Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Формулировка приоритета в договоре

Формулировка приоритета в договоре

Формулировка приоритета в договоре

Хотелось бы узнать какие именно это приоритеты.


СОГЛАСНО гк рф существует свобода договора. Приоритеты должны указать с учетом специфики вашей организации.

ГК РФ Статья 421. Свобода договора Позиции высших судов по ст. 421 ГК РФ >>> 1. Граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

2. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

К договору, не предусмотренному законом или иными правовыми актами, при отсутствии признаков, указанных в пункте 3 настоящей статьи, правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются, что не исключает возможности применения правил об аналогии закона (пункт 1 статьи 6) к отдельным отношениям сторон по договору.

(в ред. Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ) (см. текст в предыдущей редакции) 3.

Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

КонсультантПлюс: примечание. Об условиях договоров, заключенных на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя до дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя, см. статью 21 Федерального закона от 30.11.1994 N 52-ФЗ. 4. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой. 5. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями, применимыми к отношениям сторон.

(в ред. Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ) (см.

текст в предыдущей редакции)

Чем руководствоваться в случае противоречий: договором или приложением к нему?

Закон не устанавливает приоритет договора либо приложения к нему. При наличии противоречий, например, в цене, стороны могут заключить дополнительное соглашение и урегулировать разногласия.

Однако в некоторых случаях изменение первоначального текста договора запрещено законом.

Например, при закупках по госконтракту.

Кроме того, нередки ситуации, когда противоречия обнаруживаются после исполнения договора. Для разрешения спора стороны обращаются в суд.

При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

При этом буквальное значение устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если не удается определить содержание договора, то выясняется действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

При этом принимаются во внимание все обстоятельства, что предшествовали договору: переговоры и переписку, практику, которая установилась во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Если и после этого не удается устранить разногласия, то толкование судом условий договора осуществляется в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия. Считается, что такой стороной было лицо, которое является профессионалом в соответствующей сфере, что требует специальных познаний.

Полный текст документа в КонсультантПлюс: Для пользователей офлайн версии: Вопрос: В договоре подряда цена договора указана меньше, чем в смете, являющейся приложением и неотъемлемой частью этого договора.

Чем руководствоваться, если условия договора противоречат условиям приложения? (Консультация эксперта, 2018) {КонсультантПлюс} Для пользователей онлайн версии: Вопрос: В договоре подряда цена договора указана меньше, чем в смете, являющейся приложением и неотъемлемой частью этого договора. Чем руководствоваться, если условия договора противоречат условиям приложения?

(Консультация эксперта, 2018) {КонсультантПлюс}

Пролонгация договора займа: формулировка в договоре, образец

О продлении срока действия договора займа нередко просят клиенты финансовых организаций, не имеющие возможности своевременно погасить долг.

Если кредитор согласен это сделать, он заключает с должником дополнительное соглашение, где прописывается новый срок исполнения обязательства. Пролонгация может быть предусмотрена непосредственно в договоре займа, однако, скорее всего, она потребует от заемщика уплаты дополнительной комиссии, например:

«В случае продления срока действия настоящего Договора Заемщик обязуется заплатить комиссию в размере 3% от общей суммы долга»

.

Рубрики: Tags: Понравилась статья? Подпишитесь на рассылку Первичные документы Первичные документы Первичные документы Первичные документы | 14:45 24 мая 2020 Первичные документы Первичные документы Первичные документы | 11:36 15 декабря 2014 Основные средства, Первичные документы Первичные документы Первичные документы Первичные документы Первичные документы Первичные документы Первичные документы | 12:47 26 февраля 2018 Первичные документы

Вход на сайт

Рубрика: Ответов: 10 Вы можете тему в список избранных и на уведомления по почте.

« Первая ← Пред.1

[e-mail скрыт] Беларусь, Могилёв Написал 6 Репутация:

20 ноября 2014, 11:34 Оценок нет Добрый день. Я не очень сильна в юридических терминах, поэтому прошу прощения за возможно некорректный вопрос.

Такая возникла ситуация: Есть транспортный заказ на перевозку груза, в котором срок оплаты указан 14 банковских дней.

И есть Договор на оказание транспортных услуг, в котором срок оплаты — 5 банковских дней.

Насколько я знаю, Договор имеет большую юридическую силу (или как это правильно назвать?). То есть при спорных вопросах, необходимо руководствоваться условиями Договора, а не заказа.

Я правильно понимаю? вот только мне нужно это написать грамотно со ссылками на нормативные акты, так как пытаюсь написать заявление в суд и не хочу, чтобы возникали спорные вопросы. Уважаемые юристы, подскажите, пожалуйста, как правильно написать, что срок оплаты должен составить 5 банковских дней, потому что договор важнее заказа. Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что:

Идет отправка уведомления.

[e-mail скрыт] Беларусь, Гродно Написал 3598 Репутация: 20 ноября 2014, 12:35 Договор — это не только бумажка, вверху которой написано «договор», а всякий документ, из которого вытекает волеизъявление обеих сторон на создание взаимных прав и обязанностей. Так что транспортный заказ также может быть договором, если в нем указаны и согласованы существенные условия договора перевозки. Поэтому вид документа не имеет определяющего значения для юридической силы.

Сильнее тот документ, который составлен позднее, т.е.

последним. Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления.

[e-mail скрыт] Беларусь, Могилёв Написал 6 Репутация: 20 ноября 2014, 12:40 Сергей писал(а):Договор — это не только бумажка, вверху которой написано «договор», а всякий документ, из которого вытекает волеизъявление обеих сторон на создание взаимных прав и обязанностей.

Так что транспортный заказ также может быть договором, если в нем указаны и согласованы существенные условия договора перевозки. Поэтому вид документа не имеет определяющего значения для юридической силы. Сильнее тот документ, который составлен позднее, т.е.

последним. А если они оба составлены в один день?

Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления.

[e-mail скрыт] Беларусь, Гродно Написал 3598 Репутация: 20 ноября 2014, 12:51 Тогда сторонам нужно урегулировать спорную ситуацию путем заключения нового договора по этому условию.

Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления.

