов? — Я предложила еще одному инвалиду, Елене Раздолькиной, написать письмо, в котором указаны все сроки начала и окончания [строительства объектов] ФЦП.

Все они должны были завершиться в 2017-2018 году. За неделю мы собрали 1038 подписей — в основном от инвалидов. Председатель крымского регионального общества инвалидов Поддубный Сергей Анатольевич отвез письмо Аксенову.

Мы отдали ему копии, а оригиналы [передали] Поклонской. Она пообещала отдать это письмо лично Путину.

— Когда вы написали это письмо?

— В начале июля мы уже отдали его Аксенову. И когда Аксенов приезжал сюда на совещание, на которое не пустили инвалидов, он уже озвучивал с трибуны, что к нему обращаются из инвалидных организаций и просят о помощи. Он попросил Ивкина отчитаться. Тот вышел и сказал, что в течение двух месяцев он закроет тему по улице Комсомольской.
Тот вышел и сказал, что в течение двух месяцев он закроет тему по улице Комсомольской.

— Уточните, пожалуйста, куда и когда вы писали жалобы.

— Мы написали более 100 обращений на горячую линию Путину, но ответов не было. Писали письма перед тем, как проводилась «прямая линия» президента. Почти все колясочники написали: каждый взял свою тему по состоянию города.

Даже видео обращение было, но никто не отреагировал. Я понимаю, что его [обращение] могли спустить вниз. Но даже если его спустили, то с момента обращения — а сейчас уже август — никто ничего не отвечал.

— Как возникла ситуация, что инвалидов не пустили на встречу, хотя глава Крыма озвучил проблему и был с ней знаком? Кто хотел принять участие во встрече? — Там был Поддубный. Но ребята, молодежь, спросили меня:

«Тань, а как ты думаешь, что будет, если мы возьмем коляску инвалидную, и напишем: «Сергей Валерьевич, просим прокатиться на этой коляске по нашему городу»

.

Я сказала:

«Ребята, вы можете это сделать, но я не приду, я плохо себя чувствую»

. Они эту коляску привезли. Они пришли попросить Сергея Валерьевича прокатиться на коляске, как это сделал мэр Нижнего Тагила. Почему нет? — Чем закончилась эта история с коляской?

Нам известно, что вам вновь звонили из ФСБ по этому поводу.

— Перед этим, как приехать Аксенову, мне звонит Фещенко, спрашивает, удобно ли мне говорить.

Я сказала, что вообще-то я обед готовлю. Он сказал, что [звонит] по поводу того, что к приезду Сергея Валерьевича готовится какая-то акция… Я спросила, почему он мне звонит. Он ответил: «Ну, я же вас знаю».

Ну, и что? Меня многие знают, как я должна реагировать на звонок? Он говорит: «Ну, я хотел спросить. Если это готовится, то не надо этого делать».

Я сказала, что болею, сказала: «Вы меня этими звонками достали». Он извинился. Такой же звонок был и Лене Раздолькиной, и еще кому-то.

В итоге ребята все равно подошли [к месту встречи с Аксеновым] и хотели акцию эту провести, но охрана не дала этого сделать. — Есть ли что-то незаконное в том, чтобы прийти на встречу с главой республики?

— Единичное пикетирование не наказывается законом. Пусть это оценивается как пикетирование: привезли коляску, поставили и, ради Бога, если вы нормальный руководитель, то выйдете к народу.

Пусть народ расскажет [о своих проблемах]. Поддубный Сергей Анатольевич, председатель крымской организации инвалидов, он был в свое время депутатом Государственной Думы – тоже, можно сказать, чиновник. Он же мне позвонил еще до Фещенко, спросил, что мы собираемся делать.

Я сказала: «Ничего, вот дома лежу». Он говорит: «Ну, вы этого не делайте, потому что мы с Брезецким (помощник Аксенова по делам инвалидов) хотели к нему после встречи [подойти]. Он [Аксенов] согласился с нами встретиться по поводу строительства реабилитационного центра у санатория Бурденко».

