Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Семейное право - Дети трахнули мамку читать секс

Дети трахнули мамку читать секс

Дети трахнули мамку читать секс

Читать онлайн «Сборник инцестов [СИ]» автора Oldman — RuLit — Страница 61

Загрузка. Отец, тоже не отвлекаясь от наблюдения, наощупь небрежно сунул член в маму сразу попав в нужное место. Еще бы, не хватало ему промахнуться после стольких-то лет семейной жизни! Я покосился на Олжаса. Он открыв рот смотрел на моих родителей забыв про трио вдалеке.

Ну конечно, здесь, если приглядеться, можно было разглядеть даже волоски на натянувшихся вокруг члена маминых губках. К тому же отцовы сильные толчки сопровождались мамиными невероятно эротичными вздохами, тихими, но от того не менее возбуждающими.

Отвлекшись, я пропустил момент когда трио впереди закончило свою оргию.

Тетка, расставив ноги, сосредоточенно вытирала промежность а мужики застегивали брюки. Покончив с гигиеной, тетка подхватила мужиков под руки и поволокла прочь.

Моим же до конца было еще далеко. Отец не торопясь резкими толчками вгонял в маму член, медленно потом вынимая.

Мама, увидев что троица ушла, позволила себе стонать чуть громче и нагнулась еще ниже, вцепившись в стоящую перед ней сосну. В таком положении нам еще лучше было видно как толстый отцовский член, влажно блестя, входит в нее. Рядом со мной громко сопел Олжас. На мгновение отвлекшись, я бросил взгляд на его пах, увидев там вполне ожидаемое — руку, мнущую огромный бугор на штанах.

На мгновение отвлекшись, я бросил взгляд на его пах, увидев там вполне ожидаемое — руку, мнущую огромный бугор на штанах. Мама негромко вскрикнула дождавшись оргазма. Как я знал из собственного опыта сейчас ее влагалище несколько раз сильно сжало находящийся в нем член.

Отец замер, прижавшись к ней, постоял так с минуту и выдернул уже не прежнего гордо торчащего красавца а уныло повисшую сардельку. Мы неслышно отступили назад и отойдя на десяток шагов чуть не бегом бросились к санаторию.

Еще не хватало встретится с отцом и мамой в парке и навести их на ненужные подозрения. — Трахаться-то как хочется! — Олжас скривился и в очередной раз потер пах рукой когда мы оказались в его номере.

— Подрочи. . — порекомендовал я ему веками проверенный способ.

Мне тоже хотелось, но благодаря тетке не настолько сильно. Я вполне мог потерпеть до вечера, пока отец уедет а мы с мамой ляжем спать. — Вот еще! — возмутился Олжас — Надо мать найти.

Где хоть она ходит? — Да здесь где-то наверное. Ты же сам должен знать где она обычно бывает.

— Пошли поищем. — предложил он.

Обойдя все места, которые его мать когда-либо упоминала и нигде ее не обнаружив Олжас начал понимать что здесь что-то не так. — Суббота. — объяснил я ему причину неудачи.

— Выходной же! Процедур нет, так что с обычными днями не сравнивай.

— А что ж делать? — заныл он — Я сейчас точно кого-нибудь изнасилую! — Только не меня! — Ты не в моем вкусе, успокойся!

Вон ее лучше! — Олжас указал на какую-то тетку, в одиночестве направлявшуюся в парк. — Не-не-не, не надо, она страшная!

Пойдем лучше в номер! — я потащил его в здание, оберегая от необдуманных поступков. — Может еще поищем? — сопротивлялся он.

— Где? Везде уже были. Пошли-пошли, лучше в карты перекинемся. Карты отвлекли Олжаса на какое-то время. Его мать все не возвращалась.

Перед ужином я сбегал к своим, надеясь что за время моего отсутствия он все же подрочит и успокоится.

Мама с отцом и теткой сидели у нас.

Отец собирался уезжать, а женщины уговаривали его остаться на ужин, потому что им, видите ли, без него будет скучно.

А вот после ужина пусть едет куда хочет. Отец еще отказывался, но по нему было видно что останется. — Хорошо, только я за рулем, пить не буду! — в конце концов согласился он. А и не надо! — обрадовалась тетка — Пить мы и сами можем, правда. Нин? Мама согласно покивала. Поняв что не особенно здесь нужен, я вернулся к Олжасу.
Нин? Мама согласно покивала. Поняв что не особенно здесь нужен, я вернулся к Олжасу.

По его виду было понятно, что моим отсутствием он не воспользовался. — Пошли жрать! — потребовал я.

— Пошли. В столовой народу оказалось необычно много. Видимо многие решили отметить выходной подобающим образом.

Некоторые компании судя по всему сидели здесь еще с обеда. Мы, по малолетству еще не привыкшие к шумным и длительным застольям, быстренько перекусили и направились к лестнице. Олжас все время вертел головой, выискивая мать, но как и раньше безуспешно.

На полпути нам встретились спускающиеся отец с мамой и теткой. Я отрапортовал что мы уже поели, а Олжас старательно смотрел в пол не поднимая глаз.

Зато потом долго провожал глазами спускающуюся по ступенькам маму покачивающую обтянутым узкими джинсами задом.

А может и тетку — та тоже вырядилась не менее соблазнительно. Я не стал ему мешать. Наконец мои родственники скрылись из виду и мы двинулись дальше. Часть Третья — Ребята! Можно вас на минутку?

— обратился к нам какой-то мужик на лестничной площадке третьего этажа. Площадка, как и все в этом здании, размером была намного больше средней и если бы нас не окликнули мы бы так и свернули на свой этаж никого не заметив.