[e-mail скрыт] Беларусь, Могилёв Написал 6 Репутация: 20 ноября 2014, 12:55 Сергей писал(а):Тогда сторонам нужно урегулировать спорную ситуацию путем заключения нового договора по этому условию.

Одна сторона на это не пойдёт. Как в таком случае рассчитывать количество дней просрочки платежа?

Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления.

[e-mail скрыт] Беларусь, Гродно Написал 3598 Репутация: 20 ноября 2014, 13:13 А никак.

При наличии двух противоречащих условий, имеющих равную силу, никуда вы от спора не денетесь. Если не урегулируете его добровольно — прямая дорога в суд.

Посмотрите, может, все-таки можно определить, какой документ рожден позднее, в часах и минутах?

Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления.

[e-mail скрыт] Беларусь, Могилёв Написал 6 Репутация: 20 ноября 2014, 14:03 Оххохо. Спасибо за помощь. Будем выяснять.

Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления.

[e-mail скрыт] Беларусь Написал 140 Репутация: 20 ноября 2014, 23:21 Сергей писал(а):Сильнее тот документ, который составлен позднее, т.е.

последним. да ладно, в гражданских отношениях есть такое правило? из каких же норм оно вытекает? Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления. [e-mail скрыт] РБ, Минск Написал 1 Репутация: 21 ноября 2014, 15:15 Ольга, если у вас в договоре есть формулировка «при наличии различий в условиях договора и транспортной заявки, приоритет будут иметь условия, согласованные стороны в транспортной заявке», то условия верно составленной трансопртной заявки (с печатями и подписями сторон) будут иметь приоритет по отношению к условиям договора.

[e-mail скрыт] РБ, Минск Написал 1 Репутация: 21 ноября 2014, 15:15 Ольга, если у вас в договоре есть формулировка

«при наличии различий в условиях договора и транспортной заявки, приоритет будут иметь условия, согласованные стороны в транспортной заявке»

, то условия верно составленной трансопртной заявки (с печатями и подписями сторон) будут иметь приоритет по отношению к условиям договора. Следовательно и условия оплаты, согласованные в транспортной заявке, будут иметь приоритет.

Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления.

[e-mail скрыт] Беларусь, Гродно Написал 3598 Репутация: 21 ноября 2014, 15:30 onefinansist писал(а):из каких же норм оно вытекает? Пожалуйста.Цитата:Статья 420. Основания изменения и расторжения договора 1.

Изменение и расторжение договора возможно по соглашению сторон Если достигнуто новое соглашение сторон, условия прежнего договора изменяются.

Я хочу обратить внимание модератора на это сообщение, потому что: Идет отправка уведомления.

« Первая ← Пред.1 Для того чтобы ответить в этой теме, Вам необходимо в систему или .

Как включить в договор условие об автоматической пролонгации

Самый удобный способ продления существующего контракта —автоматическая пролонгация, т. е. продление его действия на указанный срок. Когда заканчивается действие одного контракта, на следующий день вступает в силу новый на тех же условиях.

Если партеры не оговорили иное (п.

10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 г.

№ 59). Справка

Какая статья гражданского кодекса делает договор между юридическими лицами ничтожным, если в договоре существуют необратимые противоречия?

31 Октября 2016, 09:06, вопрос №1425557 Вадим, г. Орск Свернуть Консультация юриста онлайн Ответ на сайте в течение 15 минут Ответы юристов (2) 197 ответов 20 отзывов Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Юрист, г.

Москва Бесплатная оценка вашей ситуации Добрый день. Такие противоречия могут и не являться основанием для признания Договора ничтожным. В коммерческой практике существующие противоречия ведут к тому.

что Договор признается незаключенным или частично незаключеным.

А какой характер носит данное противоречие, то есть в чем заключается содержание?

31 Октября 2016, 09:45 0 0 135 ответов 19 отзывов Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Юрист, г.

Москва Бесплатная оценка вашей ситуации Добрый день.

А можно более подробно, какие противоречия есть в договоре? Именно такой нормы в законе нет.

В ГК РФ есть ст. 166 — 181, в которых указаны условия, при наличии которых сделка может быть признана недействительной.

Также есть статья 431 ГК РФ, согласно которой при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

31 Октября 2016, 09:50 1 0 Все услуги юристов в Москве Гарантия лучшей цены – мы договариваемся с юристами в каждом городе о лучшей цене.

Похожие вопросы 25 Августа 2017, 10:55, вопрос №1734069 01 Декабря 2015, 00:30, вопрос №1056755 02 Апреля 2017, 20:24, вопрос №1594319 18 Ноября 2015, 16:07, вопрос №1044179 05 Августа 2015, 09:10, вопрос №930200 Смотрите также

Последствия игнорирования пролонгации

Часто продлению договора необходимого внимания не уделяют.

Это способно привести к серьезным финансовым потерям. Достаточно простой, но яркий пример. Есть соглашение между двумя компаниями согласно поставке продукции.

В срок данное действие не происходит: поставщик передает товар уже по истечении его периода действия, момент о пролонгации преднамеренно или случайно был упущен.

Покупатель стоимость поставки не оплачивает, естественно, следует судебный иск о взыскании суммы и пени за задержку, но из суда приходит отказ. Данное судебное решение законно, в пользу него такие доводы:

  1. нормы договора, касательно пени и убытков уже не действуют, то есть и взыскивать ничего, не представляется возможным.
  2. срок действия соглашения истек, сроки, по оплате указанные в нем, не имеют юридической силы. То есть фактически получатель партии товара, вообще, может, никогда не заплатить;

Совет!

Для того чтобы избежать подобных проблем, даже с учетом приведенной ситуации поставщику следовало перед поставкой направить покупателю требования по оплате товара.

Пролонгация договора займа: образец

Продление договора займа может понадобиться, если заемщик не может вовремя вернуть долг. В дополнительном соглашении утверждают новый график платежей.