Я ему сказала: «Сергей, вы свой интерес преследуете. Может, пусть они доделают то, что развалили, а потом реабилитационный центр строить?» [[incut? &ids=`46670`]]— После этих звонков вы высказывали публично свое мнение?

— Я дома была, вообще никуда не выходила. — Как после этого вы себя чувствовали?

— До сих пор выкарабкаться не могу. Взять бы и написать в прокуратуру, и взыскать еще за моральный ущерб, за вот это давление, которое идет со всех сторон. Явно сам бы [глава сакской ФСБ] не звонил, ему сказал кто-то из администрации.

Я так понимаю, что здесь просто страшная коррупция, и пока кто-то не приедет из Москвы, ситуация не изменится. — А в чем проявляется коррупция? — По докладам и отчетам у них все хорошо, а люди-то видят, что озеро мелеет, озеро зацветает.

Они ставят эту пятиметровую стену волнорезов, вроде как для защиты, но, вы меня извините, на озере пятиметровый волнорез? Да на море таких нет! Его поставили, и к озеру теперь невозможно подойти. Понятно, что в озере сейчас запрещено купаться, потому что всякие, даже летальные, исходы бывают.

Но можно же организовать доступный пляж, где будет медицинский работник, объясняющий, что зайти нужно всего на 20 минут, а не лежать в озере этом полдня. Или намазаться грязью, и не стоять на солнцепеке.

— Озеро обносят стеной, чтобы перекрыть доступ к нему? — Делается канал. Вроде как это преграда для сточных вод ливневой канализации, которая там есть. Но, вы меня извините, разрыли все и бросили… Привлекательность Сак как курорта теряется.

Люди сюда едут по необходимости. Таких грязей нет нигде, нет и обслуживания такого.

В санаториях комфортно людям. Раньше нам [инвалидам-колясочникам из Москвы] (Татьяна прописана в столичном районе Некрасовка и является председателем районного общества инвалидов – ред.) была положена реабилитация в Москве, но мы убедили министра [труда и социальной защиты], что реабилитацию необходимо перекинуть на сакский санаторий имени Бурденко.

Раньше нам [инвалидам-колясочникам из Москвы] (Татьяна прописана в столичном районе Некрасовка и является председателем районного общества инвалидов – ред.) была положена реабилитация в Москве, но мы убедили министра [труда и социальной защиты], что реабилитацию необходимо перекинуть на сакский санаторий имени Бурденко. И Москва это сделала. — Вы считаете, что сотрудники правоохранительных органов нарушили закон? — Я думаю, они на меня просто давили.

И на других людей. — Какова цель этого давления? Чего они хотели добиться от вас и от других колясочников? — Чтобы мы заткнулись и сидели дома.

Чтобы ничего не говорили во всеуслышание средствам массовой информации, не собирали подписи, не жаловались Путину и Аксенову.

[Хотели] просто нас запугать, чтобы мы сидели и молчали. — После выездного совещания Совета Министров в Саках вам какие-то звонки поступали?

— Нет, мне [больше] не звонили.

Мы только между собой, с общественниками, общались по поводу озера. Я выступила на собрании по поводу реконструкции лечебного озера, предложив пригласить в Саки Генпрокуратуру РФ, чтобы выявить все нарушения по ФЦП и привлечь виновных к максимальной ответственности.

Но резолюции по этому круглому столу организаторы так и не предъявили. «Примечания» уже писали, что молодой человек, представившийся сотрудником ФСБ, звонил перед приездом Сергея Аксенова в Саки и другому инвалиду — Елене Раздолькиной. Из беседы с ним она сделала вывод, что недовольных положением дел в городе колясочников на встрече с премьером видеть не хотят.

Мы также попросили Елену уточнить, как это было. «Я в это время находилась в автобусе, потому что мы ехали по дороге в Евпаторию на концерт. До этого я говорила с Татьяной (Меляковой — ред.), которая сообщила, что ей позвонили из ФСБ.

Я кладу трубку и тут же звонит он, — вспоминает нюансы общения с представителем силовой структуры Елена.