Теперь же мы остановились, повернувшись на голос.

У противоположной стены, перед лестницей наверх, покачиваясь, стоял мужчина в костюме и при галстуке поддерживая свою даму.

Дама, в настоящем вечернем платье до пола, с оголенной спиной, тяжело опиралась на него и глядела куда-то вбок. Мы подошли. При ближайшем рассмотрении оба оказались пьяны, причем если мужик еще как-то держался, то тетка была вообще никакая. — Ребята, вы мне не поможете?

— попросил мужик — Надо ее до номера довести, а я один больше не могу. Мы на четвертом живем, один пролет остался. Несмотря на то что женщина была довольно худенькой и ростом не выше нас, мужик тоже габаритами не отличался и на мой взгляд даже удивительно как они сюда-то добрались.

Скорее всего, поначалу она хоть как-то шла сама, а теперь и на это не способна.

— Конечно поможем! — Олжас с готовностью поднырнул под ее руку, подставляя шею.

Я сделал то же самое с другой стороны. Таким образом, мужик оказался вовсе не у дел и плелся сзади, бормоча.

— Вы, ребят, извините что отвлек. но я ее в самом деле не дотащу.

У нас годовщина сегодня. пятнадцать лет. ик! . со дня свадьбы. Решили вот отметить. да перебрали. Мы вообще-то непьющие, вот с непривычки и развезло.

. Я слушал все это краем уха, внимательно глядя вниз. Длинное платье так и норовило попасть под ноги.

Тетка и сама наступала на него через раз. Когда кончились ступеньки стало полегче.

Мужик обогнал нас и с пятой попытки попав ключом в замок открыл дверь. — Ребята, сюда, пожалуйста. Вон, сажайте ее на кровать. Отойдя в сторону и освобождая проход он вдруг изменился в лице.

— Ох, твою мать! Сумочку забыл! Ребята. — обратился он к нам — Там в столовой сумочка ее осталась! Я сбегаю, а то уведут же! А вы посадите ее и идите, только дверь прикройте!

Спасибо вам! Не дожидаясь ответа он развернулся и заторопился к лестнице. То есть он может и думал что торопится, но на мой взгляд просто медленно брел по коридору держась за стеночку. Мы внесли даму в номер и попытались усадить на кровать.

Она просидела так ровно две секунды и медленно завалилась на спину не открывая глаз.

— Э-э-э. мадам. — потряс я ее за плечо. Она не отреагировала, мирно посапывая. — Ладно, пошли. — повернулся я к выходу.

— Подожди. — Олжас стоял, вглядываясь в безмятежное женское лицо. — Здорово она напилась. — Пойдем. — Сейчас. Дай хоть глянуть. Он присел перед ней и осторожно приподнял платье, второй рукой раздвигая ее колени.

Мне тоже стало интересно, я присел рядом с ним.

— Ух ты! На даме были тончайшие белые чулочки, натянутые до самого паха и трусики из маленького треугольничка ткани, не прикрывающие полностью даже выбритые губки. — Да-а-а. Наверное, хотела поздравить мужа с годовщиной половым путем.

— сделал вывод Олжас, без труда сдвигая трусики в сторону.

История понравилась, про маму одиночку и сына!

Прости меня, сынок!—————————-(История подлинная.

Может быть, она окажется для кого-то поучительной). Это история семьи “неблагополучной”, как у нас принято называть.

Мать растит сына, одна, без мужа, развелась, когда сыну и года не было. И вот сыну уже 14 лет, ей 34, она работает бухгалтером в небольшом учреждении.

За последний год жизнь превратилась в ад. Если до пятого класса сын учился хорошо, то потом появились тройки. Дальше хуже, она хотела только одного, чтобы Володя закончил девятилетку, получил хоть какую-то специальность!

Постоянные вызовы в школу: в разговоре классная руководительница не церемонилась, выговаривала ей в присутствии множества учителей, которые тоже не упускали рассказать о провинностях Володи и его неуспеваемости. Подавленная, раздражённая, она шла домой, ощущая полное бессилие что-либо изменить. Её упрёки и назидания выслушивал он молча и угрюмо.

Уроки по-прежнему не учил, дома не помогал. Вот и сегодня пришла домой, а в комнате опять не убрано. А ведь утром, уходя на работу, строго-настрого приказала: “Придёшь из школы, прибери в квартире!” Поставив чайник на плиту, она устало и нехотя стала прибираться.

Вытирая пыль, вдруг увидела, что вазы, хрустальной вазы, подаренной её когда-то подругами на день рожденья (самой ведь сроду не купить!), единственной ценности в доме — нет. Она замерла. Унёс? Продал? Мысли одна страшнее другой лезли в голову. Да, совсем недавно она видела его с какими-то подозрительными мальчишками.

На вопрос: “Кто это?” сын буркнул в ответ что-то невнятное, а на лице явно читалось: “Не твоё дело!” “Это наркоманы!” — прорезало её мозг. О, боже! Что делать это они заставили его!

Он сам не мог! Он не такой! А вдруг и он курит зелье? Или?. Она бросилась вниз по лестнице. Во дворе было уже темно, по улице спешили редкие прохожие.

Медленно вернулась домой. “Сама виновата! Сама! Во всём! Дома ему давно житья не стало!

Даже бужу по утрам окриком! А вечерами! Весь вечер ору на него! Сыночек, родненький, да что за мать тебе досталась непутёвая!” она долго плакала. Потом принялась тщательно убирать в квартире — сидеть просто так не было сил. Протирая за холодильником, она наткнулась на какую-то газету. Потянула. Послышался звон стекла, она вытащила завёрнутые в газету осколки разбитой хрустальной вазы.