И указывают срок продления действующего договора займа. Возможность продления срока займа может содержаться в самом договоре. Это можно сделать двумя способами:

  1. Во-вторых, условие о продлении может формулироваться прямым текстом. В этом случае обычно предусматривается дополнительная комиссия. Формулировка может быть, например, такой: «В случае продления срока действия настоящего Договора Заемщик обязуется заплатить комиссию в размере 1,5% от общей суммы долга».
  2. Во-первых, указать штрафные санкции на случай просрочки платежа. Косвенно этот пункт указывает на возможность продления срока займа. Если заемщик готов выплатить повышенные проценты, он может пользоваться заемными средствами дольше,

Пример формулировок

Формулировки для продления на короткий срок: Наступление отмеченных обстоятельств автоматически продлевает документ на будущий год.

Документ с истёкшим периодом действия считается продленным на следующий год. при молчании сторон о его прекращении. Формулировка на случай долгого взаимодействия: Стороны могут многократно продлевать документ данным образом.

Итак, мы рассмотрели, как происходит пролонгация договора: формулировка в договоре (образец ниже) позволяет оставлять условия документа прежними.

Разъяснил, как по полкам разложил.

Толкование договоров и его алгоритмизация

Рецензия на доклад Алана Байрамкулова по теме «Толкование договора» (Публичная защита тезисов кандидатской диссертации институтом М-Логос) Я с большим интересом прочитал Алана Байрамкулова по теме «Толкование договора». Признаюсь, что жанр «рецензии» для меня несколько непривычен.

Не пытаясь выставлять оценки автору, который, несомненно, гораздо глубже меня знает тему, я попробую лишь сформулировать некоторые вопросы, которые у меня возникли в связи с прочитанным, а также свои скромные соображения на эту тему, которые, быть может, дадут повод для дальнейшего обсуждения. *** – . Вот тебе и слава! – Я не понимаю, при чем здесь «слава»?

– спросила Алиса. Шалтай-Болтай презрительно улыбнулся. – И не поймешь, пока я тебе не объясню, – ответил он. – Я хотел сказать: «Разъяснил, как по полкам разложил!» – Но «слава» совсем не значит: «разъяснил, как по полкам разложил!» – возразила Алиса.

– Когда я беру слово, оно означает то, что я хочу, не больше и не меньше, – сказал Шалтай презрительно. Льюис Кэролл Возможны два полярных взгляда на судебное толкование правовых формулировок, будь то формулировки закона или договора. Согласно одной точке зрения, толкование – это почти что точная наука.

Существует (во всяком случае, в некоторых юрисдикциях) стройная система правил, выработанная за столетия судьями и правоведами, позволяющая определить действительный смысл любой правовой формулировки.

Эта система состоит из множества правил или «канонов» толкования, каждый из которых применяется в той или иной ситуации.

Судья, умеющий пользоваться этой системой, на основании исходной формулировки, ее контекста и, возможно, каких-то других фактов приходит к единственно правильному ответу о смысле формулировки. А если судья допустит ошибку в своих рассуждениях, его может поправить вышестоящий суд. Согласно другой точке зрения, вся наука толкования является чистой воды шарлатанством.

Система правил толкования отнюдь не является «стройной»; напротив, она внутренне противоречива: на каждый канон толкования имеется «контр-канон» с прямо противоположным смыслом. Так, канону, предписывающему использование буквального значения слов и выражений, противостоит канон о необходимости учета реальных намерений авторов текста, будь то законодатель или стороны договора.

Оба канона в различных ситуациях активно используются судами всех юрисдикций. На самом же деле (по мнению приверженцев этой второй точки зрения) судья принимает решение по спорному вопросу на основании не каких-то правил толкования, а совсем иных резонов: всех фактов дела в совокупности; здравого смысла; тех или иных политико-правовых соображений; своего понимания справедливости; быть может, личных симпатий к одной из сторон спора; а то и дурного настроения, вызванного изжогой.

Когда же решение созрело, не составляет особого труда выбрать из множества противоречивых канонов те, которые ведут именно к этому решению, и записать их в мотивировку. Вышестоящий суд на основании тех же исходных данных вполне может придти к противоположному решению (например, у апелляционных судей не было изжоги); тогда он, отменяя решение нижестоящего суда, избирает для своей мотивировки противоположные каноны.

Таким образом, наука толкования правовых формулировок в действительности представляет собой искусство подгонки решения под наперед заданный ответ.

Выражаясь более академически, первая точка зрения предполагает, что толкование правовых формулировок является алгоритмическим процессом, а вторая – что неалгоритмическим. Быть может, истина лежит где-то посередине.

Сказать, что судьи вообще не обращают внимания на то, что написано в законе или договоре, было бы большим преувеличением.

Но и вряд ли можно утверждать, что судьи действительно толкуют правовые формулировки по раз и навсегда заданному алгоритму.

Английский лорд-судья Хофман в знаменитом деле Investors Compensation Scheme Ltd. v West Bromwich Building Society [1997] UKHL 28 (упоминаемом в рассматриваемой работе) охарактеризовал процесс толкования договора следующим образом. Interpretation is the ascertainment of the meaning which the document would convey to a reasonable person having all the background knowledge which would reasonably have been available to the parties in the situation in which they were at the time of the contract.

Таким образом, согласно лорду Хофману, установление смысла договора осуществляется судьей не на основании каких-либо формальных правил анализа текста, а путем «чтения мыслей» гипотетического «разумного лица», ознакомившегося с текстом договора и владеющего всеми фактами, доступными сторонам на момент заключения договора. Сославшись, помимо прочего, на процитированную выше герменевтическую дискуссию между Шалтаем-Болтаем и Алисой, лорд Хофман подчеркивает, что иной раз стороны по тем или иным причинам употребляют слова и выражения в смысле, радикально противоречащем их словарному значению (именно это и произошло в рассматривавшемся Палатой лордов деле). Тогда, по мнению лорда, суду следует уважить волю сторон.

Однако, отмечает он, здравый смысл подсказывает, что обычно все же подлежит применению именно словарное значение, поскольку люди нечасто делают лингвистические ошибки в формальных документах. Лорд Хофман также указывает, что по политико-правовым соображениям для целей толкования договора могут исключаться из рассмотрения некоторые факты (а именно, касающиеся предварительных переговоров сторон). Может показаться, что логика лорда Хофмана близка второй («неалгоритмической») точке зрения, за вычетом личных симпатий и изжоги.