— Поэтому, когда он сказал, что надо с вами встретиться, я говорю, даже не слыша его ответ, на эмоциях: «По поводу чего?

По поводу того, что коляски выйдут?

Так не беспокойтесь, коляски не выйдут. А встречаться с вами я не буду.

Вызывайте меня повесткой. Он молчал». «Если накануне приезжает глава республики, то, что можно еще подумать?

— рассуждает муж Раздолькиной, тоже инвалид-колясочник Александр Байок.

— Понятно, что они хотели предупредить о встрече, что наше появление там нежелательно». Предположение главы правительства Крыма, что журналисты самостоятельно «запугивали» сакских инвалидов от лица сотрудников ФСБ, Раздолькина отрицает. «Это чушь собачья», — говорит Елена.

Собеседники «Примечаний» в Саках связывают эти звонки с намерением инвалидов предложить Аксенову самому прокатиться на коляске по разбитым дорогам. Мы встретились с колясочниками, которые действительно хотели поговорить с Аксеновым и сопровождавшими его крымскими журналистами о состоянии дорог, и приехали к Дому культуры, где проходило выездное совещание Совмина. Но сделать это им не удалось.

Записи бесед с этими людьми есть в распоряжении редакции.

2 августа мэр Сак Андрей Ивкин в городской газете обрушился с критикой на тех, кто «устал ждать» улучшений и «злобно критикует» власти в соцсетях.

9 июля Глава администрации крымского курортного города Саки Андрей Ивкин неожиданно .

По словам заместителя мэра города Елены Минаковой, отставка Ивкина связана с состоянием его здоровья и не имеет отношения к жалобам колясочников на затянувшийся ремонт дорог.

Путешествуем без барьеров

В 23 года после окончания института я получил травму: нырнул и угодил в бочку с цементом.

Сломал шею. Остался наедине со своими родителями — это единственные люди, которые в этой ситуации не бросают. Хотя иногда бывают ситуации, что семьи распадаются и часто, например, отцы из семей уходят.Нужен был постоянный уход, реабилитация. А у нас в стране часто бывают ситуации, когда люди берут деньги, осознавая, что реально помочь ничем не могут — много шарлатанов появляется.

Мне при выписке из больницы врач сразу же посоветовал ехать в Саки — тут и реабилитация, и общение.Я занялся компьютерами, интернет-магазины делал, увлекся фотографией, открыл фотостудию. Но дом у меня не был не приспособлен для проживания инвалида. За шесть лет я всего около 40 раз был на улице.Почему переезжают Саки?

Первое — это свобода передвижения.

Город на 80 процентов приспособлен для проживания инвалидов. Возможно, приспособления выполнены не по ГОСТу, но те же пандусы в городе есть. К нам приезжали специалисты по доступной среде из Москвы и Сочи и были в шоке, потому что даже на Параолимпийских играх они не видели такого количества людей на колясках.Вторая причина — это необходимость довольно часто делать определенные процедуры.

У людей с нарушением тазовых органов возникают проблемы со стулом. Можно делать их дома, но тут в Саках есть возможность обратиться в санаторий, и там помогут.Третья причина — возможность ежедневно заниматься реабилитацией. Кто посильнее, тот может выбрать себе какой-то вид спорта.

Сейчас есть планы по развитию параолимпийского спорта. И в Саках нам власти обещали помочь построить спортивный комплекс.Четвертое — это отсутствие косых взглядов. Приезжая в Симферополь, я уже ощущаю, что на меня смотрят.

Здесь этого нет. И комплексы исчезают. Жители города абсолютно нормально относятся к инвалидам.

Я здесь нашел спутницу жизни. Мы вместе живем. И нет никакого осуждения, которое можно встретить в других городах. Тут мы на равных. Даже в очереди инвалида у нас не будут пропускать вперед.

И мне кажется, что это очень хорошо — помогает реабилитироваться психологически для нормальной повседневной жизни.А еще здесь есть поддержка и взаимопомощь.