Потянула. Послышался звон стекла, она вытащила завёрнутые в газету осколки разбитой хрустальной вазы.

“Разбил… Разбил!” — вдруг сообразила она и опять заплакала. Но это уже были слёзы радости. Значит, он разбил вазу и никуда её не уносил, — спрятал.

И вот теперь, Дурачок, не идёт домой, боится! И вдруг она опять замерла — нет, никакой он не дурачок! Она представила себе, как увидела бы разбитую вазу, представила и свою ярость… тяжко вздохнула и принялась готовить ужин.

Накрыла на стол, расстелила салфетки, расставила тарелки. Сын пришёл в двенадцатом часу. Вошёл и молча остановился в дверях.

Она бросилась к нему: “Володенька! Да где же ты так долго пропадал?

Я заждалась совсем, измучилась!

Замёрз?” она взяла его холодные руки, погрела в своих, поцеловала в щеку — и сказала: “Иди, мой руки. Я приготовила тебе твоё любимое”.

Ничего не понимая, он пошёл мыть руки.

Потом направился на кухню, а она сказала: “Я в комнате накрыла”. Он прошёл в комнату, где было как-то особенно чисто, опрятно, красиво, осторожно сел за стол. “Кушай, сыночек!” — услышал он ласковый голос матери. Он уже забыл, когда мама так обращалась к нему. Сел, опустив голову, ни к чему не притрагиваясь.
Сел, опустив голову, ни к чему не притрагиваясь. — Что же ты, сыночек? Он поднял голову и сказал дрогнувшим голосом: — Я разбил вазу.

— Я знаю, сынок, — ответила она. — Ничего. Всё когда-нибудь бьётся.

Вдруг, склонившись над столом, сын заплакал.

Она подошла к нему, обняла за плечи и тоже тихо заплакала.

Когда сын успокоился, она сказала: Прости меня, сынок. Кричу на тебя, ругаюсь. Трудно мне, сыночек.

Думаешь, я не вижу, что ты одет не так, как твои одноклассники.

Устала я, работы невпроворот, видишь, даже домой приношу. Прости меня, никогда больше тебя не обижу!

Поужинали молча. Тихо легли спать.

Утром его будить не пришлось. Сам встал. А провожая в школу, она впервые произнесла не “смотри у меня… ”, а поцеловала в щёку и сказала:“Ну, до вечера!” Вечером, придя с работы, она увидела, что пол помыт, а сын приготовил ужин — пожарил картошку.

С тех пор она запретила себе вообще говорить с нам о школе, об оценках. Если ей мучительны, даже редкие посещения школы, то каково же ему? Когда сын вдруг сказал, что после девятого класса пойдёт в десятый, она не показала своих сомнений.

Однажды тайком заглянула в его дневник — там не было никаких двоек. Но самым памятным днём для неё стал день, когда вечером, поужинав, разложила свои счета, он сел слева, сказал, что поможет ей считать.

После часовой работы она почувствовала, что он положил голову ей на плечо. Она замерла. Был маленький, сидел часто возле неё и, утомившись, клал голову ей на руку и нередко так засыпал.

Она поняла, что вернула себе сына

Лето в деревне

Я всегда любил отдыхать у бабушки. Многие мои сверстники предпочитали проводить время в пионерских лагерях (да-да, тогда мы жили еще при СССР), порой и по 2 смены подряд, я же больше любил уехать на отдых в небольшую деревушку к моей бабуле, отдыхать на свежем воздухе, вдоволь купаясь и загорая, и конечно озорничая с такими же как я сорванцами. Мне было тогда 11 лет. Я, Пашка, местный парень из соседского дома и Мишка, такой же, как и я «городской житель» – это и была наша отважная и сплоченная компания.

Рекомендуем прочесть:  Куда жаловаться на опеку

А еще в нашей компании была Танька, единственная девчонка, которую мы приняли в нашу команду. Танька была самая старшая среди нас, ей было уже 12 лет. Правда и ее младший братишка тоже хотел быть принятым в наши игры, но он был еще «сопляк», всего 9 лет, и мы его к себе не брали.

А вот с Танькой у нас было полное единодушие, ее озорство и придумки не давали нам шансов скучать. Можно сказать, она была нашей «заводилой». Мы купались и загорали, целый день проводя на улице, забегая домой разве что на обед.

А еще мы были «грозой» соседских огородов. Не сказать, что у нас самих на огородах ничего не росло, но как говорила моя бабуля – «запретный плод сладок».

Словом, мы – «охальники», периодически совершали набеги на близлежащие территории. Разумеется, не всем соседям это нравилось, нас даже порой ловили и пытались разобраться с нами «собственными силами». Помню как-то дядя Егор накрутил мне ухо, так что оно распухло, а Мишку – отстегал крапивой, которая росла тут же, в углу огорода.

И конечно приходили жаловаться. Бабушку, надо сказать, эти жалобы весьма огорчали, она «шипела» на меня, даже грозилась отправить обратно в город. А вот Таньке тогда удалось убежать от дяди Егора, но все равно это ее не спасло: дядя Егор не поленился вечером дойти до ее родителей и пожаловаться на нее.

Вот тогда то я и узнал впервые, что Иван Сергеевич, отец Таньки, порет ее.

Иван Сергеевич был крупный мужчина, работал на железной дороге монтером путей, и всегда хмурился. Мать Таньки была дояркой в местном колхозе, тоже крупная женщина мужеподобного вида. То что Таньку наказали мы от нее и узнали, когда на следующий день хотели как обычно пойти купаться и загорать. Погода тогда, надо сказать, стояла жаркая и все мы были одеты весьма по- летнему, порой прямо в плавках, а Танька – в купальнике, были на улице.