Однако в действительности его логика состоит в отказе от традиционных схоластических правил толкования, основанных лишь на тексте договора, которые зачастую просто неработоспособны, и замене их на те реальные, хотя и не полностью формализуемые, соображения, которые надлежит использовать суду при разрешении спора. Вообще сама концепция права, как набора формальных правил, подлежащих применению судами при разрешении споров, является попыткой до некоторой степени алгоритмизировать эту имманентно неалгоритмическую деятельность (разрешение споров), а история развития права является историей постепенного повышения степени этой алгоритмизации. Свой вклад в этот эпический процесс вносит и рассматриваемая работа, в которой предлагается уточненный вариант некоторых правил толкования договоров, существующих в российском праве.

Автор анализирует пять подходов к толкованию договора.

1) Буквальное толкование. 2) Толкование с позиции стороны-адресата (субъективный подход).

3) Толкование с позиции разумного лица (объективный подход). 4) Толкование против составителя (contra proferentem). 5) Восполнительное толкование.

Последнее (добавление судом условий в договор на основании принципа добросовестности и т.п.), на мой взгляд, лишь с большим трудом может быть названо «толкованием», но об этом позже. *** Что же говорит о толковании договоров российское право?

ГК предлагает руководствоваться следующими правилами.

Статья 431. Толкование договора При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

(в ред. Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ) Эти правила удобно представить в виде алгоритма для установления содержания условия договора, исходящего из следующих параметров: текста условия (т.е.

содержащихся в нем слов и выражений), его контекста (т.е.

других условий и смысла договора в целом) и других обстоятельств (т.е.

с учетом цели договора, а также принимая во внимание предшествующие договору переговоры и проч.).

ПРОГРАММА содержание условия из текста, контекста и обстоятельств установить буквальное значение из текста ЕСЛИ буквальное значение определено ТО содержание условия = буквальному значению ИНАЧЕ установить буквальное значение из текста и контекста ЕСЛИ буквальное значение определено ТО содержание условия = буквальному значению ИНАЧЕ установить действительную общую волю из текста, контекста и обстоятельств содержание условия = действительной общей воле КОНЕЦ УСЛОВНОГО ОПЕРАТОРА КОНЕЦ УСЛОВНОГО ОПЕРАТОРА КОНЕЦ ПРОГРАММЫ (Знак равенства означает оператор присвоения переменной определенного значения.

Выражения «установить буквальное значение» и «установить действительную общую волю» мыслятся как обращение к неким внешним функциям, возвращающим значение в зависимости от конкретных входных данных. Эти функции имеют, по-видимому, неалгоритмический характер: их значение устанавливает судья на основании своего внутреннего убеждения.) Согласно этой норме, если буквальное значение условия договора существует, то устанавливать действительную волю сторон нет необходимости: содержание договора принимается соответствующим буквальному значению.

Автор – на мой взгляд, совершенно справедливо – считает этот подход слишком старомодным. Он, вслед за лордом Хофманом, а также законодателями Франции и Германии, предлагает считать определяющей не букву договора, а именно волю сторон, установив, однако, опровержимую презумпцию того, что воля сторон соответствует буквальному значению. Это значит, что в некоторых случаях содержание договора будет определяться из воли сторон, даже если буквальное значение условия существует (но с волей сторон не совпадает).

Иначе говоря, предлагается реализовать следующий алгоритм определения содержания условия (для краткости опускаем двухходовую процедуру, которая отвечает за установление буквального значения; она та же, что и в предыдущей программе). ПРОГРАММА содержание условия из текста, контекста и обстоятельств ЕСЛИ доказано, что действительная общая воля не соответствует буквальному значению ТО установить действительную общую волю из текста, контекста и обстоятельств действительная общая воля (вмененная) = действительной общей воле ИНАЧЕ установить буквальное значение [из текста или из текста и контекста] действительная общая воля (вмененная) = буквальному значению КОНЕЦ УСЛОВНОГО ОПЕРАТОРА содержание условия = действительной общей воле (вмененной) КОНЕЦ ПРОГРАММЫ (Очевидно, предполагается, что существуют способы доказать, что действительная общая воля не соответствует буквальному значению, не устанавливая конкретного содержания действительной общей воли и буквального значения.

«Вмененная» воля здесь означает волю, признаваемую судом для целей определения содержания договора, хотя и не обязательно совпадающую с реальной волей сторон.) Для достижения этой цели (т.е. реализации данного алгоритма) автор предлагает дополнить действующие правила ГК следующим «разъяснением» ВС (а в действительности, конечно, новой правовой нормой).

При толковании договора согласно ст. 431 ГК РФ судам следует учитывать, что буквальное значение содержащихся в договоре слов и выражений предполагается соответствующим действительной воле сторон, пока обратное не будет доказано заинтересованной стороной. Однако, как мне кажется, эта формулировка обозначенной выше цели не достигает.

По-видимому, смысл формулировки сводится к следующей модификации правил определения действительной общей воли сторон, то есть вменению сторонам «действительной общей воли» по следующему алгоритму. ПОДПРОГРАММА действительная общая воля (вмененная) из текста, контекста и обстоятельств ЕСЛИ доказано, что действительная общая воля не соответствует буквальному значению ТО установить действительную общую волю из текста, контекста и обстоятельств действительная общая воля (вмененная) = действительной общей воле ИНАЧЕ установить буквальное значение из текста и контекста действительная общая воля (вмененная) = буквальному значению КОНЕЦ УСЛОВНОГО ОПЕРАТОРА КОНЕЦ ПОДПРОГРАММЫ (Как правило, значение вмененной действительной общей воли сторон, согласно данному алгоритму, будет равно значению действительной общей воли сторон. Но, по-видимому, в определенных случаях процедура установления этого значения будет более экономной, так как суду не придется оценивать всего комплекса обстоятельств, а только лишь текст и контекст условия.

Исключением же из правила является случай, когда действительная общая воля сторон фактически не соответствует буквальному значению, но доказать это заинтересованной стороне не удалось.) Очевидно, однако, что простое добавление предложенного правила к записанному в статье 431 алгоритму установления значения условия договора не позволяет избавиться от приоритета буквального значения.