Вот я говорил в начале о шарлатанах… Если бы я сразу попал с Саки, то мне бы здесь посоветовали к кому лучше обратиться, помогли бы найти нужного специалиста — здесь есть те, кто по 20-30 лет занимается реабилитацией инвалидов.Раньше я занимался дизайном магазинов, показами мод — я товаровед по образованию. И здесь в Саках я смог применить свои знания из прошлого. Мы устраивали показы мод, в которых участвовали дети-беженцы из Краматорска, инвалиды-колясочники.Есть социальные проекты.

В прошлом году в санатории имени Бурденко мы создали летний кинотеатр. Сейчас добиваемся, чтобы нам сделали пандус на станции, чтобы мы могли свободно садится в электричку и выходить из нее в Симферополе и в Евпатории. Это было бы намного дешевле для нас — сейчас арендовать машину в Симферополь стоит две тысячи рублей — и безопаснее.

Так что доступная среда в городе продолжает развиваться.http://primechaniya.ru/ 02.05.2016 invtravel

Как город Саки превращается в столицу инвалидов

Фото: Когда впервые попадаешь в Саки, трудно представить, что в этом маленьком провинциальном городишке с ужасными дорогами около четверти жителей — инвалиды-колясочники. Что заставляет людей перебираться из мегаполисов на периферию Крыма — выясняли «». Кирилл, 32 года, переехал из Москвы Я в санаторий сакский попал сразу после операции и реанимации.

Это было единственное место, где я мог и родных своих не напрягать, и здоровьем своим заниматься. Когда начинаешь в себя приходить, то видишь одного, второго, сотню таких же как ты. И понимаешь, что не одинок, начинаешь общаться.

Люди встречаются разные, с разными интересами и целями. Одни приезжают, снимают жилье и ходят на процедуры — активно занимаются реабилитацией.

Другие приезжают погулять, попить, повеселиться. Летом на улицах на колясках людей столько же, сколько ходячих — от мала до велика. Гуляют, общаются, знакомятся.

Жизнь кипит: тут и любовь, и драки.

Так что для меня Саки — это прежде всего общение и доступная среда. Я убежден, что лучшего места для проживания колясочников не найти. В Москве у меня была квартира — седьмой этаж, лифт, грязь и скверный климат.

А здесь, несмотря на то, что дороги плохие, ты можешь заехать куда хочешь: и в магазин, и на рынок, и в больницу, и в ресторан и в парикмахерскую. Климат опять же: равнина и море рядом. Из неприятных моментов — только ветер.

Но здесь я в середине февраля делаю фото, где газон зеленый, свободно выезжаю гулять на коляске.

В Москве о таком я мог бы только мечтать. А еще в Саках есть грязь — говорят, лучшая в мире — и соленое озеро. Но я считаю, что это второстепенно.

У меня в первый раз после третьего или четвертого сеанса грязевого спастика так усилилась, что меня выпрямило как бревно. И я сказал: «Я больше сюда ездить не буду, не надо». А вот ради чего стоит ехать — это ЛФК.

Здешние инструкторы — это люди еще той, советской закалки, выходцы из системы преподавания, в которой учили правильно делать лечебную физкультуру.

Эти люди болеют за свое дело. В больших городах, типа Москвы и Новосибирска, есть новые навороченные реабилитационные центры, оборудованные по последнему слову, но люди едут санаторий им.

Бурденко, где стоит коленоупор 74-го года. Потому что здесь рядом с тобой стоит человек, который реально может тебе помочь.

У города Саки — неофициальный статус города инвалидов. Если взять статистику, то на 20-22 тысяч населения тысяч пять инвалидов-колясочников здесь живет.

Раньше сюда в основном приезжали с Украины — из года в год одни и те же лица, которые по 15-20 лет уже в коляске и им особо, кроме общения, ничего не было нужно. Сейчас же едут разные люди — со свежими травмами, со своими интересами, увлечениями и планами. И город стал развиваться. Появился центр самореабилитации.