Погода тогда, надо сказать, стояла жаркая и все мы были одеты весьма по- летнему, порой прямо в плавках, а Танька – в купальнике, были на улице. – Благо река и пляж находились совсем рядом с нашими домами. В этот же раз Танька отказалась идти с нами купаться, я сначала не понял почему, но Пашка, «местный», расставил «точки, да и»: «Да наказали Таньку, выдрали.

Вот и не хочет отсвечивать напоротой задницей». – Дурак, – обиделась Танька. – Будто тебя самого не наказывают!

Помнишь, перед майскими праздниками, как сам ходил «на раскорячку» и пытался «увильнуть» от физры?

– Да прямо, «на раскорячку … – Тут уже обиделся Пашка. – А сама то, помнишь, по осени дело было?

Я слушал их перепалку и думал: какого это – чтоб так наказали, что ходишь «на раскорячку». Самого то меня никогда не наказывали, точнее, наказывали: ругались на меня, прогулок и телика лишали, но чтоб выпороть – это «нет».

А вот Таньку – пороли и, судя по всему, весьма чувствительно. Словом, только через 3 дня мы уговорили Таньку пойти с нами купаться. Мне было интересно посмотреть на нее в купальнике, на те следы, которые должны были остаться после наказания.

Впрочем, Танька не очень-то и стеснялась: подумав немного, стянула с себя летний сарафан, в котором она была, и осталась в купальнике.

Темные полосы сразу бросились в глаза: они захватывали не только видимую часть попки, но и спускались ниже, до середины ляжек. – Ну что уставился! – Танька была недовольно моим пристальным вниманием. – Иди уже в воду! И не дожидаясь нас, Танька разбежалась и плюхнулась с разбега в прохладную воду.

Вскоре мы все резвились в реке, не вспоминая больше о танькиных следах. Затем – загорали. Я украдкой бросал взгляды на Таньку, на ее попку, но ее это сильно злило, так что я перестал пялиться.

*** Я уже рассказывал, что танинного братца мы не брали в свою компанию. Так что он носился по деревне и ее окрестностям с такой же «мелюзгой».

А надо вам сказать, на опушке, перед лесом росли два огромных тополя, рядом друг с другом.

И кто-то даже соорудил импровизированную площадку на высоте, межу ветками.

Типа домик такой на дереве. И вот танин братец сподобился как-то, ближе уже к концу лета, залезть до этого импровизированного домика, а был он на высоте метров пяти, – и свалиться оттуда. Упал очень неудачно: оскольчатый перелом голени, разбил голову, в общем – полный «абзац». Хорошо хоть его приятели, хоть и «мелочь», не растерялись: добежали до деревни, позвали взрослых.

Иван Сергеевич тогда быстро договорился с председателем, получил уазик- «буханку» и отвез сына в районную больницу. Вовремя, надо сказать, отвез: сразу положили на операционный стол; и с ногой, и с разбитой головой проблем хватило.

Вот с этого момента все мы получили строгое «предписание»: никаких больше «вылазок» на деревья! … В тот день погода не заладилась: дождя не было, но и загорать не пойдешь.

Скучно … Что тогда Таньку «подвинуло» поспорить «кто ловчее» – не помню.

Однако факт остается фактом: Танька заявила, что она «самая ловкая» и выше всех залезет на дерево. Танька и в самом деле была развитой, «спортивной» девчонкой, к тому же, как я рассказывал, старше всех нас. Но мы же мальчишки! – Как мы может уступить девчонке?

Первый полез Пашка. Оно и понятно – «местный», дерево это ему как «родное», не в первый раз лазил. Высоко, скажу я вам, залез. А вот как слазить – это надо было видеть: чуть ведь и в самом деле не сорвался, метрах в трех от земли. Я – «пас», кроме как по канату в школьном зале, на физре, нигде больше не лазил.

В городе – где они деревья? – В городе мы больше по чердакам домов и крышам гаражей скакали. Полезла Танька. Была она в шортах и футболке, и в полукедах на ногах. Сноровисто так полезла … Глядим – выше Пашки уже залезла.

– Ах вы окаянные! Куда, черти, полезли?! – Визгливый голос бабы Даши, а это была она, был для нас полной неожиданностью.

– Мало вам, что Санька свалился, сейчас в больнице … Куда полезли то?!

Баба Даша была известной в деревне «сплетницей».

Чтобы не случилось – она «тут как тут», всегда на месте событий. Вот и сейчас, мы даже не заметили, как она подошла.

– Танька, дура! Слазь, кому говорю! Вот отец узнает, вот узнает! – Никак не прекращала визжать баба Даша.

Лучше бы баба Даша так не кричала: Танька запаниковала, оступилась и чуть-чуть не сорвалась. С грехом пополам, слезла. Только расцарапалась о ветки.

Так что пошли мы домой, в деревню, а баба Даша – следом, все ругается. Настроение сразу упало. Пашка и Мишка разошлись по домам, тем более время обеденное было, а мы с Танькой – ко мне. Бабуля нас накормила, и сели мы в карты играть (дождь на улице пошел).

Где-то через час приходит мать Таньки – баба Даша уже успела всем растрезвонить, так что матери ее быстро дошло.

– А ну, быстро домой! Отец сказал, чтоб «пулей летела». – Мать Таньки была очень недовольна.

Так и пошли: мы с Танькой – к ней домой, я вызвался проводить, а мать ее – на работу, на ферму. Иван Сергеевич же, танькин отец, был по случаю домашних дел дома.