Если суду удастся установить буквальное значение формулировки условия на основании первого абзаца статьи ГК, то он определит содержание условия на основании этого буквального значения.

До определения действительной воли сторон в соответствии со вторым абзацем, будь то с предложенными автором усовершенствованиями или без таковых, суд просто не дойдет. Для достижения поставленных автором целей, на мой взгляд, потребовалось бы несколько иное «разъяснение», соответствующее приведенной выше алгоритмической схеме. Например, такое. При толковании договора судам следует учитывать, что ст.

431 ГК РФ не подлежит применению. Вместо нее применяется следующее правило.

Для определения содержания договора должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Если не доказано обратное, считается, что действительная общая воля сторон совпадает с буквальным значением условий договора.

Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Именно это правило реализует обсуждавшийся выше алгоритм.

Если же не пытаться замаскировать новеллу под «разъяснение», то придется править ГК.

*** Описанный в статье 431 алгоритм определения содержания условия договора включает функцию установления «действительной общей воли сторон» исходя из текста условия, его контекста и соответствующих обстоятельств. Содержание этой функции законом не расшифровывается. Возникает вопрос, нельзя ли и эту функцию хотя бы частично алгоритмизировать?

Как обсуждалось выше, лорд Хофман в подобной ситуации предлагал действовать, фигурально выражаясь, по системе Станиславского: судья должен перевоплотиться в среднестатистическое «разумное лицо», обладающее знанием всех фактов, разумных образом доступных сторонам на момент заключения договора («матрицы фактов», по выражению другого судьи, лорда Уилберфорса) и представить, как бы это лицо поняло смысл спорного условия.

Можно также попробовать перевоплотиться в сторону договора. Одна из проблем здесь в том, что у договора обычно две стороны. В которую же из них перевоплощаться судье?

Попробуем разобраться, следуя (в целом) изложению автора доклада.

Обычно одна из сторон («заявитель», в используемой автором терминологии) является автором спорного условия, а другая («адресат») его просто принимает. Казалось бы, это означает совпадение воль сторон по данному вопросу.

Однако в определении сторонами воль друг друга возможны ошибки. Воля стороны явлена другой стороне не непосредственно, а через адресованные этой другой стороне внешние проявления, которые именуются «волеизъявлением»: написанные или произнесенные слова, а также жесты и прочие волевые действия.

Именно волеизъявление воспринимается второй стороной, и лишь оно имеет значение для установления содержания договора. Дневник первой стороны, где она раскрывает свои потаенные мысли о значении формулировок заключенного ею договора, вряд ли должен впоследствии приниматься судом в расчет при установлении содержания условий договора. Вторая сторона договора (адресат), восприняв волеизъявление первой стороны (заявителя), мысленно реконструирует волю первой стороны.

Если реконструированная таким образом воля заявителя совпадает с волей адресата, адресат принимает данное условие, совершая тем самым свое волеизъявление. Может случиться, что адресат некорректно реконструировал волю заявителя.

Тогда договор заключен, но воли сторон не совпадают. (Будем считать, что расхождение недостаточно серьезное, чтобы признать договор недействительным ввиду существенного заблуждения.) Впоследствии может возникнуть спор, в котором каждая сторона будет настаивать на своем значении спорного условия. Может также случиться, что воли сторон совпали, но впоследствии одна из сторон по каким-то причинам передумала и объявила, что ее воля была другая.

Тогда тоже возникнет спор о значении условия. Судам необходимо разрешать такие споры, устанавливая содержание спорного условия, обязывающее для обеих сторон. Как же это сделать? Общий рецепт, обсуждаемый в рассматриваемой работе, состоит в том (в моей формулировке), что судья должен мысленно встать на место адресата и повторить процесс реконструкции воли заявителя с учетом известных на тот момент адресату фактов.

Полученный в результате такой реконструкции ответ и будет содержанием спорного условия.

Однако «встать на место адресата» можно по-разному.

Можно попытаться перевоплотиться в самого адресата («субъективный подход» к толкованию договора, в используемой автором терминологии).

Смысл субъективного подхода состоит в установлении действительной воли сторон договора.

Субъективный подход к толкованию договора направлен на установление действительной воли сторон в отношении спорного условия договора. При установлении такой воли решающее значение имеет то обстоятельство, что сторона-адресат знала или не могла не знать о содержании воли стороны-заявителя. А можно перевоплотиться в «разумное лицо», стоящее на месте адресата («объективный подход», согласно автору).

А можно перевоплотиться в «разумное лицо», стоящее на месте адресата («объективный подход», согласно автору). Объективного подход выявляет «разумную волю сторон», являющуюся лишь юридической фикцией.

Объективный подход к толкованию договора направлен на установление разумной воли сторон, которая охватывает наиболее вероятное значение спорного условия договора исходя из понимания разумного лица (среднестатистического контрагента), действующего в том же качестве и при аналогичных обстоятельствах, что и сторона-адресат. Отметим, что «подход лорда Хофмана» тоже предполагает перевоплощение в разумное лицо, но в его формулировки нет речи о том, что оно должно встать на место «стороны-адресата»: суд толкует договор с позиции разумного лица, владеющего информацией, разумно доступной сторонам (но не стоящего на месте какой-либо из сторон).

Из субъективного подхода (в определении автора), в частности, следует, что если заявитель, скажем, использовал какое-то слово в несловарном значении, и адресат об этом знал, то применяется несловарное значение. Так, если составитель договора по каким-то причинам написал «красный», имея в виду «зеленый», а адресат знал об этом и подписал договор, то адресат обязан впоследствии (например) принять зеленый автомобиль, а не ссылаться на то, что в договоре написано «красный».

(Правда, факт такого знания доказать обычно довольно сложно.) Казалось бы, субъективный подход выглядит более правильным, ведь суду следует уважить действительную волю сторон.

Однако на практике выявление действительной (субъективной) воли сторон может оказаться затруднительным, а объективный подход технически проще. Кроме того, объективный подход по очевидным причинам предпочтительнее, если от толкования договора зависят права третьих лиц, полагавшихся на соответствующую формулировку. Вывод автора: суды должны использовать «оба подхода».