Рекомендуем прочесть:  Пенсия по инвалидности в 2020 году

Открылся сервис-центр для колясок. Если раньше на весь город был один «иван с кувалдой», которого тебе надо было сначала найти, а потом неделю ждать, когда он к тебе придет и починит, то сейчас без проблем — поломался, позвонил, они приехали и тебя забрали.

А коляску починили. Есть оборудованные пляжи: в санатории «» и при въезде в Евпаторию в частном пансионате.

Пожалуйста, приезжай, тебе помогут бесплатно: дадут шезлонг, в воду спустят.

Есть в Саках микроавтобусы с подъемником. На этом автобусе ты можешь отправиться куда угодно — один или с компанией. Даже на Тарханкут люди ездят, ныряют.

С самореализацией в Саках плохо — город маленький, люди странные. Меня когда спрашивают «как там в Саках?», я отвечаю: «где-то осень 88-го.». В апреле прошлого года я закончил строить маленький отель на 5 номеров, приспособленный для колясочников.

Здесь везде поручни, нет порогов, удобные кухни, санузлы — в общем, современное комфортное жилье. Приезжают люди, я общаюсь, знакомлюсь. 80% работающих — это Интернет: веб-дизайн, торговля, блоги.

Но встречаются разные варианты. Приезжал ко мне Вова из Перми.

Он практикующий психолог. Зарабатывает этим на жизнь, и ему хватает, чтобы приехать отдохнуть. Жениться сейчас собирается — на здоровой девушке.

Приезжал парень из Самары. Он ведет юридическую деятельность. Каждый день едет в офис на машине, пересаживается в коляску и работает. Он говорит, что с удовольствием купил бы себе дачу в Саках, чтобы приезжать на отдых, но переезжать из большого города насовсем не планирует.

Если бы не инвалиды, то Саки были бы никому не нужной, забытой деревней. А сейчас колясочников здесь много, поэтому возникают специфические потребности.

И при желании можно реализоваться в этой сфере. По крайней мере здесь больше вероятность познакомиться с людьми, которые смогут тебе помочь и подсказать, в каком направлении действовать. Татьяна, 39 лет, переехала из Киева Я разбилась в 2008 году, полгода в больнице лежала.

Проходила реабилитацию в Киеве в разных центрах.

И все советовали сакские грязи и санаторий им. Бурденко. Мы приехали с мамой за свой счет, купили курсовку и пробыли пару месяцев — и я поняла, что здесь продолжается жизнь.

До этого у меня были суицидальные мысли: я не верила, что я не буду ходить, не могла смириться.

Мама есть мама: она заботилась обо мне, поддерживала, а я капризничала и плохо себя вела. Вернулись домой, родители забрали меня из моей квартиры в свой частный дом. Папа сам сварил мне коленоупор, кушетку гимнастическую.

Но заниматься со мной было некому — родители сами уже пожилые и не совсем здоровые.

И в один прекрасный день папа сказал мне:

«Мы думали, что ты на старости лет ты будешь за нами ухаживать, а приходится заботиться о тебе»

. И я решила: ну чего там в Киеве киснуть, сидеть на голове у родителей и стонать?

Здесь в Саках я могу быть самостоятельной — поехать в магазин или в аптеку. Могу пообщаться с кем-то, хотя не сильно в этом нуждаюсь.

У меня есть собака, с которой я свободно сама гуляю.

Летом через день езжу на соленое озеро. Оно мне очень помогает. И в грязи я верю — на моей семилетней травме я уже могу почувствовать реальный результат.

Есть тренажерная площадка возле санатория Бурденко — туда езжу ноги покачать. Стараюсь разрабатывать суставы, держать себя в тонусе, чтобы не рассыпаться, пока не изобретут что-нибудь радикальное. Хотя бы для родителей сохраню себя как память, чтобы они не сильно расстраивались.

Я бы не сказала, что в Саках супер специалисты. Есть мыслящие люди, но многие из них уже из санаториев поуходили.

Методы исследования каменного века.