По изменившемуся конопатому лицу Таньки было видно, что она очень расстроена, чуть не плачет. Вот и вызвался ее проводить. – Тань, что тебе будет? Сильно накажут? – Спросил я напрямую.

– Выдерут! – Вытолкнула из себя Танька. *** Я проводил Таньку почти до самого дома. Не доходя метров сто до дома, Танька попросила меня идти назад, вроде как дальше она одна дойдет.

Что ж, я ее понимал, так что повернул назад, к себе домой, а Танька медленно пошла по направлению к своему дому.

Однако меня разобрало любопытство, я никогда не видел, как порют.

Не знаю – на что я тогда рассчитывал, но с половины дороги я повернул назад, к дому Таньки.

Она уже скрылась из виду. Я подошел поближе и заметил, что окна дома открыты, и даже с улицы был слышен бас танькиного отца. «Точно, драть Таньку сейчас будут», – подумал я и подкрался к самому дому.

Я не знал точно в какой комнате ее будут драть. Окна двух комнат выходили в сад, еще одной – в огород. – Я как то был у Таньки в гостях и примерно представлял расположение комнат.

Если бы Таньку драли в комнате с окнами на огород, я ничего не смог подсмотреть.

– Там надо было идти через калитку и огород.

Сад же граничил с домом кустами шиповника и густым малинником. – Туда я и направился, перебравшись через невысокий забор и продираясь среди кустов. Голоса усилились, я понял что подобрался к «правильному» окну.

Осторожно вскарабкался и подтянулся к окну. Одна из створок была открыта, вторая же, закрытая, была задернута шторкой. За нее то я и спрятался. Если чуть наклониться, как раз была видна большая часть комнаты.

На мое счастье именно там и развивалось дальнейшее действие.

Танька с отцом уже были в комнате.

Отец продолжал сильно ругаться на нее, вспоминая брата и больницу.

Через окно доносился рев Таньки. Затем отец что-то ей сказал, и она пошла по направлению к кровати.

Я опасался слишком сильно наклоняться к открытой створке, но любопытство взяло свое.

Когда я в очередной раз заглянул в комнату, Таня стояла в одних беленьких трусиках, больше на ней ничего не было. Отец снова что-то сказал Таньке, та приспустила трусы до щиколоток, а потом сняла их и бросила рядом с кроватью.

Мой взгляд остановился на ее острых лопатках и маленькой белой попке.

Я чуть не упал, но сбалансировал и перехватился руками. Было неудобно держаться, а еще я боялся, что меня увидят.

Однако любопытство брало свое.

Затем Таня легла на кровать, вытянулась и ухватилась руками за прутья спинки кровати.

Отец подошел к кровати, я видел его сбоку, вынул из брюк ремень и сложил его вдвое.

Взмах – я увидел как ремень по дуге опускается по направлению к попке Таньки – и тут танькин крик огласил все вокруг.

Ремень вновь поднялся и резко пошел вниз – еще один пронзительный крик чуть не заложил мне уши.

Отец бил Таньку раз за разом, с каким-то остервенением, ее крики не прекращались.

Временами можно было разобрать, что она просит прощения, просить прекратить ее пороть, но чем дальше – тем более неразборчивым становился крик, а затем он перешел в непрерывный визг. Я видел только мотающуюся из стороны в сторону голову Таньки. Временами она пыталась встать или перевернуться набок – тогда отец своей огромной лапищей прижимал ее к кровати и снова орудовал ремнем.

В какой-то момент порка остановилась.

Я подумал, что все закончено, но это было не так.

Отец взял Таньку за ухо и поднял с кровати.

Я думал, что сейчас ее поставят в угол, но – нет. Отец вытащил Таньку на середину комнаты, я же снова юркнул за спасительную шторку, наблюдая боковым взглядом за происходящим в комнате. Что это? – Отец снова наклоняет Таньку, просовывает ее голову между ног.

В этот момент отец оказался спиной к окну, и я снова осмелился заглянуть внутрь.

Между ног отца торчала взлохмаченная голова Таньки, было видно часть ее лица. Танька как рыба открывала и закрывала рот, словно ловя воздух.

Даже в таком положении, с опущенной к полу головой, было видно что все лицо заревлено.

Теперь отец бил ее по-другому: пара сильных взмахов – ударов, и небольшая пауза. Снова пара сильных стежков – и опять небольшой отдых. Танька выла и хрипела. Волосы разметались и почти волочились по полу.

Наконец отец кончил ее драть и отпустил голову.

Я снова спрятался за шторку. Какое-то время не мог только слышать происходящее. Вой Таньки постепенно стихал, стали слышны отдельные всхлипывания. Я снова заглянул в окно, но едва-едва успел спрятаться, поскольку чуть не столкнулся взглядом с ее отцом.

Нервы мои сдали: я спрыгнул и ломанулся напрямик сквозь кусты. Сердце мое выпрыгивало наружу: я не мог понять – это от бега или от волнения.

Скорее, от волнения. *** Два дня Танька не выходила на улицу.

Пашка, по-соседски, пытался к ним зайти, но мать сразу же выгнала его, сказав, что Танька наказана. Наконец, утром, Танька снова присоединилась к нам. Была она в джинсовом сарафане, и было видно, что время от времени, она немного морщилась от неосторожных движений.

Купаться с нами она отказалась пойти. Мы и не настаивали. Беситься нам тоже не хотелось: оказывается, Пашка тоже получил хорошую «нахлобучку», попало даже Мишке, хотя он – как и я – не лазил на это злополучное дерево.

Так что до конца недели мы просто спокойно гуляли, ходили друг к другу в гости, просиживая за настольными играми. Тем более что и погода испортилась и не располагала к прогулкам.