Автор предлагает следующую формулировку «разъяснения». Договор должен толковаться с учетом действительной общей воли сторон. Если будет установлено, что воля одной из сторон была направлена на придание договору определенного значения и в момент заключения договора другая сторона не могла не знать об этом, договор толкуется в соответствии с таким значением.

Если действительная общая воля сторон не может быть выявлена, договор должен толковаться в соответствии со значением, которое разумные лица на месте сторон придавали бы договору. По-видимому, второе предложение призвано выражать субъективный подход, а третье – объективный.

Некоторые сомнения у меня вызывает выражение «на месте сторон». На месте какой именно из сторон? Если следовать определению «объективного подхода», данному в работе, то адресата. Если следовать правилу, сформулированному лордом Хофманом, то вставать на место какой-либо из сторон вовсе не нужно. Стоять же сразу на двух местах довольно затруднительно.

Стоять же сразу на двух местах довольно затруднительно.

Формулировка DCFR в этом смысле представляется более удачной (там в качестве «субъективного подхода» применяется вариант формулы лорда Хофмана). К тому же формулировка DCFR покрывает случай, упомянутый автором в тексте доклада, но не отраженный в авторском «разъяснении», а именно, когда третье лицо полагалось на естественное значение формулировки договора. Section 1: Interpretation of contracts II.–8:101: General rules (1) A contract is to be interpreted according to the common intention of the parties even if this differs from the literal meaning of the words.

(2) If one party intended the contract, or a term or expression used in it, to have a particular meaning, and at the time of the conclusion of the contract the other party was aware, or could reasonably be expected to have been aware, of the first party’s intention, the contract is to be interpreted in the way intended by the first party. (3) The contract is, however, to be interpreted according to the meaning which a reasonable person would give to it: (a) if an intention cannot be established under the preceding paragraphs; or (b) if the question arises with a person, not being a party to the contract or a person who by law has no better rights than such a party, who has reasonably and in good faith relied on the contract’s apparent meaning. На алгоритмическом языке это, с небольшими сокращениями формулировок, выглядит следующим образом.

ПРОГРАММА содержание условия ЕСЛИ адресат знал или должен был знать волю заявителя ТО содержание условия = содержание условия, соответствующее воле заявителя КОНЕЦ УСЛОВНОГО ОПЕРАТОРА ЕСЛИ содержание условия не определено ИЛИ затронуты ли интересы третьего лица ТО содержание условия = содержание условия, соответствующее пониманию разумного лица КОНЕЦ УСЛОВНОГО ОПЕРАТОРА КОНЕЦ ПРОГРАММЫ Сравним этот алгоритм с теми, что предусмотрены действующей редакцией статьи 431 и ее модификацией, описанной в предыдущем разделе.

Данный алгоритм является альтернативой им обоим. Алгоритм статьи 431 отдает приоритет буквальному значению условия и лишь в случае невозможности его установления предлагает установить действительную волю сторон.

Модифицированный авторский вариант из предыдущего раздела, по существу, отождествляет значение условия с действительной волей сторон (при этом вводя презумпцию того, что она совпадает с буквальным значением условия). Рассматриваемый в этом разделе алгоритм (как в авторском варианте, таки в варианте DCFR) отдает приоритет действительной воле сторон и детализирует процедуру ее установления (презумпции буквального значения при этом не вводится), но дополнительно учитывает возможность того, что установить действительную волю сторон окажется невозможным. В этом случае содержание условия определяется через понимание разумного лица (предположительно основанное, как правило, на буквальном значении).

Правило разумного лица применяется также в случае, когда затронуты интересы третьих лиц.

Очевидно, что рассматриваемое правило, как и правило из предыдущего раздела, несовместимо с алгоритмом статьи 431, а потому не может быть введено путем ее «разъяснения». *** Знакомое многим правопорядкам правило, известное под латинским названием contra proferentem, гласит, что в случае неопределенности условие, если оно не выработано в ходе совместных переговоров сторон, интерпретируется против той стороны, которая составила формулировку условия.

Российский вариант правила содержится в знаменитом постановлении Пленума ВАС о свободе договора. 11. При разрешении споров, возникающих из договоров, в случае неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора, в том числе исходя из текста договора, предшествующих заключению договора переговоров, переписки сторон, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, а также последующего поведения сторон договора (статья 431 ГК РФ), толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия. Пока не доказано иное, предполагается, что такой стороной было лицо, являющееся профессионалом в соответствующей сфере, требующей специальных познаний (например, банк по договору кредита, лизингодатель по договору лизинга, страховщик по договору страхования и т.п.).

Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» На алгоритмическом языке это выглядит примерно так.

ПОДПРОГРАММА содержание условия contra proferentem ЕСЛИ одна из сторон является профессионалом И не доказано, что профессионал не является составившей условие стороной ТО содержание условия contra proferentem = содержание условия в истолковании против профессионала ИНАЧЕ содержание условия contra proferentem = содержание условия в истолковании против составившей условие стороны КОНЕЦ УСЛОВНОГО ОПЕРАТОРА КОНЕЦ ПОДПРОГРАММЫ Сравним это с формулировкой DCFR.

Согласно DCFR, правило contra proferentem также распространяется на случай, когда условие было включено в текст договора в результате «доминирующего влияния» стороны, даже если она сама это условие не составляла. Никаких специальных презумпций авторы DCFR не вводят. II.–8:103: Interpretation against supplier of term or dominant party (1) Where there is doubt about the meaning of a term not individually negotiated, an interpretation of the term against the party who supplied it is to be preferred.

(2) Where there is doubt about the meaning of any other term, and that term has been established under the dominant influence of one party, an interpretation of the term against that party is to be preferred.

На алгоритмическом языке: ПОДПРОГРАММА содержание условия contra proferentem ЕСЛИ условие не выработано в ходе переговоров ТО содержание условия contra proferentem = содержание условия в истолковании против составившей условие стороны ИНАЧЕ ЕСЛИ условие включено в договор в результате доминирующего влияния стороны ТО содержание условия contra proferentem = содержание условия в истолковании против указанной стороны КОНЕЦ УСЛОВНОГО ОПЕРАТОРА КОНЕЦ ПОДПРОГРАММЫ Это правило является дополнением к тем правилам, которые обсуждались выше (или их аналогам в других правопорядках), и применяется оно, только если после применения указанных правил осталась неясность в содержании условия. Для его реализации в конец основного алгоритма, предназначенного для определения содержания условия договора, следует добавить следующий блок.