В санаториях о томографии знают как о явлении природы. Расшифровывать томограммы не умеют сами.

Боятся навредить, опасаются того, что пациент пострадает, и не назначают методы активной реабилитации. В Киеве с мозгами получше, с исследованиями. А инструктор ЛФК ко мне в прошлом году приезжал из Беларуси.

Там специалисты добросовестнее и дешевле, чем наши местные.

В Саках на инвалидах делают бизнес.

800 рублей в час стоит ЛФК — мыслимо ли это на пенсию 10 тысяч в месяц?

Колясочники год сидят в своих «клеточках», копят с пенсии, с того, что папы-мамы, бабушки-дедушки, друзья дадут. Потом приезжают сюда на месяц, чтобы устроить себе праздник.

А у местных создается впечатление, что инвалиды — очень богатые люди.

Но это глубокое заблуждение. В Саках цены на услуги по уходу очень высокие. На процедуры — ЛФК, грязи — тоже. Квартиры, оборудованные под коляски, стоят значительно дороже.

Четыре с половиной года я снимала жилье. Жила с братом, и мы сменили за это время около 15 квартир. А сейчас, наконец, купила свое.

С работой трудно. Я химик по образованию. Закончила университет им. Шевченко.

А после травмы в реабилитационном центре я познакомилась с хозяином киевского пиар-агентства.

И он проявил человеческое участие, помогал мне и предложил попробовать себя в журналистике. И я втянулась, проработала пиарщиком 5 лет — в области политики, финансов, банковского дела.

Сейчас с переводом денег появились проблемы, и после конвертации в рубли зарплата получается совсем маленькой. Поэтому работу эту я бросила. Ищу для себя что-нибудь новое.

Алексей, 34 года, переехал из Москвы В 23 года после окончания института я получил травму: нырнул и угодил в бочку с цементом.

Сломал шею. Остался наедине со своими родителями — это единственные люди, которые в этой ситуации не бросают. Хотя иногда бывают ситуации, что семьи распадаются и часто, например, отцы из семей уходят. Нужен был постоянный уход, реабилитация.

А у нас в стране часто бывают ситуации, когда люди берут деньги, осознавая, что реально помочь ничем не могут — много шарлатанов появляется. Мне при выписке из больницы врач сразу же посоветовал ехать в Саки — тут и реабилитация, и общение.

Я занялся компьютерами, интернет-магазины делал, увлекся фотографией, открыл фотостудию.

Но дом у меня не был не приспособлен для проживания инвалида. За шесть лет я всего около 40 раз был на улице. Почему переезжают Саки? Первое — это свобода передвижения.

Город на 80 процентов приспособлен для проживания инвалидов.

Возможно, приспособления выполнены не по ГОСТу, но те же пандусы в городе есть.

К нам приезжали специалисты по доступной среде из Москвы и Сочи и были в шоке, потому что даже на Параолимпийских играх они не видели такого количества людей на колясках.

Вторая причина — это необходимость довольно часто делать определенные процедуры. У людей с нарушением тазовых органов возникают проблемы со стулом.

Можно делать их дома, но тут в Саках есть возможность обратиться в санаторий, и там помогут. Третья причина — возможность ежедневно заниматься реабилитацией.

Кто посильнее, тот может выбрать себе какой-то вид спорта. Сейчас есть планы по развитию параолимпийского спорта. И в Саках нам [Виталий] Мутко пообещал помочь построить спортивный комплекс.

Четвертое — это отсутствие косых взглядов. Приезжая в Симферополь, я уже ощущаю, что на меня смотрят. Здесь этого нет. И комплексы исчезают.

Жители города абсолютно нормально относятся к инвалидам. Я здесь нашел спутницу жизни.

Мы вместе живем. И нет никакого осуждения, которое можно встретить в других городах. Тут мы на равных. Даже в очереди инвалида у нас не будут пропускать вперед.

И мне кажется, что это очень хорошо — помогает реабилитироваться психологически для нормальной повседневной жизни. А еще здесь есть поддержка и взаимопомощь.