Правда я еще катался на велосипеде, но когда предложил прокатиться Таньке – она отказалась. А затем, спустя пару недель, мы расстались.

В следующий раз приехать к бабушке и повидаться с ребятами и Танькой я смог только через год, но это уже отдельная история.

Как родителям реагировать на мастурбацию, как ее обсуждать?

Младший возраст Известно, что дети любого возраста проявляют интерес к своим половым органам.

Совсем маленькие дети изучают половые органы из любопытства — ”А что это такое?” — или для сравнения ”Почему у мальчиков так, а у девочек так?”. Что делать? Если вы застали мальчика за этим ”занятием”, ни в коем случае не кричите и не бейте по рукам. Отвлеките малыша игрушкой, чем-нибудь вкусненьким, попросите что-нибудь принести из другой комнаты.

Да, и не забудьте упомянуть, что голышом ходить не следует. Старший возраст Если вы застали мальчика более старшего возраста за мастурбацией, подумайте, что могло послужить причиной этого действа? Обычно дети прибегают к мастурбации при излишнем психологическом напряжении, по причине страхов, обид, конфликтов, а иногда и.

безделья. Что делать? Не кричите на ребенка, не пугайте: ”Будешь так делать, руки отвалятся”, ”Заболеешь”. Страх отучит ребенка от , но сформирует нездоровую сексуальность.

А этого нам не надо. Переключите ребенка на новую деятельность, предложите что-нибудь сделать вместе — покушать, выгулять собаку, приготовить новое блюдо.

А параллельно сами, с другими членами семьи или с психологом подумайте — а чего же ребенку не хватает в полной мере? Может, быть родственники к нему излишне строги или часто на него кричат?

Подростковый возраст У детей уровень гормонов ”зашкаливает” до такой степени, что сами они уже не могут справляться, и им требуется разрядка, к которой они и прибегают.

Что делать? Если вы случайно застали подростка за подобным времяпрепровождением, сделайте вид, что ничего не заметили и займитесь своими делами.

Позже поговорите с ребенком, объясните природу полового созревания, объясните, что это не является болезнью, что так делают многие мужчины, чтобы избавиться от напряжения, получить удовольствие. Польза мастурбации состоит в том, что физиологически тринадцатилетние мальчики уже готовы к половым контактам, а вот психологически — нет. Интимная связь с женщинами в этом возрасте им бы принесла только психологическую травму, которая бы повлияла на их дальнейшую жизнь.

Важно, чтобы родители поняли это сами и смогли убедить в этом сына. Расскажите ему о том, что пройдет время, и он встретит на своем пути девушку, которую полюбит всей душой, будет постоянно о ней думать и в какой момент решит, что не сможет жить без нее. И когда его чувства сплетутся с желаниями, тогда он и сможет применить свои способности в полной мере.

Не забудьте сказать подростку, что важно уметь себя контролировать.

Например, не следует заниматься подобным на глазах у других, т.к. это сугубо интимное дело. Расскажите, как можно отвлечь себя, если эрекция случилась в неподходящем месте — у доски, при разговоре, в магазине. Кстати, снижению полового возбуждения способствуют , применение , диета (с ограничением пряного, острого, кофеиносодержащего).

Сборник инцестов []

OldmanКурортная жизньЧасть ПерваяЕсли выпало в империи родиться — лучше жить в глухой провинции у моря. Примерно такие строки мне вспомнились, когда мы вылезли из автобуса. Поселок представлял собой типичный пример глухой, по местным меркам, провинции.

Ну с учетом того, что именно считается глушью на побережье Черного моря. Маленькая деревушка, в которой каждый сарай летом сдается понаехавшему народу из более северных областей родины.

Отец подхватил чемоданы и повел нас в направлении моря, легко определяемом по запаху. Где-то там нас уже ждал «Отличный домик, рядом с пляжем, и недорого!», который отцу порекомендовал кто-то из знакомых. Так что мы ехали, предварительно созвонившись с хозяевами и точно зная где будем жить.Нас ждали.

Хозяйка, бабуля очень преклонных годов, показала нам здоровенный сарай с окнами в дальнем конце двора, почти скрытый разросшимися кустами:- Вона. . Тама жить будете. Только не перепутайте — ваша дверь слева.При ближайшем рассмотрении сарай оказался явно двойного назначения. В смысле, был поделен пополам на две, гм.

. квартиры. В нашей была одна большая комната с тремя кроватями — нам с сестрой по одной и родителям большая, шкафом и тумбочками, маленькая прихожая, она же, из-за наличия стола и электрической плитки, кухня. и все. Я, честно говоря, по восторженным описаниям ожидал большего. Вторая половина сарая, судя по всему, была точно такая же.

Как сказала бабуля, там уже живут, но сейчас они на пляже.На пляж отправились и мы. Сразу же выявилось первое неудобство — чтобы маме с сестрой переодеться, нас с отцом выгнали на улицу.- Ничего, вот вернемся — мы с тобой шкаф поперек развернем.

— пообещал батя — Будет хоть какое-то подобие двух комнат.Вообще настроение это нисколько не портило. На море мы последний раз были я уж и не помню когда. То времени не хватало, то денег.

В этот раз все сложилось удачно, к тому же мы с Риткой в следующем году заканчивали школу — то есть ЕГЭ, поступление и все такое. В общем, не до отдыха будет точно.Пляж, конечно, тоже оказался деревенским. Просто тянущаяся вдоль моря метров на сто полоса поросшего жухлой травкой песка.