ЕСЛИ условие не определено ТО содержание условия = содержание условия contra proferentem КОНЕЦ УСЛОВНОГО ОПЕРАТОРА Политико-правовые основания этого правила понятны: именно сторона, писавшая договор (или под доминирующим влиянием которой в него было включено данное условие), должна была позаботиться о его ясности.

Вопреки мнению автора, я не уверен, что целью данного правила является защита «экономически собой стороны». Скорее целью является стимулирование составителей договоров выражать свои мысли ясно. Согласно обоим процитированным вариантам правила, если «слабая» сторона самостоятельно написала договор (и это доказано), то договор будет толковаться против слабой стороны.

Автор предлагает усовершенствовать российское правило следующим образом. [П]ри применении указанного выше разъяснения ВАС РФ в отечественной судебной практике необходимо, помимо установления авторства спорного условия, устанавливать экономическое соотношение сторон.

Смысл этого тезиса не вполне ясен. «Установить экономическое соотношение» сторон, конечно, можно, но «указанное разъяснение» не придает этому соотношению какого-либо правового значения. Какое же именно значение предлагается ему придать?

Как новое правило будет соотноситься со старым? Что если слабая сторона составила договор? Можно предположить, автор предлагает дополнить российский алгоритм толкования условий договора contra proferentem следующим блоком, обеспечивающим окончательное переопределение содержания условия в пользу слабой стороны.

ЕСЛИ одна из сторон является слабой ТО содержание условия contra proferentem = содержание условия в истолковании в пользу слабой стороны КОНЕЦ УСЛОВНОГО ОПЕРАТОРА Это положение действительно выгодно «слабой стороне». Но я не уверен, что ее интересы нужно защищать таким образом. Нелогично наказывать сторону, пусть даже «экономически сильную», за двусмысленность формулировки, по собственной инициативе сочиненную другой стороной, пусть даже «экономически слабой».

В этом смысле формулировка DCFR выглядит более взвешенно. *** Больше всего вопросов у меня вызывает концепция «восполнительного толкования», то есть добавления судом условий в договор путем «толкования» последнего. Само понятие «пробела» в договоре, подлежащего «восполнению», выглядит довольно загадочно.

Если в договоре не хватает существенного условия, он просто не заключен, и «восполнять» это условие вряд ли стоит. Если же речь идет о несущественном условии, то тоже не очень понятно, зачем нужно его «восполнять». Договор заключен, его существенные условия определены, пусть стороны исполнят предусмотренные этими условиями обязательства или понесут ответственность.

Почему суд должен навязывать им еще что-то сверх этого? Например, Иванов и Петров договорились, что в понедельник Иванов привезет Петрову мешок картошки, а Петров ему за это заплатит 1000 рублей. Это вполне типичный договор купли-продажи, все его существенные условия согласованы сторонами.

Стороны не включили в свой договор множество разнообразных условий, которые они в принципе могли бы туда включить, но которые не являются существенными для заключения данного типа договора. Значит ли это, что в договоре есть «пробелы», нуждающиеся в «восполнении»?

Не уверен. Так, стороны не согласовали конкретное время доставки, сорт картофеля, цвет мешка и т.п. Пробелы в договоре? Нет, это просто означает, что Иванов может привезти картофель в понедельник в любое время, любого сорта и в мешке любого цвета.

Стороны не оговорили, что картофель не должен быть гнилым. Пробел? Нет, ведь данный вопрос урегулирован (диспозитивной) нормой права о надлежащем качестве товара. Стороны не определили точный вес картофеля или объем мешка.

Пробел? Думаю, что нет. Очевидно, продавец обязан привезти такой мешок, в каких обычно продают картофель в данной местности, а если у Иванова и Петрова давняя история коммерческих отношений, то такой мешок, в каком продавец обычно привозит картошку этому покупателю.

Если это и толкование договора, то вряд ли «восполнительное»: речь идет не о добавлении недостающего условия, а об установлении значения существующего. Стороны не оговорили, что картошку нужно привезти в понедельник днем (в рабочее время), а не среди ночи. Однако, несомненно, они имели это в виду, как само собой разумеющееся: все так всегда делают.

Если одна из сторон потом станет утверждать обратное, суд вряд ли ей поверит (разве что Иванов докажет, что он всегда привозил Петрову картошку по ночам). По-видимому, лишь в подобных случаях можно в некотором смысле сказать, что в договоре изначально имеется «пробел», «восполняемый» впоследствии судом. Чем же восполняется такой пробел?

Здесь возможны два подхода. С одной стороны (английский подход), можно считать, что, хотя соответствующих слов сторонами и не произносилось, договор сторон, понимаемый как правоотношение, изначально включает подразумеваемое условие (implied term) о доставке в рабочее время.

Ведь именно такова была общая воля сторон, пусть даже не выраженная ими явно.

Пробел заполняется подразумеваемым условием договора. С другой стороны (немецкий подход), можно считать, что обязанность доставки товара именно в рабочее время предписывается нормой права о добросовестном исполнении обязательства с учетом обычаев оборота (ст. 242 ГГУ). Пробел заполняется нормой права.

При любом из двух упомянутых подходов правоотношение, существующее между сторонами, изначально предписывает доставку картошки в рабочее время.

«Пробела» в договоре-правоотношении нет. Можно говорить лишь о пробеле в тексте договора (не обязательно в документе, так как договор может быть устным).

При любом походе, если Иванов привез картошку ночью, а Петров не стал ее принимать, суд решит спор в пользу Петрова. Однако насколько корректно говорить, что это решение основано на «восполнительном толковании» договора?

Суд определил обязанности сторон договора на основании конкретных обстоятельств и принципа добросовестности. Пусть даже мы считаем это «восполнением» договора, нужно ли считать это его «толкованием»? Для сравнения рассмотрим формулировку DCFR.

II.–9:101: Terms of a contract (1) The terms of a contract may be derived from the express or tacit agreement of the parties, from rules of law or from practices established between the parties or usages.