Вот я говорил в начале о шарлатанах. Если бы я сразу попал с Саки, то мне бы здесь посоветовали к кому лучше обратиться, помогли бы найти нужного специалиста — здесь есть те, кто по 20-30 лет занимается реабилитацией инвалидов.

Раньше я занимался дизайном магазинов, показами мод — я товаровед по образованию.

И здесь в Саках я смог применить свои знания из прошлого.

Мы устраивали показы мод, в которых участвовали дети-беженцы из Краматорска, инвалиды-колясочники. Есть социальные проекты. В прошлом году в санатории имени Бурденко мы создали летний кинотеатр.

Сейчас добиваемся, чтобы нам сделали пандус на станции, чтобы мы могли свободно садится в электричку и выходить из нее в Симферополе и в Евпатории.

Это было бы намного дешевле для нас — сейчас арендовать машину в Симферополь стоит две тысячи рублей — и безопаснее.

Так что доступная среда в городе продолжает развиваться.

Выпуски программы

Популярное на сайте Обсуждаемые новости В Конституции предложили прописать, что зарплата депутатов не может быть выше средней по стране Протоиерей Смирнов заявил о бесполезности школьного образования для девочек (обновлено) В Екатеринбурге устроят салют в честь годовщины смерти Сталина Свежие комментарии Хорошее предложение. Очень только сожалею что действующая дума его отклонит большинством .

Так как большие деньги за которыми они пришли. Видимо наглость, жадность и беспринципность российских слуг народа можно ограничить только статьей в конституции, моральные нормы.

По поводу зарплаты- это хороший ход мыслей, но думаю это скорее для поднятия своего рейтинга, реальность такого исключена.

Если бы эта.

Алексей, 34 года, переехал из Москвы

В 23 года после окончания института я получил травму: нырнул и угодил в бочку с цементом.

Сломал шею. Остался наедине со своими родителями — это единственные люди, которые в этой ситуации не бросают.

Хотя иногда бывают ситуации, что семьи распадаются и часто, например, отцы из семей уходят.

Нужен был постоянный уход, реабилитация. А у нас в стране часто бывают ситуации, когда люди берут деньги, осознавая, что реально помочь ничем не могут — много шарлатанов появляется.

Мне при выписке из больницы врач сразу же посоветовал ехать в Саки — тут и реабилитация, и общение.

Я занялся компьютерами, интернет-магазины делал, увлекся фотографией, открыл фотостудию. Но дом у меня не был не приспособлен для проживания инвалида. За шесть лет я всего около 40 раз был на улице.

Почему переезжают Саки? Первое — это свобода передвижения.

Город на 80 процентов приспособлен для проживания инвалидов. Возможно, приспособления выполнены не по ГОСТу, но те же пандусы в городе есть.

К нам приезжали специалисты по доступной среде из Москвы и Сочи и были в шоке, потому что даже на Параолимпийских играх они не видели такого количества людей на колясках. Вторая причина — это необходимость довольно часто делать определенные процедуры. У людей с нарушением тазовых органов возникают проблемы со стулом.

Можно делать их дома, но тут в Саках есть возможность обратиться в санаторий, и там помогут. Третья причина — возможность ежедневно заниматься реабилитацией.

Кто посильнее, тот может выбрать себе какой-то вид спорта. Сейчас есть планы по развитию параолимпийского спорта.

И в Саках нам власти обещали помочь построить спортивный комплекс. Четвертое — это отсутствие косых взглядов. Приезжая в Симферополь, я уже ощущаю, что на меня смотрят.

Здесь этого нет. И комплексы исчезают.

Жители города абсолютно нормально относятся к инвалидам.

Я здесь нашел спутницу жизни. Мы вместе живем. И нет никакого осуждения, которое можно встретить в других городах. Тут мы на равных. Даже в очереди инвалида у нас не будут пропускать вперед.

И мне кажется, что это очень хорошо — помогает реабилитироваться психологически для нормальной повседневной жизни. А еще здесь есть поддержка и взаимопомощь. Вот я говорил в начале о шарлатанах.