По краям берег поднимался, превращаясь в обрыв, оставляя у воды узенькую каменистую полоску, совершенно непригодную для отдыха. Народу, правда, хватало. Человек так пятнадцать развалились на полотенцах в разных позах, подставляя солнцу разной степени загорелости тела. Некоторое количество плескалось в воде, удивившей меня своей прозрачностью.

Ну да, гадить-то особо некому. Мы с Риткой, конечно, первым делом окунулись. Мама с отцом в это время обустроили нам лежку, а потом и сменили нас в воде.

Я развалился пузом кверху и принялся разглядывать окружающий народ. Ритка занималась тем же самым.- Ф-ф-фууу. — выдала она через некоторое время — Ни одного приличного парня!- А дома этот твой.

как его. Димка кажется. приличный что ли?Димка, последнее время крутившийся возле сестры, не вызывал у меня симпатии.- Сравнишь тоже.

По крайней мере получше некоторых! — ткнула она меня кулачком в бок.Надо сказать, вопреки распространенному в народе мнению о близнецах, мы с Риткой не были особенно близки. С определенного возраста у нее начались свои подружки и интересы, у меня своя компания.

Так что про Димку я знал мало и потому спорить не стал.- А ну, двигайтесь!

Разлеглись тут! — услышал я голос отца.Они с мамой неслышно подошли, обнаружив, что мы с сестрой заняли все приготовленное на четверых место. Мама, уперев руки в бока, стояла напротив меня, всем своим видом выражая негодование.

Я чисто из вредности не торопился освобождать им место, нагло уставившись на нее, непроизвольно оценивая мамину фигуру на фоне бледно-голубого неба. Волосы, собранные на затылке, открывали красивую шею, тяжелая грудь, поддерживаемая купальником, выдавалась вперед, живот, округло-выпуклый, внизу плавно переходил в скрытый трусиками лобок. Дальше трусики широкой полоской уходили между ног, не давая бедрам сомкнуться в самом верху, а вот ниже полноватые бедра соприкасались друг с другом, сужаясь к коленям и переходя в красивые лодыжки.

Я подумал о Ритке — получалось что за вычетом возраста они были очень похожи. Пропорциями тела, манерой держаться.

Формы вот только у Ритки были значительно скромнее, ну да с возрастом, наверное, появятся. Мои мысли прервал отец, бесцеремонно раскатив нас с сестрой в стороны.- Вот, так-то лучше! — родители улеглись между нами, почти вытеснив нас на траву.- Ну и ладно!

— вскочила Ритка. — Федь, пошли в воду!Вечером мы познакомились с соседями. Семья оказалась очень похожа на нашу, даже сын, Мишка, оказался примерно нашим ровесником, а вот его сестра Ира чуть старше.

Не намного, на год или два. Точный возраст, конечно, никто выяснять не стал. По случаю знакомства устроили пир, на который пригласили и хозяйку.

Бабуля охотно согласилась, поучаствовав здоровенной бутылью вина собственного изготовления. Заодно за столом оказался и еще один обитатель нашего двора, о котором мы не подозревали — бабулькин внучек. Парня традиционно с детства на лето отправляли сюда, и ему это давно надоело.

Однако поступив в институт, он не был здесь уже года три, и вот приехал, решив вспомнить молодость. Теперь, судя по его виду, сильно об этом жалел.В компании предков мы высидели едва ли час. Потом их разговоры о жизни в этом райском местечке (по мнению некоторых отдыхающих) или в этой богом забытой дыре (по мнению местных жителей) нам надоели.

Молодежь переместилась на травку у забора, где, впрочем, мы тоже начали расспрашивать Олега как ему тут живется. Внучек безудержно жаловался на жизнь.

Как выяснилось, раньше каждый год из таких как он тут собиралась теплая компания и было весело.

Теперь же все выросли, закончили школу и разъехались кто куда, категорически не желая возвращаться к прежней жизни. В этом году из компании в десяток человек их оказалось здесь всего двое — он и еще какой-то Игорь.

Его сюда сманил Олег, сам движимый приступом ностальгии и заразивший ею друга, за что теперь ежедневно выслушивал массу упреков. Одним словом — тоска. Мы громко сочувствовали и кивали, соглашаясь с каждым его словом, попутно пытаясь выяснить, какие тут есть развлечения.- Да никаких в общем-то. Сам мучаюсь. Ну хотите, пошли поплаваем?

— предложил он. — Сейчас самое время — солнце село, вода теплая, на пляже никого.Море и в самом деле оказалось теплым. Вволю набултыхавшись, мы выбрались на берег, поеживаясь от вечерней прохлады.- Плавки выжимать надо.

И купальники. — подсказал Олег. — А то замерзнем.- Что, прямо здесь? — не поняла Ритка.- Ну. — Олег понял что она хотела сказать.

— Мы-то здесь, а вы вон там можете, под обрывом. Никто не увидит.Указанный обрыв находился на краю пляжа.- Да-а-а.? — Ирка вгляделась в темноту. — А там никого нет?- Никого.

Кто там может быть?- Не, я боюсь.- Хочешь, я с тобой схожу? — предложил Олег.- Вот еще! Чтоб я с незнакомым мужчиной пошла туда, где и так страшно?- Ир, а давай Федька с нами сходит?

— предложила Ритка. — Его-то я знаю.Ирка посмотрела на меня:- Ну пошли.Меня оставили у самого края, наказав отвернуться и ни за что не поворачиваться, а сами прошли на несколько шагов дальше.

Я долго боролся с собой, глядя в противоположную от них сторону, но потом все же повернулся к морю, делая вид что разглядываю лениво накатывающие на берег волны. Скосив глаза немного левее, обнаружил что девчата раздеваются, повернувшись ко мне спиной, и тогда уж открыто уставился в их сторону.