(2) Where it is necessary to provide for a matter which the parties have not foreseen or provided for, a court may imply an additional term, having regard in particular to: (a) the nature and purpose of the contract; (b) the circumstances in which the contract was concluded; and (c) the requirements of good faith and fair dealing.

(3) Any term implied under paragraph (2) should, where possible, be such as to give effect to what the parties, had they provided for the matter, would probably have agreed. (4) Paragraph (2) does not apply if the parties have deliberately left a matter unprovided for, accepting the consequences of so doing.

По-видимому, первый пункт здесь можно охарактеризовать как определение содержащихся в договоре-правоотношении условий (в том числе в силу молчаливого согласия сторон, норм права, обычаев оборота и истории отношений сторон).

Второй же пункт можно охарактеризовать как «восполнение» недостающих условий судом (на основе природы и цели договора, обстоятельств его заключения и принципа добросовестности). Авторы DCFR подчеркивают, что такое восполнение может производиться лишь в исключительных случаях: суд не должен с легкостью переписывать договор на основании своих собственных идей. Как поясняется в комментариях, слово «necessary» в формулировке призвано выполнять две функции.

Во-первых, «восполнение» не должно производиться, если вопрос урегулирован другими условиями. Во-вторых, «восполнение» должно производиться, только если без него договор неработоспособен или баланс интересов сторон грубо нарушается. First it makes it clear that the power under paragraph (2) cannot be exercised if the matter is already regulated by a term derived from any of the sources mentioned in paragraph (1).

Secondly, it indicates that the court should not exercise its power merely to “improve” the operation of the contract. It will be for the court to decide whether an additional term is necessary, having regard in particular to the factors mentioned in paragraph (2).

One criterion will be whether the contract would be workable without the term but that is not an exclusive criterion. There may be cases where the contract as a whole would be workable after a fashion without the additional term but where some particular aspect of it is unregulated and where the lack of regulation causes an obvious problem or gross distortion in the balance of the contract.

Отметим, что проблема «восполнения» договора обсуждается в разделе DCFR о содержании и действии договоров, а не в разделе об их толковании. В разделе о толковании лишь указывается, что такое дополнение договора «иногда называется» «восполнительным толкованием» (ergänzande Auslegung), после чего читателя отсылают к другому разделу. Дело, конечно, не в названии.

Но, как мне кажется, такая терминология («восполнительное толкование») может создать у судей ложные ориентиры в отношении того, как следует подходить к решению спора. Рассмотрим предложенную автором формулировку «разъяснения».

Если в результате толкования условий договора согласно ст. 431 ГК РФ судом будет установлено, что стороны не согласовали условие, необходимое для определения их прав и обязанностей, договор восполняется положением, о котором стороны могли бы договориться, если бы предусмотрели его в отношении данного вопроса.

При определении того, какое условие является соответствующим, должны быть помимо прочего приняты во внимание общая воля сторон, цель договора, практика, установившаяся во взаимоотношениях сторон, а также требования добросовестности и разумности.

На алгоритмическом языке это можно записать как программу определения прав и обязанностей сторон договора, исходя из текста договора, а также общей воли сторон и обстоятельств (цель договора и проч.).

ПРОГРАММА права и обязанности сторон из текста договора, общей воли сторон и обстоятельств установить, согласовано ли необходимое условия ЕСЛИ установлено, что необходимое условие не согласовано ТО определить соответствующее условие из текста договора, общей воли сторон и других обстоятельств восполнить текст договора соответствующим условием определить права и обязанности сторон из восполненного текста договора и обстоятельств ИНАЧЕ определить права и обязанности сторон из текста договора и обстоятельств КОНЕЦ УСЛОВНОГО ОПЕРАТОРА КОНЕЦ ПРОГРАММЫ Судя по формулировке, судья, видимо, должен вначале проанализировать договор и обнаружить, что в нем отсутствует «необходимое» условие. Это понятие, впрочем, автором не определено и не разъяснено (в отличие от авторов DCFR), так что методика такого установления не вполне ясна.

После этого судья должен придумать некое дополнительное условие, исходя из гипотетической воли сторон (с учетом целей договора, истории отношений сторон, требований добросовестности и др.), и добавить его в договор.

На самом деле, как мне кажется, все происходит ровно наоборот.

Судья принимает решение по спорному вопросу, определяя права обязанности сторон договора с учетом текста договора, цели договора, истории отношений сторон, требований добросовестности и др.

И лишь затем прикидывает, не стоит ли облечь эти права и обязанности в формат «виртуального» положения договора сторон, которое якобы получено «толкованием» договора.

Так что я бы обо всем этом написал проще.

При определении прав и обязанностей сторон договора должны быть, помимо прочего, приняты во внимание общая воля сторон, цель договора, практика, установившаяся во взаимоотношениях сторон, а также требования добросовестности и разумности.

Определенные таким образом права и обязанности суд может сформулировать, восполнив договор соответствующим им условием.

На алгоритмическом языке это записывается примерно так. ПРОГРАММА права и обязанности сторон из текста договора, общей воли сторон и других обстоятельств определить права и обязанности сторон из текста договора, общей воли сторон и других обстоятельств определить соответствующее условие из прав и обязанностей сторон восполнить договор соответствующим условием КОНЕЦ ПРОГРАММЫ Последние две строки программы, разумеется, избыточны, так как после установления прав и обязанностей сторон уже нет особого смысла править договор.

Это тавтологическое правило, конечно, не повышает уровня алгоритмизации принятия решения судом.

Но и предложенное автором правило, как мне кажется, его тоже не повышает, поскольку не соответствует реальному процессу принятия решения судьей. *** В заключение еще раз подчеркну, что доклад, несмотря на возникшие у меня вопросы, показался мне полезным и интересным. Во всяком случае, он заставляет задуматься о вопросах толкования договора и, на мой взгляд, намечает верные направления развития российского права в этом отношении.

О конкретных же формулировках можно и нужно спорить.

См., например: Llewellyn K.N.

Remarks on the Theory of Appellate Decisions and the Rules or Canons about how Statutes are to be Construed // Vanderbilt Law Review.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+