Если бы я сразу попал с Саки, то мне бы здесь посоветовали к кому лучше обратиться, помогли бы найти нужного специалиста — здесь есть те, кто по 20-30 лет занимается реабилитацией инвалидов. Раньше я занимался дизайном магазинов, показами мод — я товаровед по образованию. И здесь в Саках я смог применить свои знания из прошлого.

Мы устраивали показы мод, в которых участвовали дети-беженцы из Краматорска, инвалиды-колясочники.

Есть социальные проекты. В прошлом году в санатории имени Бурденко мы создали летний кинотеатр. Сейчас добиваемся, чтобы нам сделали пандус на станции, чтобы мы могли свободно садится в электричку и выходить из нее в Симферополе и в Евпатории.

Это было бы намного дешевле для нас — сейчас арендовать машину в Симферополь стоит две тысячи рублей — и безопаснее. Так что доступная среда в городе продолжает развиваться.

minakovas

На картинке не Европа, и не Америка, а небольшой город Саки в Крыму.Саки — типичный южный город, застроенный советскими панельками и частным сектором. И это единственный на постсоветском пространстве город победивших инвалидов. На здешних улицах так много людей на колясках, и они ведут себя так непринужденно, что это бросается в глаза.

Разновидностей инвалидных колясок на одной улице здесь столько, что ни в Питере, ни в Москве за 20 лет не встретишь.Грязь из местного озера помогает излечивать заболевания опорно-двигательного аппарата. Сперва я подумал, что все эти люди приехали на лечение.Приглядевшись, я понял, что значительная часть инвалидов не похожа на туристов. Они выглядят как люди, которые живут здесь постоянно.

Некоторые даже торгуют на местном рынке. Под давлением большого наплыва инвалидов-курортников, которые в сезон приносят существенный доход, развилась небогатая, но все же пригодная среда и для появления на улице тех людей, которые в других городах нашей страны, включая столицы, вынужденно сидят по домам.Я говорю о критической массе.

Инвалиды в Саках невольно сотворили то, чего безуспешно пытаются добиться велосипедисты в российских городах. Когда у вас есть 500 постоянно проживающих колясочников на 25-тысячный город, и еще в два раза больше приезжает каждое лето, администрация вынуждена кряхтеть, но делать что-то практическое для этой группы граждан.Намного чувствительнее становится и бизнес.

Когда мимо твоего магазина ежедневно проезжает 50 инвалидов, отсутствие нормального пандуса просто лишает тебя дополнительных клиентов. На снимке — квартиры в первых этажах, приспособленные под сдачу инвалидам.Все оборудование мгновенно проходит проверку жизнью. Это несложно сделать и в городах с меньшей концентрацией инвалидов — достаточно тому, кто принимает конкретный объект, сесть в коляску и протестировать.

Однако в Саках процесс идет сам собой. Отчетливо видно, как в этом здании суда сперва зделали пандус «на отъебись».

То есть, просто залили бетоном ступени.

Однако ошибка была быстро исправлена — появился пологий металлический пандус с перилами.Инфраструктура, которую у нас любят создавать под патетическе лозунги «заботы об инвалидах» в реальности . Отсутствие барьеров дает профит многим другим социальным группам. В Саках, например, довольно много велосипедов.Коммунизм, однако, в двух шагах от центра заканчвается.

Если погулять по Сакам подольше, замечаешь, что в большинстве своем разбитые тротуары опасны даже для здоровых.Во многих местах тротуаров нет вовсе. Так что сакские водители привыкли, что в правом ряду почти всегда наяривает бодрый инвалид, и аккуратно объезжают его.Непонятно, как инвалиды-опорники добираются до Сак и вообще перемещаются на дальние расстояния. Большой низкопольный автобус?

— Нет, не слышали. Что внутренний, что междугородний транспорт — тесные переполненные маршрутки, куда даже с детской коляской трудно влезть.Да, на железнодорожной станции оборудован красивый въезд.Переезд через рельсы тоже кое-как осилили.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+