Они, немного нагнувшись, старательно выкручивали купальники.

В сумерках белели девичьи ягодицы, худенькие Риткины, кажется, даже не касающиеся друг друга и более округлые Иркины. У Ирки уже был заметен след от загара. Кроме того, повернувшись чуть боком, она продемонстрировала мне правую грудь.

Точнее, только форму незагорелого конуса, глядящего вперед и вниз.

Все попытки разглядеть, что же у них между ног потерпели неудачу — темно и далековато. Любовался я недолго — как только они стали одеваться, я принял первоначальное положение.

Порно для детей: британские мамы снимают XXX фильм, чтобы создать у своих чад позитивное отношение к сексу

Кино для взрослых перешагнуло за границу 18+ в сторону обратного отсчета.

Группа мамочек из Великобритании решила создать документальный проект, чтобы показать своим детям настоящее порно, а не то безобразие, которым наполнен интернет. Необычная акция, которую начал один из самых популярных британских телеканалов, удивила всю мировую общественность.

Смотрите горячие фотокадры из закулисья съемок неоднозначного порнофильма в нашем материале.

Это первые кадры из закулисья съемок порнофильма, который снимают четыре мамаши. Женщины утверждают, что готовы показать его своим детям.

Они создают собственный фильм ХХХ, который станет частью документального проекта британского канала Channel 4 «Мамочки делают порно». Смелые участницы говорят, что решились на это после просмотра «взрослого» кино в интернете.

Документальный фильм будет состоять из трех частей, в которых будет показано реалистичное порно, пропагандирующее позитивное отношение к сексу.

Мамы, которые не снимаются в фильме, запечатлены на фотографиях за кулисами. Они наблюдают за съемками женской оргии.

Актеры и актрисы появляются в разных сценах, среди которых есть, даже, сюжет в булочной. Шоу дает возможность посмотреть на реальность развлекательной индустрии для взрослых.

Женщины, которые захотели создать порнофильм, решились на это, после того как увидели в интернете жестокость и насилие в кино для взрослых.

Сара-Луиза, мама шестерых детей, работает косметологом в Болтоне.

Она была настолько встревожена увиденным, что ее стошнило. Ее неприятно поразило качество современных порнофильмов.

40-летняя Сара, свадебный фотограф из Северного Уэльса, плакала, когда смотрела порно с элементами насилия.

Она в шоке от того, что в кино для взрослых нельзя увидеть нормальных женщин, актеров и актрис.

Пенсионерка Эмма, мать двоих дочерей, которым исполнилось 18 и 20 лет, никогда не обсуждала с ними тему откровенных фильмов. Когда женщина спросила их, смотрели ли они порно, девушки сказали, что нет, но все их друзья просматривали такие фильмы.

43-летняя Анита из Манчестера, мама четверых детей и работница модельного агенства, тоже была в неприятном шоке от тех фильмов, которые предлагает современная порноиндустрия.

Она хочет предостеречь своих чад, чтобы те были осторожны с тем, что могут увидеть. Эмма Морган, продюсер проекта «Мамочки делают порно» говорит, что авторы фильма хотят открыто рассказать о сексе и порно.

Родители должны говорить с детьми на эти темы, чтобы предостеречь их от психологических травм.

Исследования показывают, что многие ребята начинают смотреть порнофильмы уже в раннем подростковом возрасте. Около 65% 15-16-летних тинейджеров имели опыт просмотра кино для взрослых, а 28% — начали смотреть порно еще в 11-12 лет.

Говорить со своими детьми на тему сексуальных отношений нужно. Но стоит ли это показывать на экране? Выбор всегда остается за родителями.

Самое важное, чтобы ребенок всегда мог довериться, а не замыкаться в себе, оставаясь со своими «взрослыми» проблемами наедине. А сколько исполнилось вам, когда вы впервые посмотрели порнофильм?

Смотрите также: Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений?

Подписывайтесь на нашу страницу в и канал в .

Источник: Рубрики: • • • • Теги: • • • • • • • • • •

Лучшие подруги

С Мариной мы сдружились в последний год, хотя уже лет пять работали в одном салоне красоты.

Я — нейл-дизайнер, она — парикмахер-стилист. До того как Марину бросил муж, она нас не очень жаловала — быстро прощалась и бежала домой, ни пива с коллективом попить, ни в сауну вместе со всеми сходить.

А когда муж от неё ушел, она стала тянуться к нам, даже в гости стала приглашать. Видимо, совсем одиноко было. Её сына Марата я до нашей дружбы видела пару раз, он, тогда ещё 13-летний пацан, забегал к нам на работу.

Увидев его, я ещё вспомнила вычитанную где-то в газете историю, как учительница приглядела 12-летнего пацана, вышла замуж за его отца, чтобы быть поближе к мальчику и правильно его воспитать. А по достижении совершеннолетия пасынка бросила папашу и вышла за него замуж. Ещё подумала, что, будь я беспринципней, пригляделась бы к Маринкиному сыну.

И вторая парикмахер, Галя, словно читая мои мысли, пошутила, что Маринке надо ухо востро держать, а то уведут её телёнка.

Марина тогда только отмахнулась, для неё Марат до сих пор маленький ребёнок. А в Марате ещё в детстве чувствовалось что-то неподдельно мужское.

Такой маленький мужичок, рассудительный, спокойный и совершенно правильный, надёжный. Мы потом ещё с девчонками решили, что сын пошёл в отца. У Маринки простецкое круглое лицо, она невысокая, коренастая.

А сын — синеглазый, тёмноволосый, высокий.

Правда, никто Марининого мужа не видел: от всех его прятала, а после развода все общие фотки порвала.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+